EN
 / Главная / Публикации / «Союз даёт силу…» Соотечественники сохраняют память о русских эмигрантах в Тунисе

«Союз даёт силу…» Соотечественники сохраняют память о русских эмигрантах в Тунисе

Светлана Сметанина10.01.2023

Ассоциация «Российское наследие» в Тунисе выпустила сборники, посвящённые жизни русской общине в Тунисе в 1920-е – 1960-е годы. За пять лет поисков волонтёрам удалось собрать уникальный архив русской эмиграции – их публицистическое, литературное и мемуарное наследие. О том, как шла эта работа, рассказывает президент ассоциации «Российское наследие» Елена Ельцова.

– В декабре в Национальном архиве Тунисской Республики состоялась презентация изданий ассоциации «Российское наследие», посвящённых русской эмиграции Туниса. Как вы искали и собирали материалы для этих изданий?

– 10 декабря 2022 года ассоциация «Российское наследие» провела презентацию двух изданий, посвящённых жизни русской общины Туниса. Брошюра была издана ещё в 2020 году при поддержке Русского дома в Тунисе. Но из-за ковидных ограничений мы тогда не смогли провести её презентацию для соотечественников и наших тунисских друзей, хотя все члены ассоциации и желающие смогли получить её и ознакомиться. В брошюре речь идёт об общественных организациях и православной церкви в Тунисе в 1920-е – 1960-е годы. Сейчас идёт подготовка к изданию брошюры на французском языке. Надеемся, что это поможет тунисцам узнать о русской общине и её вкладе в развитие страны.

Исследовательская работа продолжилась, и в октябре 2022 года вышла антология с поэтическим названием «О, сколько звёзд над Африкой твоей!», где собрано литературное и публицистическое творчество представителей русской эмиграции в Тунисе. Объём антологии значительный – почти 400 страниц. Несколько её экземпляров мы с соавтором Светланой Бешановой привезли в Дом русского зарубежья им. А. Солженицына на конференцию, проходившую в конце октября – начале ноября в Москве.

С. А. Бешанова и Е. Н. Ельцова на конференции в Доме русского зарубежья. Москва, 2022

Местом проведения этого мероприятия не случайно был выбран Национальный архив Тунисской Республики. Некоторая часть материалов из газет и документов, вошедших в брошюру и антологию, хранится здесь. Но не только они представлены под одной обложкой. Антология собиралась практически пять лет, с момента начала нашей волонтёрской деятельности по сохранению российского историко-мемориального наследия. Нам было интересно знакомиться с очерками, репортажами и объявлениями эмигрантов, опубликованных в те годы в различных эмигрантских газетах и журналах. Читая, мы узнавали, как они воспринимали необычные для себя социокультурные условия, как в поисках работы отправлялись в разные регионы страны, устраивали свою жизнь… Хотелось этим поделиться.

Открытием для нас оказалось и их литературное творчество. Эмигрантский быт и пребывание в Тунисе получило художественное воплощение в поэзии, прозе и даже в сатире. Исход как следствие Гражданской войны забросил русских беженцев «за тридевять земель» (так и называется роман писателя А. Ренникова). Однако даже в необычных для себя условиях, трудясь, например, на выкорчёвке оливковых деревьев, стройках или на фосфатных шахтах, они смогли рассмотреть красоту Туниса, ярко описать нравы и традиции местных жителей, порой посмеяться над собой и поведать о своем пребывании в североафриканской стране.

Весь этот материал был собран по крупицам из газет, журналов, публикаций разных стран. Особо отмечу, что в антологии впервые представлены материалы из журналов, которые издавались русскими в Тунисе в 1921 – 1923 годы, первые годы беженства. Сейчас эти журналы хранятся в архивах вне Туниса и малодоступны даже исследователям. Вот такая мозаика тунисской русской жизни и представлена в антологии.

