EN
 / Главная / Публикации / «Он наш!»: на концертах в Берлине перуанец поёт русские и украинские песни

«Он наш!»: на концертах в Берлине перуанец поёт русские и украинские песни

Анна Генова23.12.2020

Когда 17-летний перуанец Хавьер Касерес Хара (Javier Caceres Jara) прилетел учиться в СССР, у него было ощущение, что он оказался на другой планете. Впрочем, он быстро стал здесь своим – и не только потому, что овладел русским, но и потому, что замечательно пел. Сейчас Хавьер живёт в Берлине, где работает в финансовой сфере, но также выступает как исполнитель песен и романсов. В его репертуаре – песни на русском, украинском, испанском, немецком, английском и итальянском языках. Хавьер рассказал нам о своём увлечении музыкой, русских друзьях и русском буме в Перу.

– «Перуанец из Берлина поёт русские и украинские песни» – недавно увидела в рекламе немецкой радиопередачи. Невозможно не обратить внимание на такую яркую смесь.

– Действительно, но так сложился мой жизненный путь. Вы себе не представляете, насколько красочным и интересным он оказался! Конечно, не без трудностей, и пришлось много работать. Я ведь с 17 лет не живу в Перу – за это время познакомился с культурой нескольких стран и проношу с собой это богатство через годы. Но вы правы: немецких перуанцев, которые поют на русском и украинском языках, наверное, немного.

Хавьер Касерес

– Хавьер, вы – единичный экземпляр. Вас наверняка встречают с распростёртыми объятиями – что в русских, что в украинских компаниях. Славяне обожают, когда иностранцы говорят на их языке, тем более так хорошо, как вы.

– Я считаю, что обязательный элемент для добрых отношений – это не только знание языка, но и знание местных обычаев и традиций. И когда в компании по отношению ко мне говорят: «Он наш!» – значит я уже не совсем иностранец.

– В 1982 году вы приехали учиться в СССР. Расскажите, как это было, каковы были первые впечатления.

– Я интересовался Советским Союзом, когда я ещё учился в университете в Лиме. Поэтому, когда подавал на стипендию, у меня был лёгкий выбор: я хотел учиться только в СССР. Для моих родителей это было непонятно, так как страна находится очень далеко от Перу.

В 1982 году я получил полную стипендию на учёбу в СССР. Нас было 6 человек в группе. Изначально эти перемены произвели на меня большое впечатление – особенно знакомство с молодёжью из разных стран, совсем другие традиции, культура еды и т. д. Но всё это было для меня интересно.

Проведя в Москве несколько недель, я был назначен на учёбу в Харьковский политехнический институт, ныне Харьковский национальный технический университет. Изучение русского языка вначале было трудной задачей, но через несколько месяцев мы уже могли общаться и вести нормальную студенческую жизнь.

– В Харькове и началась, параллельно с основной учёбой, ваша активная музыкальная деятельность?

– Да, музыкальная самодеятельность была частью программы подготовительного года на кафедре русского языка для иностранных учащихся. Я к тому времени уже свободно играл на гитаре и пел. Мы показывали нашу народную музыку в разных мероприятиях на институтской сцене и в местных школах города.

– Как так получилось, что вы не только заговорили, но и запели по-русски и по-украински?

– Я занимался отдельно с преподавателем в рамках музыкальной самодеятельности института. Мы готовили песни на русском языке для важных мероприятий, посвящённых таким событиям, как День Победы, 22 июня, Новый год. Эта работа значительно развила мои языковые навыки. Начиная с третьего курса я ходил на занятия по вокалу в Харьковскую консерваторию, где уже серьёзно занялся классическим пением. Песни на украинском языке появились у меня в репертуаре значительно позже.

– После учёбы в Харькове вы вернулись в Лиму, верно? Сложно ли было переключаться обратно?

– Да, после учёбы я уехал обратно в Перу. Переключиться на жизнь в Перу было нетрудно, ведь там живут все мои родственники. Тем не менее условия для жизни и работы в Перу были не самыми лучшими. Так сложилось, что я прожил в Перу всего один год, прежде чем переехать в Германию.

– Вы упомянули, что ваши родители не поняли вашего увлечения СССР. А сейчас как в Перу относятся к русской культуре?

– Очень хорошо. Вы знаете, во время и после Чемпионата мира по футболу – 2018 был настоящий бум русской культуры в Перу. Наша перуанская команда приняла участие в чемпионате, и тысячи перуанцев поехали в Россию, чтобы это увидеть. Помню, в газете «Комсомольская правда» был тогда заголовок «Саранск превратился в Перуанск». По крайней мере 30,000 тысяч перуанцев приехали в город посмотреть игру, в том числе и я. Для меня это было незабываемое событие.

На Чемпионате мира в Саранске

– Вы тоже футбольный фанат?

– Фанат – это громко сказано. Я слежу с удовольствием за играми перуанской команды. Когда узнал, что Перу принимает участие, да ещё и в любимой России, моё решение приехать в страну было мгновенным. Чемпионат мира по футболу в России был настоящим праздником спорта.

– Услышала в вашем исполнении песню «Журавли» Яна Френкеля – одну из самых проникновенных песен, посвящённых войне. Каково ваше отношение ко Второй мировой войне?

– Я испытываю большое уважение к роли СССР во время Второй мировой войны. Поэтому я, наверное, и выучил много песен, посвящённых этому важному событию.

– Вопрос о сегодняшнем дне. Обсуждаете ли вы в своём кругу Россию, её противостояние с Западом? Например, конфликт по поводу строительства газопровода «Северный поток – 2»?

– Нет, этот вопрос мы не обсуждали. Но для меня очевидно, что газ нужен стране, поэтому не вижу причин, почему не достроить этот газопровод.

– Берлин – это мультинациональный и мультикультурный город, здесь живёт довольно много русскоязычных. У вас получилось подружиться с некоторыми из них?

– Да, у меня очень много русскоязычных друзей. Я поддерживаю тесный контакт с ними и очень этим дорожу. А сейчас, во времена интернет-связи, так чудесно иметь контакт с бывшими одноклассниками. Они у меня разбросаны практически по всей планете, я совсем не преувеличиваю!

– Ваша склонность к музыке проснулась, как я понимаю, очень рано. На вашем персональном сайте вы представляете множество жанров и языков, на которых исполняете разные песни и романсы. Какая музыка вам самому ближе – немецкая, перуанская, русская?..

– Этот вопрос я тоже задаю себе. Наверное, всё же перуанская и славянская музыка. В принципе, я люблю музыку, которая несёт в себе смысл, передаёт эмоции и влияет на моё настроение. Такой репертуар у меня есть на русском, украинском, немецком и испанском языках. Но музыка универсальна! Одна из моих любимых песен – на мадагаскарском языке, я её с удовольствием слушал ещё в общежитии Харьковского института – ребята с Мадагаскара были такими музыкальными!

– Хавьер, как я понимаю, ваша работа совсем не связана с музыкой?

– Я работаю как инженер в области архитектуры и проектирования банковских процессов. Как инженер я занят вопросами архитектуры банка, проверкой и улучшением эффективности внутренних процессов в соответствии с поставленными целями. Это очень интересная работа, она требует координации работы специалистов разных отделов.

В Москве на ВДНХ

– Как вам удаётся совмещать такую ответственную работу с серьёзным музыкальным хобби?

– Каждая из них имеет свой приоритет. Понятно, что музыкальная часть немного страдает, когда в компании много работы.

– Бывает, что вы сами сочиняете песни? Расскажите про творческий процесс. Где вы обычно выступаете?

– Я сочиняю музыку. Нахожусь всегда в поиске стихотворений, которые «просятся» стать музыкой. Например, у меня есть песни на стихи Пабло Неруды и Г. А. Беккер. До коронавируса у меня были концерты по всему Берлину. Сейчас, к сожалению, практически нет возможности где-то выступать.

– Ваши корни в далёком Перу, никогда не хотелось вернуться? Ведь вся семья осталась там.

– Я живу в Берлине хорошо и бываю в Перу каждый год в отпуске, чтобы проведать родственников. В целом, думаю, что жизнь в Германии более комфортна. Я переезжал в Германию с пониманием того, что это будет надолго, если не навсегда. Чужим себя я здесь не чувствую, быстро адаптировался. А ездить в Перу в гости – это удовольствие.

– Как пандемия отразилась на вашей жизни?

– Наша фирма расширила возможности дистанционной работы. Это совсем другой способ работы, безусловно, со своими плюсами и минусами. Но и повседневная жизнь изменилась. В настоящее время нет возможности встречаться, как это принято, в кафе, ходить в музеи.

– Есть ли у вас какие-то творческие планы в этот непростой период?

– Собираюсь дальше изучать русскую литературу и особенно тексты русских романсов. Также онлайн занимаюсь сольфеджио с репетитором из Киева.

– Хавьер, как вы думаете, существуют ли трудности перевода, от которых не избавиться, даже если знать язык идеально?

– Трудности перевода сопровождают меня всегда – ведь немецкий, так же как и русский – языки очень богатые. Всегда будут выражения или слова, которых ещё не слышал или употребляешь по-другому. Но в этом и заключается чудо владения языком!

Также по теме

Новые публикации

Мы отмечаем 130-летие Осипа Эмильевича Мандельштама – одного из главных русских поэтов XX века. Интерес к его творчеству с годами только увеличивается. Простых читателей и исследователей привлекает сложный поэтический мир, его оригинальный стиль, множество аллюзий и метафор, вплетающих его поэтическое наследие в мировую культуру.
Строки Ивана Бунина вновь зазвучали по-итальянски, в свет вышел сборник рассказов писателя в переводе Клаудии Дзонгетти, которая открыла своим соотечественникам множество русских авторов. Профессионализм переводчицы оценили и в России – буквально перед Новым годом её наградили премией «Читай Россию» за бунинский сборник.
Согласно недавнему исследованию Оксфордского института интернета при Оксфордском университете, в 2018 году 750 тысяч российских компаний продавали программное обеспечение только Великобритании. А свежий доклад британского аналитического «Центра экономических и бизнес- исследований» оценивает многие экономические показатели России лучше западных. Японский эксперт оценил доклад и пишет, что в России создано «королевство IT».
Российские соотечественники в других странах далеко не всегда знают о том вкладе, который внесли их предшественники – русские эмигранты первой волны – в развитие культуры и науки стран их проживания. Руководитель Русской школы в Словении Юлия Месарич решила восполнить этот пробел и издала сборник «Русский след в Словении», о героях которого рассказывает на своих уроках.
Главное управление по миграции МВД РФ запустило новый проект, который нацелен на изучение русского языка мигрантами уже в странах проживания. С 2021 года курсы русского языка стали частью работы ЧАЗов – частных агентств занятости, открытых Россией в странах Средней Азии.  
В распоряжении «Русского мира» оказалась заметка, опубликованная в аргентинском издании “Noticias Argentinas”. Она посвящена вакцине «Спутник V», которая закуплена аргентинским правительством и уже широко используется для вакцинации населения.
Накануне Нового года были объявлены лауреаты правительственной премии «Душа России» за достижения в сфере развития народного творчества. В год самоизоляций и отмен они радовали зрителей песнями и танцами, выставками и познавательными программами, подтвердив известную истину о том, что во времена испытаний растёт интерес к подлинной культуре.
Неделю назад была вручена премия для иностранных переводчиков русской литературы  «Читай Россию/Read Russia». Одним из победителей 2020 года стал Хорхе Феррер – уроженец Кубы, живущий в Барселоне, – за работу над испанской версией романа Гузели Яхиной «Зулейха открывает глаза».