EN
 / Главная / Публикации / Антоний Сурожский: «Всякий человек… может в одно мгновение получить надежду»

Антоний Сурожский: «Всякий человек… может в одно мгновение получить надежду»

Светлана Сметанина18.06.2024

Митрополит Антоний Сурожский. Фото: Свято-Елисаветинский монастырь###https://obitel-minsk.ru/lutschije/2023/07/o-molitve-pered-bogom

19 июня исполняется 110 лет со дня рождения митрополита Антония Сурожского – одного из наиболее ярких и популярных православных проповедников XX века. Обладая даром соединять высшие духовные истины с обыденной человеческой жизнью, сам он свою миссию видел так: «Мы должны нести в мир веру не только в Бога, но и в человека». И ещё: «Каждый человек – это икона, которую нужно отреставрировать, чтобы увидеть Лик Божий».

Колючий куст, а за ним – необозримая красота

…Однажды митрополит Антоний Сурожский, будучи в деловой поездке в Советском Союзе, ждал такси около гостиницы «Украина». К нему подошёл молодой человек: «Судя по вашему платью, вы верующий, священник?» «Да», ответил Антоний. «А я вот в Бога не верю». – «Очень жаль!». – «А как вы мне докажете существование Бога? не отставал молодой человек, Покажите мне на ладони вашего Бога, и я уверую в Него». И протянул ладонь митрополиту. На пальце блеснуло обручальное кольцо. «Вы женаты?». – «Да» – «И дети есть?» «Есть» – «А вы их любите?» – «Конечно, люблю» «А я вот не верю в это» «Почему не верите? Я же вам говорю…» «Да, но всё равно не верю. Вы вот выложите мне свою любовь на ладонь, я на неё посмотрю и поверю…». Молодой человек глубоко задумался: «Да, с этой точки зрения я на любовь не смотрел…».

…Или ещё другой эпизод, также рассказанный Антонием Сурожским в своих беседах. Однажды к нему пришла молодая женщина, очень огорчённая, и «загробным» голосом сказала: «Я грешница». «Ну, это не новость, бодро ответил ей митрополит, Мы все тут грешники на земле». – «Да, но я особенно гнусная грешница», настаивала молодая дама. «В чём же вы такая особенная», удивился собеседник. «Когда я смотрю на себя в зеркало, то ощущаю тщеславие, потому что вижу, что очень хорошенькая». И тогда митрополит дал тщеславной даме неожиданный совет: «В следующий раз, когда подойдёте к зеркалу, вглядитесь в каждую отдельную черту своего лица и скажите: “Спасибо, Господи, что Ты создал такую красоту, как мои глаза, брови, уши, лоб и другие части тела”. И постепенно вы обнаружите, что благодарность вытеснила тщеславие. И в результате получится, что как только вы взглянете на себя, вы будете обращаться к Богу с ликующей радостью и благодарностью».

Фото: Фонд «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского»###https://antsur.ru/sudba-v-fotografiyah/1980-1999/

Особый дар – не просто видеть в каждом человеке Лик Божий, а развернуть самого человека так, чтобы он тоже смог если не увидеть, то хотя бы на долю секунды осознать присутствие Бога в каждом мгновении жизни. «Я помню, как-то шёл с пожилой, горькой русской женщиной, и она всё говорила, говорила, говорила только о том, как жизнь её обошла, как люди её обидели, как всё бессмысленно, как всё зло... Остановилась перед кустом колючек и говорит: “Вот вся жизнь!” а за этим кустом весь простор южного берега Франции: горы, а за горами широкое море, всё облитое солнцем, всё сияющее летним светом. И я помню, как я ей сказал: вот так вы на жизнь и смотрите только на этот колючий куст, и никогда вам не пришло в голову посмотреть через этот куст или мимо него на всю даль, в которой вы живёте, на всю эту необозримую красоту. С жизнью её так и было: она видела только колючий куст. Но кто из нас этого не делает в той или иной мере?»

«Единственное, что имеет значение, – ради чего ты живёшь и для чего ты готов умереть»

А ведь и жизнь самого Антония Сурожского – в миру Андрея Борисовича Блума – долгое время была тем же «колючим кустом», который причиняет много боли и вызывает лишь озлобленность и протест.

Он родился 19 июня (по новому стилю) 1914 года в Лозанне. Его дед был русским консулом на Востоке – в тогдашней Оттоманской империи. И родители будущего митрополита познакомились в Эрзеруме, где его отец служил секретарём и переводчиком в российском посольстве. Предки отца происходили из Северной Шотландии и переехали в Россию ещё в петровские времена. Впрочем, дед до конца жизни поддерживал связь с шотландскими родственниками – переписывался с двоюродной сестрой. Об одном эпизоде с ней митрополит Антоний Сурожский с большим юмором рассказывает в своей беседе с филологом и библеистом Сергеем Аверинцевым.

Эта сестра деда была одинокая старушка, но весьма мужественная женщина. Однажды ночью она услышала, как по водосточной трубе к ней в дом пробирается грабитель. Старушка встала, взяла топор, и, как только вор схватился за подоконник, отрубила ему руки. И после этого пошла спать! «И всё это она таким естественным тоном описывала – мол, вот какие бывают неприятности, когда живёшь одна. Больше всего меня поразило, что она могла закрыть окно и лечь спать; остальное – его дело», – рассказывал митрополит.

Смех смехом, но, похоже, что такой стоицизм при любых внешних обстоятельствах глубоко укоренился и в самом отце, и потом – в его сыне, будущем священнослужителе. Однажды, уже во Франции, когда мальчик приехал к отцу после летнего лагеря, тот признался сыну, что беспокоился за него. «Ты что, боялся, как бы я не сломал ногу или не разбился?» – полушутливо заметил Андрей. «Нет. Это было бы всё равно, серьёзно ответил отец. – Ты запомни – жив ты или мёртв – это должно быть совершенно безразлично тебе, как это должно быть безразлично и другим. Единственное, что имеет значение, – это ради чего ты живёшь и для чего ты готов умереть».

Андрей Блум, 1931. Фото: Фонд «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского»###https://antsur.ru/sudba-v-fotografiyah/1910-1939/

В эмиграции их жизнь складывалась очень тяжело. Отец пошёл работать чернорабочим, быстро подорвал здоровье и скончался в 53 года. Мать и бабушка с трудом нашли маленькую комнату для жилья, но Андрея туда взять им не разрешали, поэтому его пришлось отдать в школу с пансионом. Самая дешёвая школа нашлась на окраине Парижа – в трущобах, куда и полиция не рисковала заходить.

Все школьные воспоминания маленького Андрея – это сплошные избиения. «Били меня беспощадно», – вспоминал Антоний Сурожский в беседе с Сергеем Аверинцевым. Однажды мальчик в отчаянии кинулся к преподавателю, чтобы тот защитил его от обидчиков, но он ногой оттолкнул ребёнка со словами: «Не жалуйся!». «Я никогда в жизни не испытывал так много страха и так много боли – физической и душевной». Но самое страшное было даже не это – не физическая боль, гораздо труднее было потом отучиться не видеть в каждом человеке своего врага, не стать бесчувственным и жёстким.

«Бог – такой же беженец, как и мы»

Но вот что удивительно: когда семья наконец-то стала жить немного лучше, и Андрей смог перейти в нормальную школу и воссоединиться с мамой и бабушкой, он вдруг потерял смысл жить и задумался о самоубийстве. Как он сам говорит, испугался счастья. Ему представилось, что счастье страшнее того, что было раньше, – тяжёлой борьбы за выживание, потому что тогда была ясная и конкретная цель выжить. А когда наступило счастье, цель исчезла, из жизни ушла глубина, а значит, и смысл. И 14-летний Андрей даёт себе зарок, что если в течение года не найдёт смысл жизни, покончит жизнь самоубийством, потому что «не согласен жить для бессмысленного, бесцельного счастья».

В то время Андрей Блум всеми мыслями стремился в Россию – изучал её историю, язык. Вся его тогдашняя жизнь проходила в русской общине, а лето – в военно-полевых лагерях. Однажды перед началом волейбольного матча руководитель лагеря предупредил, что к ним для беседы на религиозную тему приедет один священник. Это был профессор богословия Сергий Булгаков. Андрей Блум на тот момент был, по его словам, далёк от религии и веры, считая это пустой формальностью. И слушать лекцию о Христе у него не было никакого желания. Но руководитель уговорил просто посидеть, не слушая. И внезапно слова Сергия Булгакова о кротости Христа, прощении обид и любви к врагам вызвали у мальчика яростный внутренний протест – их же готовили к сражению за Россию, какая уж тут любовь к врагам? Андрей забыл о волейболе и кинулся домой, горя желанием самому прочитать Евангелие и убедиться, что у него с религией не может быть ничего общего.

Но во время чтения он ощутил нечто необычное: по его словам, почувствовал, что по ту сторону письменного стола стоит живой Христос. Это не было галлюцинацией, наоборот, была глубокая внутренняя уверенность в Его присутствии. И тогда Андрей подумал: если Христос здесь, живой, и от него исходит такой свет и покой, значит, всё написанное в Евангелии правда.

Он захотел пойти в церковь. Рядом с домом был маленький православный приход, очень бедный, с маленькой общиной. Но именно там ему захотелось остаться. Кстати, это был единственный в Париже приход Московского патриархата.

Митрополит Антоний вспоминал это так: «И тогда я обнаружил то, что, конечно, не выразил и не мог выразить тогда для себя словами, — что до революции Бог для многих был в первую очередь Вседержитель, величественный Властитель мира, жил Он в соборах и в церквах и очень был непохож на нас. А тут вдруг оказалось, что Бог – такой же беженец, как и мы. Его из России выгнали вместе с нами. И на Западе неверующих было сколько угодно. И храмы оказались не величественными местами, где живет Властитель мира, а небольшими церквушками, которые устроены беженцами, которые всё потеряли и которые своему Богу, Который такой же беженец, как мы, предоставляют приют. Это чувство, которое у меня до сих пор осталось: что, с одной стороны, Бог остаётся Богом в самом великом смысле слова, но Он при этом – такой же, как мы. Он – изгнанник на земле, и верующие предоставляют Ему место, где Он хозяин. И Он, будучи хозяином в этом месте, делится с нами вечностью, святостью, истиной, жизнью».

С мамой и бабушкой, 1939 г. Фото: Фонд «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского»###https://antsur.ru/sudba-v-fotografiyah/1910-1939/

После окончания школы Андрей поступает на медицинский факультет, хотя уже точное знает, что в скором будущем примет монашеский постриг. Но в 1939 году начинается Вторая мировая война, и молодой хирург идёт служить во французскую армию – в военный госпиталь. Правда, вскоре выясняется, что его предназначение немного в другом – оказывать помощь не физическую, с которой справится любой врач, а духовную. Андрей помогает спокойно уходить тем, кому уже не нужен земной врачеватель. Он приходит к умирающим, разговаривает с ними, они рассказывают ему о своей семье, доме – о самых простых, бытовых вещах. А молодой врач просто сидит с ними рядом, держа умирающего за руку, чтобы тот чувствовал, что он не один.

Читайте также: Людмила Селинская: Жизнь в Зарубежье немыслима без веры

«Мы не всегда можем в себя верить, но есть Некто, Кто неколебимо верит в нас»

После роспуска французской армии оказался в антифашистском подполье – тоже врачом, помогал тем, кого ранили, перевозил на автомобиле «Скорой помощи» участников Сопротивления. В 1943 году был пострижен в мантию под именем Антоний. А епископом Сурожским стал уже в Англии – тамошняя епархия носит название в честь древнего русского города Сурож, известного нам как Судак в Крыму.

Англию будущий митрополит Антоний, по его словам, никогда не любил, поэтому и английский язык тоже не особо стремился изучать. Но судьба распорядилась иначе. В 1948 году Антоний встретил своего знакомого – французского православного священника, который служил в Англии, и тот его уговорил бросить медицину и переехать в Лондон для пастырского служения. А после первой лекции отца Антония на английском языке, которую тот читал по бумажке, француз подошёл к нему и сказал: «Отец Антоний, я в жизни ничего скучнее не слыхал». «Что же делать, – смутился тот, – я английский язык плохо знаю, поэтому читал по бумажке». «Так вот, я вам запрещаю отныне писать или говорить по бумажке», – строго заявил его собеседник. «Это же будет ужасно, будет комично», – попытался возражать отец Антоний. «Вот и хорошо, мы будем смеяться, главное, что не будет скучно».

Фото: Фонд «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского»###https://antsur.ru/sudba-v-fotografiyah/1940-1959/

Антоний Сурожский действительно не записывал своих лекций, которые читал во множестве – и в Кембридже, и на Би-Би-Си. За ним записывали другие, а потом приносили митрополиту его книги для автографа. «Я даже не знаю, что там написано», – то ли в шутку, то ли всерьёз говорил он.

Благодаря этим подвижникам, которые сохранили беседы и проповеди Антония Сурожского, они доступны и нам, нынешним современникам. И возможно, кто-то сегодня решает изменить свою жизнь, прочитав искренние, идущие от сердца слова митрополита Антония Сурожского:

«Мы должны помнить, что всякий человек, кого мы встретим в течение нашей жизни, даже случайно, даже находясь в метро, в автобусе, на улице, на кого мы посмотрели с сочувствием, с серьёзностью, с чистотой, даже не сказав ни слова, может в одно мгновение получить надежду и силу жить.

Есть люди, которые проходят через годы, никем не опознанные, проходят через годы, будто они ни для кого не существуют. И вдруг они оказались перед лицом неизвестного им человека, который на них посмотрел с глубиной, для которого этот человек, отверженный, забытый, несуществующий, – существует. И это начало новой жизни. Об этом мы должны помнить».


Также по теме

Новые публикации

Слово «разыскной» можно без труда найти в современных словарях и справочниках, однако текстовый редактор подчёркивает прилагательное красным, причисляя его к ошибкам. С чем это связано и помогут ли правила употребления гласных в приставках раз-/роз- внести ясность?
115 лет назад, 18 июля 1909 года, в деревне Старые Громыки Могилёвской губернии появился на свет Андрей Громыко. Этот сельский парнишка стал впоследствии самым известным дипломатом Советского Союза, много лет возглавлявшим министерство иностранных дел.
Городок Нерехта Костромской губернии стоит в стороне от главных дорог Золотого кольца России. Туристические автобусы пролетают его небрежно, лишь изредка высаживая шумную толпу путешественников для обзорной экскурсии. Между тем этот старинный городок, основанный в 1214 году, поверьте, достоин более пристального внимания.  
С начала конфликта на Украине русофобия стала составной частью идеологии Запада, пишет Myśl Polska. Из театров выбрасывали русскую классику, исчезли книги русских авторов, устраивалась травля деятелей искусства. Сейчас так же стали поступать с российскими спортсменами. Очень напоминает мрачные страницы истории.
«Муха по полю пошла, Муха денежку нашла…». С недавних пор дети в Греции знают, что было дальше с Мухой из сказки Корнея Чуковского благодаря переводам, сделанным переводчицей Александрой Никольской. Мы поговорили с ней об отличиях русской и греческой литературы для детей, о том, сложно ли переводить «Евгения Онегина» на греческий, и каких российских писателей знают и читают в Греции.
«Нам не/за/чем спорить», «Наблюдать было не/за/чем» – как правильно писать не/за/чем в подобных конструкциях? В первую очередь необходимо понять, какая перед нами часть речи, поскольку от этого и будет зависеть слитное или раздельное написание.
Журналистка Людмила Ларкина из Брисбена более 20 лет занимается изучением старой  русской эмиграции в Австралии. Свои изыскания публикует в книгах и статьях на русском и английском языках. Много лет назад к ее исследовательской работе добавилась розыскная – Людмила находит по всему миру родственников русских австралийцев, связь с которыми была потеряна в историческом круговороте XX века.