Благодарим всех, кто помогал и поддерживал нас, мечтавших сделать это – издать не в России, а в Тунисе книгу о русских, да ещё и на русском языке. Все пришедшие на презентацию получили экземпляр антологии в подарок. Надеемся, что им будет интересно окунуться в прошлое и услышать рассказы эмигрантов о своей жизни в Тунисе.

Фото предоставлено Е. Ельцовой

– Что из себя представляет наследие русской эмиграции в Тунисе? Насколько полно сохранились их архивы?

– Когда мы говорим о наследии русской эмиграции, то мы воспринимаем это слово широко. Для нас наследием являются и те здания, которые возвели русские архитекторы в Тунисе, и то литературно-публицистическое наследие, которое сохранилось в эмигрантской и тунисской периодике, и русские захоронения эмигрантов, находящиеся в разных городах страны… Но самое главное – это тот вклад, который они внесли в развитие страны: в гражданском строительстве, здравоохранении, ботанической службе, педагогической деятельности… Поиск этой информации продолжается. И хотелось бы, чтобы об этом наследии знали не только историки, но и наши соотечественники и тунисцы.

Читайте также: Когда читаешь их письма, то понимаешь, что они несли Россию в себе

К сожалению, личные архивы русских эмигрантов в Тунисе практически не сохранились. В Национальном архиве Туниса можно познакомиться с административными документами, касающимися их службы. Во времена французского протектората мужчины чаще всего работали в Управлении гражданского строительства землемерами, топографами, геодезистами, бригадирами, механиками, шофёрами, электриками. Женщины работали медсёстрами в разных госпиталях и диспансерах страны. Хранящиеся документы этих персональных досье помогают дополнить биографические сведения и узнать об их профессиональной карьере.

В архиве можно познакомиться с тунисской периодикой за разные годы. В газетах тех лет имеется богатый материал, который ещё предстоит изучить. Здесь можно найти не только самые первые объявления русских о поиске работы, но и проследить по публикациям, как менялся взгляд тунисской и французской общественности о пребывании русских эмигрантов в этой стране. Эта оценка колебалась: от сдержанности, критики и опасений до признания профессионализма и мастерства русских специалистов.

Читайте также: Как Марокко стало домом для беженцев из России

Интересные материалы хранятся в архиве церкви Воскресения Христова в г. Тунисе, связанные с возведением храма в 1950-е гг., с жизнью Приходского совета. После получения Тунисом независимости в 1956 г. многие русские уехали во Францию и другие страны, увозили личные архивы с собой. Сейчас некоторые потомки эмигрантов делятся с нами семейными историями и фотографиями своих предков. Это очень ценно и трогательно. В Бизерте находится Дом-музей Фонда сохранения культурно-исторического наследия имени А. А. Манштейн-Ширинской, автора известной книги «Бизерта. Последняя стоянка». Фотографии этого дома знакомят нас с жизнью Русской эскадры, с деятельностью бизертинского Морского корпуса, жизнью общины в последующие годы. Наша ассоциация при поддержке Русского дома в Тунисе ежегодно организует поездки в Бизерту для детей соотечественников и тунисцев. Мы рассказываем им о Русской эскадре и русской эмиграции Туниса, об Анастасии Александровне и других эмигрантах.


– Как складывалась жизнь русской общины в Тунисе в 20-е и последующие годы? Смогли они встроиться в жизнь местного общества?

– Как только карантин с прибывших кораблей Русской эскадры в Бизерту был снят, эмигранты были расселены по беженским лагерям близ Бизерты и Туниса. Их отправляли и в другие города – Айн-Драхам, Монастир. Постепенно многие русские стали расселяться из лагерей. Мужчины нанимались на сезонные сельскохозяйственные и подсобные работы или уезжали на юг, работали на фосфатных шахтах. А некоторые женщины в первые годы нанимались гувернантками и помощницами по хозяйству.

Русские как ответственные работники хорошо зарекомендовали себя, особенно в гражданской строительной и медицинской службе. Морские офицеры оказались отличными топографами, землемерами, геодезистами, чертёжниками, химиками, агрономами… В 1930-е годы они проводили межевание земли в центре страны и параллельно вели перепись населения и т. д. Благодаря русским землемерам и геологам в те годы была создана карта почв страны. Агроном Михаил Матвеев возглавлял лабораторию злаков в Исследовательской ботаническо-агрономической службе в Тунисе и работал над селекцией пшеницы и риса. Исследователи-натуралисты Г. Гирчич, В. Шумович, А. Шнеур, Н. Шпаковский изучали флору и фауну страны.

Как колониальные врачи русские оказывали квалифицированную медицинскую помощь, проводили медосмотры и вакцинирование населения. Некоторые из врачей работали в тунисском филиале Института Пастера. Например, доктор Александр Васильев изучал распространение бубонной чумы, возглавлял отдел гигиены этого института. В Тунисе он проводил полевые работы в степи, в пустыне. Для этих целей по его схемам была оборудована передвижная автолаборатория. Последний флагманский врач Русской эскадры Владимир Бологовской много лет работал в центре страны, а Людмила Монастырёва, одна из первых женщин-врачей Черноморского флота, возглавила местный госпиталь в г. Табарка на севере страны. Они были удостоены медалей за борьбу с эпидемиями.

В это время в Тунисе не было высших учебных заведений, и люди с высшим образованием пользовались уважением и были востребованы как специалисты. Иллюстрацией признания заслуг россиян является то, что в разные годы более двух десятков выходцев из России за добросовестный многолетний труд получили высшую награду Туниса – орден Нишан Ифтикар, орден Почёта.

– Русские эмигранты создали множество общественных организаций, в которых они объединялись по своим профессиональным и личным интересам. Насколько работа этих организаций помогла им выжить в другой стране?

– При Русской эскадре уже в 1921 г. была создана Комиссия по делам русских граждан в Северной Африке, которая помогала трудоустроиться, создавала мастерские. Эта Комиссия составляла списки, направляла обращения в местные учреждения и частные предприятия с предложениями специалистов из числа эмигрантов. Точно так же, как и в других странах рассеяния, русские эмигранты Туниса создавали и свои объединения и союзы. Командующий Русской эскадрой контр-адмирал Михаил Беренс в одном и своих приказов подчёркивал: «Союз даёт силу…».

Вице-адмирал М. А. Кедров, контр-адмирал М. А. Беренс, контр-адмирал А. И. Тихменев на подлодке «Тюлень» в Бизерте, июль 1921 года. Фото: wikipedia.org###https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%81,_%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B8%D0%BB_%D0%90%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87#/media/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Tyulen'1921Bizerte.jpg

Объединения были самыми разными, иногда даже как бы дублировали друг друга. Во многом это было связано с тем, что пришедшие с Русской эскадрой представляли разные группы (морские офицеры и офицеры Российской Императорской армии, кадеты, гардемарины, казаки, солдаты, матросы), принадлежали к разным сословиям и придерживались различных политических взглядов. Поэтому все объединялись, исходя из общности интересов. Например, в лагере Надор близ Бизерты была создана Кубано-Африканская станица со своим атаманом.

Студенты и абитуриенты объединились в студенческую организацию. Она была очень активной в первые годы эмиграции. Члены правления Студенческого союза составляли списки студентов, разъехавшихся по стране, писали письма-обращения в разные вузы европейских стран, заказывали книги для библиотеки, организовывали повторительные курсы. Даже издавали свой информационный бюллетень «Студенческий листок» и литературный журнал «Жили-были». Как я уже говорила, в Тунисе в те времена не было высших учебных заведений. А русская молодёжь стремилась получить образование. В столице, в г. Тунисе, центром притяжения был Русский трудовой кооператив с амбулаторией. Было и своё Русское собрание, которое помогало организовывать культурные и детские мероприятия. Многие организации к концу 1920-х годов уже прекратили своё существование, потому что в поисках работы или учёбы приходилось уезжать из Туниса во Францию, Чехию, США.

С 1930-х годов большую роль в жизни русских эмигрантов начинает играть Союз русских офицеров – участников Великой войны. Союз, как и предшествующие объединения, помогал трудоустроиться, проводил благотворительные балы и концерты в помощь нуждающимся. В Тунисе была и детская организация разведчиков (скаутов). Дети эмигрантов принимали активное участие в постановке спектаклей, проводили спортивные мероприятия. Позже, с 1940-х годов, образовался Союз русских патриотов. Какими бы разными ни были названия организаций, они помогали объединяться эмигрантам, чтобы решать их насущные проблемы, адаптироваться к новым условиям, воспитывать детей в русском духе.

– Какова была роль Русской православной церкви в жизни эмигрантской общины?

– Для русских эмигрантов было важна, я бы даже сказала, жизненно необходима церковь. Она утешала, давала надежду, укрепляла дух… Таким образом сохранялась их неразрывная связь с Родиной. Церкви были на кораблях эскадры, в лагере Кебир, где располагался Морской корпус, затем появилась домовая церковь в Бизерте. И в столице уже с 1921 г. была организована церковь в одном из частных домов в арабской медине. Её настоятель митрофорный протоирей Константин Михаловский вызывал почтение как французов и итальянцев, так и тунисцев. Благодаря стараниям и общим усилиям всех эмигрантов Туниса было построено две церкви. В 1930-х годах в Бизерте воздвигли храм-памятник кораблям Русской эскадры, а в 1950-е г. в столице – храм Воскресения Христова. И эти храмы сохранены и действуют до наших дней.

Протоиерей Константин Михаловский, 1928 г. Фото: Древо###https://drevo-info.ru/pictures/12812.html

Читайте также: 

Русская эскадра на балетной сцене

– Как сами эмигранты описывали свою жизнь в Тунисе в своих мемуарах и литературных произведениях?

– В мемуарах и в произведениях слышится голос эмигрантов, это своеобразный разговор с прошлым. Их восприятие страны, описание себя в новых условиях. В одних текстах чувствуется грусть и тоска по Родине, в других – самоирония, а в третьих – описание Африки, как эмигранты зачастую называли Тунис. Удивляет, что при всей сложности жизненной ситуации в этих мемуарах, публицистике и литературных произведениях нет злости, уныния. Многие газетные очерки рассказывают о процессе адаптации к новым условиям, об успехах в разных областях. Это может быть топографическая служба, пчеловодство или спорт. Литературные произведения заставляют задуматься об эмиграции, о прошлом и настоящем. Александр Воеводин в рассказе «Тунис 2000-ом году», опубликованном в 1922 г. в журнале «Жили-были», с юмором повествует о будущем (т. е. нашем нынешнем) Тунисе: через десятки лет русские эмигранты будут жить в престижных районах Карфагена, а их вещи будут находиться в частных музеях.

– Вы – доцент Высшего института языков г. Туниса Университета Карфагена, где преподаёте там русский язык? Как русский язык представлен в сфере образования Туниса? Есть ли школы с русским языком?

– Наш вуз – единственное государственное учебное заведение страны, где русский язык является языком специальности. Здесь учатся около 200 студентов и магистрантов. Это и будущие преподаватели, и работники сферы туризма. Ежегодно мы в институте проводим День русского языка, на котором студенты и магистранты читают стихи, поют русские песни. А также проводим показы фильмов, литературные встречи, экскурсии. В нашем институте проводятся и международные научные конференции, посвящённые преподаванию русского языка как иностранного. Очень рады, когда к нам в гости приезжают преподаватели-русисты из ведущих российских вузов. Последняя большая конференция прошла в 2017 г. Надеемся, что в этом году весной нам удастся провести Неделю русского языка совместно с РУДН.

Поездка со студентами и магистрантами Высшего института языков г. Туниса в г. Кеф. Ноябрь 2022 г. Фото предоставлено Е. Ельцовой

Русский язык также преподаётся в институтах туризма. Ведь Тунис – это туристическая страна. До пандемии российские туристы отдыхали на разных курортах Туниса, и в сфере туризма были нужны сотрудники, владеющие русским языком. В тунисских лицеях старшеклассники также могут выбрать русский язык в качестве факультатива. Затем они могут продолжить его изучение в нашем институте или поехать на учёбу в Россию. Русский язык преподаётся и на уроках выходного дня в школах-студиях для детей соотечественников в разных городах страны.

– Ваши студенты интересуются жизнью в России? Известно ли им что-то о вкладе русской общины в развитие Туниса? Память о русских эмигрантах как-то сохраняется?

– Конечно, нашим студентам и магистрантам интересно всё, что связано с Россией. Многие из них мечтают поехать в Москву или Санкт-Петербург, увидеть своими глазами всё, о чем они читали и слышали. Им хочется узнать больше о тех путешественниках, исследователях, писателях, которые посещали Северную Африку и рассказывали о ней российскому читателю. Многие магистранты в качестве тем для рефератов или дипломных работ выбирают тему диалога культур Туниса и России. Эта тематика интересна и помогает им больше узнать о культурно-исторических связях наших стран и шире – арабского и русского миров.

На занятиях и встречах мы всегда стараемся рассказывать и о русской эмиграции Туниса, её интересных представителях, об их вкладе в развитие страны. В институте проходят показы фильмов и видео, посвящённых Анастасии Александровне Ширинской и русским эмигрантам. Студентам интересна и судьба художника-ориенталиста Александра Рубцова, который приехал в Тунис ещё в 1914 г. Ведь он запечатлел на своих картинах живописный мир Туниса, побывав в разных уголках страны. Это своеобразный культурно-исторический мостик, который связывает две страны – Тунис и Россию.

А. А. Рубцов. «Тунисские женщины». Фото: wikipedia.org###https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D1%83%D0%B1%D1%86%D0%BE%D0%B2,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Интересных судеб много. Оказавшись здесь не по своей воле, русские эмигранты начинали свою профессиональную карьеру снова. Благодаря их образованию, уже имеющемуся опыту, трудолюбию и желанию устроить быт и будущее своей семьи, они устраивались в государственные и частные компании и честно трудились во благо Туниса. Вот об этом и хочется рассказывать соотечественникам и тунисцам.

Мне хотелось бы поблагодарить всех наших волонтёров и неравнодушных людей, кто принимает участие в мероприятиях ассоциации, субботниках, помогает нам с поиском материалов, с переводом текстов с французского на русский язык. Всё это делается в свободное от основной работы время. Благодарим всех, кто поддерживает нас словом и делом. Признательны вам за интерес к нашей поисковой деятельности по изучению и сохранению культурно-исторического наследия русской эмиграции Туниса. 

Также по теме

Новые публикации

Маленькая московская девочка Татьяна Авдонис, в детстве впечатлившись задушевными рассказами бабушки об удивительной слепой старушке-провидице, повзрослев и переехав в Перу в середине 90-х годов, стала одним из организаторов второй православной общины в столице страны Лиме. Самая актуальная задача для общины сегодня – строительство полноценного православного храма.
Барды – это культурный феномен, характерный не только для нашей страны. Однако советская бардовская песня стала неотъемлемой частью жизни очень многих советских людей, для некоторых остаётся и сейчас. Поэт, киноактёр, писатель и журналист Юрий Визбор – знаковая фигура того времени. 20 июня ему исполнилось бы 90 лет.
19 июня исполняется 110 лет со дня рождения митрополита Антония Сурожского – одного из наиболее ярких и популярных православных проповедников XX века. Обладая даром соединять высшие духовные истины с обыденной человеческой жизнью, сам он свою миссию видел так: «Мы должны нести в мир веру не только в Бога, но и в человека».
В Доме Москвы в Ереване 15 и 16 мая прошёл научно-практический форум по русскому языку для преподавателей русского языка, организованный Правительством Москвы, