EN
 / Главная / Публикации / Русская община в Южной Африке: «короли» кукурузы и известные учёные

Русская община в Южной Африке: «короли» кукурузы и известные учёные

Светлана Сметанина10.08.2023

Кейптаун, Южная Африка. Фото: Hippopx###https://www.hippopx.com/en/cape-town-south-africa-mountain-city-scenic-africa-landmark-396682

С 22 по 24 августа Южно-Африканская республика будет принимать саммит БРИКС. Немногие знают, что в 50-е – 80-е годы XX века именно выходцы из России играли заметную роль во многих сферах жизни ЮАР. Книга сотрудника Института Африки РАН Бориса Горелика «Российская эмиграция в Южную Африку: вчера и сегодня» стала первой наиболее полной монографией, посвящённой российской эмиграции в Южную Африку.

На задворках научного интереса исследователей русской эмиграции

О российской диаспоре в Африке и, в частности, в ЮАР известно и написано несравнимо меньше, чем об общинах выходцев из России в Европе, Америке, Китае. И это объяснимо – масштаб просто несопоставим. Тем не менее, как пишет в своей книге Борис Горелик, «изучение малых и изолированных российских диаспор до сих пор актуально и необходимо не только для устранения «белых пятен истории», но и для выявления наиболее общих закономерностей возникновения и функционирования общин российских эмигрантов».

Южная Африка всегда была на задворках научного интереса исследователей русской эмиграции: слишком далеко она расположена от традиционных маршрутов перемещения постреволюционной и послевоенной волн эмиграции из России. Но, как оказалось, российские граждане добрались и туда. И, как пишет в своей монографии Борис Горелик, в 1950 – 80-е гг. русские эмигранты в Южной Африке играли важную роль в различных областях жизни этой страны и при этом до конца жизни сохраняли приверженность родному языку, культуре, религии, русскому самосознанию.

Русские эмигранты откроют в ЮАР первый православный храм и создадут свои общины. Ну а главное, подчёркивает Борис Горелик, «исследование российской диаспоры в Южной Африке даёт возможность вернуть отечественной науке и культуре имена эмигрантов из России, получивших международное признание, но остающихся практически неизвестными на родине. Это биологи Борис Балинский и Юрий ван Зон, живописец Владимир Третчиков, карикатурист Виктор Иванов, психоаналитик Вульф Сакс, скульптор Владимир Мейерович, историк Николай Мосолов, певицы Ксения Бельмас и Ольга Рысс».

Читайте также: Вера Лихачёва – «русская роза пустыни»

Первые эмигранты – беглые матросы и нацменьшинства

Уже в XVIII веке в голландской Капской колонии в Южной Африке поселяются первые выходцы из России. Сведения о них – крайне немногочисленные – сохранились в путевых заметках русских моряков, заходивших в южноафриканские порты по пути в Азию.

Одним из наиболее известных был Йоханнес Свелленгребел (1671 – 1744). Йоханнес родился в Москве и провёл там детство (а его отец прожил в Москве 50 лет), так что его по праву можно считать выходцем из России. В Африку он попал, поступив на службу в голландскую Ост-Индскую компанию. Оказавшись в Капской колонии, предприимчивый выходец из России стал свободным бюргером и нажил крупное состояние. А его сын даже получил должность губернатора колонии и запомнился тем, что учреждал школы и основывал церкви в отдалённых районах.

Русский мореплаватель капитан В. М. Головнин (1776– 1831) в своих воспоминаниях упоминает о русских эмигрантах, встретившихся ему в Южной Африке. Один из них был выходцем из Риги и служил в английском гарнизоне в Кейптауне. А второй – беглый матрос, уроженец Нижнего Новгорода, который обзавёлся семьёй в Кейптауне и жил на средства от продажи сельскохозяйственной продукции.

В XIX веке в Южную Африку поехали те выходцы из России, которые выбирали эту страну добровольно. Как пишет Борис Горелик, в первую очередь это были евреи – уроженцы Литвы, Белоруссии и Латвии. Также из Российской империи ехали представители других нацменьшинств – латыши, литовцы, украинцы, поляки, финны. «Для этих народов традиционной была «западническая» ориентация, стремление к независимости, нежелание полностью интегрироваться в русское общество. Их представители составили большинство российских эмигрантов и в Южной Африке», – исследователь.

Впрочем, не только нежелание интегрироваться в русское общество двигало переселенцами. Большинство из них были людьми предприимчивого склада, а Южная Африка в XIX веке давала простор для предпринимательства. Уже были открыты богатые золотые и алмазные месторождения, свою роль играли и существенные социально-экономические преференции для иммигрантов из Европы – как представителей «расы господ».

Конечно, Южная Африка ни в те годы, ни позже так и не вошла в число основных стран, куда устремился поток русской эмиграции. И всё же, подчёркивает автор исследования, в численном отношении выходцы из нашей страны, особенно русские евреи, в конце XIX – начале ХХ вв. представляли собой многочисленную и довольно влиятельную группу населения Южной Африки.

Первые данные о численности иммигрантов из России появились лишь в 1875 году, когда по переписи в Кейптауне проживало 82 россиянина. Ещё больше наших соотечественников обосновалось в Трансваале, ставшем одним из мировых центров добычи алмазов. Так, в 1895 году в Йоханнесбурге, крупнейшем городе Трансвааля, проживало более 4000 российских подданных. В 1897 году министр иностранных дел М. Н. Муравьёв в письме министру финансов С. Ю. Витте сообщал, что в Претории, Йоханнесбурге и Крюгерсдорпе проживало до 8000 подданных Российской Империи. Причём, по оценке министра, это были весьма небедные люди – их общее состояние оценивалось им в солидную сумму в 500 тысяч фунтов стерлингов.

В 1899 году в Южной Африке началась англо-бурская война, в которой европейские колонисты – «буры» по-голландски – сражались с Британской империей. Как пишет Борис Горелик, около 250 добровольцев – российских подданных, включая членов санитарных отрядов, - участвовали в англо-бурской войне на стороне Трансвааля и Оранжевого свободного государства.

Многие поселенцы попадали в Южную Африку в качестве завербованных рабочих на южноафриканские прииски, куда они выезжали за счёт работодателя. Впрочем, по приезду часть из них устраивалась на работу в другие сферы – в частности, в медицину и торговлю.

Приезжали и вполне богатые выходцы из Российской империи, привлечённые возможностью развития бизнеса в экзотической стране. Так, по сведениям представителя Общества Красного Креста Потапова, русские промышленники открывали в Южной Африке курорты, обзаводились фермами, большинство из них не теряли связи с Отечеством и после нескольких лет пребывания в Африке возвращались домой.

Из России – с идеями социализма

После Октябрьской революции 1917 года экономическая миграция из России сменилась на политическую. И если первые годы после революции эмигранты предпочитали селиться недалеко от границ бывшей Российской империи, надеясь на скорое возвращение, то в конце 1920-х – начале 1930-х настроения изменились, и люди стали искать места и страны, где можно было устроиться надолго. Небольшая часть этой волны докатилась и до Южно-Африканского союза (название нынешней ЮАР с 1910 по 1961 годы).

Как это ни покажется удивительным, но выходцы из России привозили с собой на новую родину и социалистические идеи. «Во время революции 1905 – 1907 гг. в городах Южной Африки проходили митинги солидарности, а газеты были полны сообщениями о событиях в царской империи. После Октябрьской революции деятельность социалистов в Южной Африке активизировалась. Те недавние эмигранты из России, которые разделяли убеждения местных коммунистов, могли рассчитывать на их радушный приём и поддержку», – пишет Борис Горелик.

Так, одним из пропагандистов социализма стал Михаил Яковлевич Вольберг, который приехал в Южную Африку в начале Первой мировой войны. Он был вполне успешным предпринимателем, но также участвовал в деятельности левых организаций. И в марте 1919 он даже смог выступить перед шеститысячной аудиторией с лекцией о преимуществах социализма и неизбежности краха капитализма. Как пишет Горелик, «собрание закончилось пением «Интернационала» и спровоцировало многочисленные забастовки в стране». После этого Вольбергу пришлось покинуть Южную Африку и вернуться в Россию.

«Короли» кукурузы и страусовых перьев, известные учёные

Многие выходцы из России действительно добивались в Южной Африке больших успехов. Так, Бенджамин (Вениамин) Гинзберг из Даугавпилса в ЮАС занялся торговлей травяным чаем ройбуш. Сегодня этот напиток известен по всему миру. Эзраеля Лазаруса, также выходца из России, называли в ЮАС «королём кукурузы», поскольку он стал крупнейшим в стране производителем кукурузы и зерновых. Другой российский эмигрант Макс Роуз именовался «королём страусовых перьев» - он владел фермой, где разводились до 30 тысяч птиц, и был самым крупным в стране поставщиком страусового мяса и перьев.

Русские эмигранты внесли заметный вклад и в другие сферы жизни ЮАС. Например, известность в научных кругах получили два крупных русских геолога, живших в Южной Африке, – Павел Евлампиевич Ковалёв, уроженец Ярославля, и Павел Степанович Назаров. П. Е. Ковалёв приехал в ЮАС из Великобритании и стал авторитетным специалистам по металлам платиновой группы. Интересно, что он выступал за установление тесного экономического сотрудничества между ЮАС и СССР. В 1929 году в Претории состоялся Международный геологический конгресс, где Ковалёв смог встретиться со своими советскими коллегами.

Другой русский геолог – П. С. Назаров – ещё в годы Первой мировой войны сделал ряд важных геологических открытий: месторождения меди, серебра, угля и нефти. Кроме того, он увлекался садоводством и даже награждался медалями за выведением новых сортов цветов и фруктов в Российской империи. В Южной Африке учёный писал труды по геологии, а также два тома воспоминаний о скитании по Средней Азии и Тибету.

Читайте также: Русские инженеры в эмиграции: создатели кораблей, мостов, автомобилей…

«С Южной Африкой связана судьба внучки А.С. Пушкина – Елены Александровны фон дер Розенмайер (1889–1943), у которой хранились неизданные пушкинские рукописи, гербовая печать и даже, как полагают некоторые исследователи, до сих пор не обнаруженный дневник поэта. После Октябрьской революции Елена Александровна с мужем и дочерью жила в Константинополе, а в середине 1920-х объявила, что переезжает в Южную Африку», – пишет Борис Горелик.

Интересно, что, несмотря на огромную удалённость Южной Африки от других центров русской эмиграции, между ними и ЮАС поддерживалась тесная связь. Выходцы из России могли подписаться на эмигрантские издания в Париже, куда даже писали письма, например, с такими вопросами: «жениться ли на негритянке или нет?». Во всяком случае, о таких примерах сообщала парижская эмигрантская газета «Последние новости».

Советский профессор Н. М. Федоровский, принимавший участие в Международном геологическом конгрессе в Претории, в 1934 году опубликовал воспоминания о своей поездке, где рассказал о поразившем его довольно большом количестве (25 тысяч) русских переселенцев в ЮАС. «Действительно, в Иоганнесбурге существует специальный русский клуб, и повсюду с нами заговаривали по-русски и даже приезжали специально знакомиться в гостиницу, где мы остановились.… Каким-то непонятным образом… волна еврейских переселенцев осела в Южной Африке, и огромное количество их занимается торговлей, служит в различных учреждениях. Часть из них занимает довольно большие инженерские должности, в 40 университетах. Есть научные работники из русских. В этой группе населения особенно велик интерес к Советской России», – писал Федоровский.

Читайте также: Скауты в Австралии: сохранить русский дух

«Друзья Советского Союза»

С наибольшей силой эти симпатии к России проявились в годы Второй мировой войны. Как пишет в своей книге Борис Горелик, русские эмигранты в Южной Африке активно поддерживали борьбу Советского Союза против немецко-фашистских захватчиков. В ЮАС было создано несколько обществ дружбы с СССР. А старейшая организация «Друзья Советского Союза» была создана в Кейптауне и Йоханнесбурге еще в 1931 – 1932 гг. по инициативе Коммунистической партии Южной Африки. «К середине 1940-х гг. она пользовалась поддержкой даже крупных бизнесменов и правящей элиты страны», – пишет Горелик.

Наиболее известными русскими эмигрантами, принимавшими самое деятельное участие в работе общества «Друзья Советского Союза», стали супруги Рунич. Осип Ильич Рунич (1890 – 1947) был звездой дореволюционного российского кино. Его популярность в те годы была огромной, а на экране он часто играл партнёра знаменитой Веры Холодной. В 1920-е годы он служил в рижском Театре русской драмы. В 1939 году вместе с балериной Ниной Павлищевой Рунич отправился на гастроли в Южную Африку, где его и застала война. Они обручились и осели в Йоханнесбурге. Рунич стал основателем профессионального театра, а его супруга открыла школу русского балета.

«Во время Второй мировой войны Осип и Нина Руничи были активистами южноафриканского общества «Друзья Советского Союза». Они организовали оркестр русских народных инструментов, ставили пьесы и балеты на русские темы. Например, Осип Ильич поставил пьесу Константина Симонова «Русские люди», переведенную на английский южноафриканским психоаналитиком российского происхождения Вульфом Саксом, и оперу Н. А. Римского-Корсакова «Снегурочка», – пишет Борис Горелик.

Супруги Рунич организовывали благотворительные концерты и приёмы в пользу СССР и Красной Армии. А об уровне их поддержки и влияния в местном обществе говорит тот факт, что одно время почётным президентом «Южноафриканского общества культурных связей с СССР» был мэр Йоханнесбурга. Сам Осип Рунич мечтал вернуться в СССР, но его мечте не суждено было сбыться – в 1947 году он скончался.

«Участие в деятельности южноафриканских обществ дружбы с СССР и контакты с советским консульством помогли эмигрантам из России почувствовать себя нужными своей далёкой родине и оказать ей реальную помощь. Собранные этими обществами в ЮАС денежные средства, медикаменты, одежда и даже донорская кровь отправлялись в Советский Союз и спасали жизнь многим людям. Покровительство, оказываемое этим организациям правительством, включая премьер-министра Яна Смэтса, членами парламента, деловыми кругами и деятелями культуры, поднимало престиж обществ дружбы с СССР, а значит, и деятельности на благо этих обществ», – пишет Борис Горелик.

Читайте также: Борьба с фашистами и как награда – паспорт СССР

Объединяющая роль православия

Ещё одна важная часть жизни русской общины в ЮАС – это православие. Практически во всех центрах русской эмиграции православие стало цементирующим элементом русской общины, и Южная Африка в этом смысле не исключение.

Как только в ЮАС было создано «Общество русских эмигрантов», почти сразу же встал вопрос о церковных службах. В первый же год своего существования «Общество русских эмигрантов» пригласило в ЮАС протоиерея Симеона Старикова (1891 – 1974), основателя и попечителя нескольких приходов Русской православной церкви заграницей (РПЦЗ) в Восточной и Центральной Африке. Как писал сам отец Симеон в газете «Православная Русь», его приход насчитывал около сорока русских и двухсот сербов. РПЦЗ не выделяла средств на существование прихода, прихожане сами оплачивали все необходимые расходы – содержание священника, аренду помещений для богослужения, покупку церковной утвари.

Местным церковным хором руководил регент Евгений Иванович Можаровский (1891 – 1977), который в годы Гражданской войны служил подполковников бронетанковых войск. А в ЮАС стал единственным русским таксистом. Поскольку отец Можаровского был священником, он ещё с детства хорошо знал церковную музыку. Поэтому смог перевести в нотную грамоту множество церковных песнопений.

А «звездой» церковного хора считался один из основателей «Общества русских эмигрантов» Виктор Архипович Иванов (1909 – 1990), который к тому же был одним из лучших южноафриканских карикатуристов. В течение 33 лет он ежедневно публиковал в местной газете свои карикатуры. В Южной Африке В. А. Иванов оказался в 1936 году – приехал в составе Хора донских казаков им. атамана Платова. А после гастролей он решил остаться в этой стране.

Его отец был генерал-майором Донской Армии, а сам Виктор Архипович окончил Донской императора Александра III кадетский корпус в Югославии. В 1950 году в ЮАС открылась первая выставка картин Виктора Иванова. Сегодня его картины и карикатуры находятся в собрании йоханнесбургского музея «Африкана», преторийского Национального историко-культурного музея, Кейптаунского университета, Университета Оранжевого свободного государства, городского музея Почефструма.

Читайте также: Юрий Лобачёв: создатель школы национального комикса в Сербии

А параллельно Виктор Иванов брал уроки пения у местной знаменитости Ольги Рысс – выпускницы Петербургской консерватории и бывшей солистки Берлинского оперного театра. Иванов исполнял партии баритона в Йоханнесбургском городском оперном театре, а также с успехом гастролировал по стране и записал пластинку цыганских, казацких и русских народных песен «От донского казака с любовью». А по воскресеньям в ресторане «Зу Лейк» Иванов проводил традиционные вечера русской песни. Неудивительно, что этого талантливого многостороннего человека считали душой русских собраний, на которых он обязательно пел, аккомпанируя себе на гитаре.

Среди членов русской общины также были доктор биологических наук Борис Иванович Балинский (1905 – 1997) – один крупнейших эмбриологов мира, основоположник электронной микроскопии на Африканском континенте; баронесса Евгения Николаевна Кандыба-Каульбарс (1879 –1963), дочь составителя первых российских карт Австралии, Южной Америки, Африки, Аравии, удостоенная Николаем II золотой медали за самоотверженную работу в качестве сестры милосердия во время русско-японской и Первой мировой войны; баронесса Ксения Романовна Фредерикс (1882 – 1963), чей сын Всеволод Михайлович (1915 – 1988) возглавлял корпункт агентства «Франс Пресс» в Южной Африке; Елизавета Леонидовна Миллер (1884 – 1970), сестра переводчика «Божественной комедии» Михаила Лозинского и жена юриста Владимира Анатольевича Миллера (1885 – 1958), многолетнего председателя Союза русских адвокатов во Франции.

«В эти же годы в Претории жил один из крупнейших энтомологов страны Юрий Стефанович ван Зон (1898 – 1967), автор четырёхтомного справочника «Бабочки Южной Африки», который до сих пор остаётся самым авторитетным научным трудом по этой теме. Сын графини Н. Е. Комаровской и голландского генерала С. ван Зона, Юрий Стефанович покинул Россию во время Гражданской войны и поселился в Нидерландах, где был принят на работу в Лейденский музей. Когда в 1923 г. Ю.С. ван Зону была предложена должность в Трансваальском музее в Претории, он сразу же согласился и в том же году отправился в Южную Африку. В Трансваальском музее Юрий Стефанович до последних лет жизни возглавлял отдел энтомологии», – пишет Борис Горелик.

Летом 1953 г. при церкви св. Владимира открылась воскресная школа, которую посещали практически все дети русских эмигрантов. Отец Симеон преподавал Закон Божий, а его жена – русский язык. Но во второй половине 1970-х годов южноафриканский приход РПЦЗ был упразднён: старое поколение эмигрантов ушло, а их дети и внуки оказались недостаточно религиозны, чтобы своими средствами поддерживать православный храм.

Сегодня исследования южноафриканской главы «многотомной» истории русской эмиграции – возможность отдать дань памяти тем её представителям, что сумели и на новой родине внести значительный вклад в развитие этой страны.

Также по теме

Новые публикации

Объединяя молодых журналистов, фотографов, блогеров, документалистов и аниматоров, Международный медиафорум «Диалог культур» выводит их лучшие работы на уровень высокого искусства, которому совершенно не мешают географические, языковые и религиозные различия.
Русский язык как любая живая система подвержен изменениям, влиянию внешних факторов и объективных социотехнологических процессов. Эта мысль в разных контекстах звучала на многих секциях прошедшего в Москве IV Костомаровского форума.
22 – 23 мая в Донецком государственном университете при поддержке Минобрнауки России прошла Всероссийская научно-практическая конференция «Денацификация: определение современных научных подходов».  В её работе приняли участие эксперты и ученые вузов из восьми регионов Российской Федерации, Республики Беларусь и Франции.
С наступлением тёплой погоды увеличивается риск возгораний. Призываем быть бдительными не только в бытовом плане, но и в грамматическом: не путать пожарных с пожарниками и видеть разницу между глаголами тушить/гасить.
В московском Доме русского зарубежья состоялась международная конференция «Пушкин в культуре русского зарубежья». С 1925 года ежегодные Дни русской культуры везде, где проживала белая эмиграция, были приурочены ко дню рождения великого поэта.
С 19 по 22 мая в Бишкеке (Киргизия) при поддержке фонда «Русский мир» проходит культурно-просветительский проект «Посвящение Елене Образцовой». Исполнительный директор Культурного центра Елены Образцовой Ирина Чернова рассказала, какие мероприятия ждут поклонников великой певицы и оперного искусства в целом.
В Российском духовно-культурном православном центре (РДКПЦ) на набережной Бранли открылась фотовыставка «Маяки России», собравшая десятки изображений из самых разных регионов страны. В Музее маячной службы, единственном маячном музее России, «Русскому миру» рассказали об особенностях российских маяков и интересе к этой теме у россиян и иностранцев.
История запутана или запутанна? Девушка воспитана или воспитанна? Дети избалованы или избалованны? Подобные вопросы возникают нередко при выборе одной или двух н в суффиксе. Что поможет не ошибиться в написании?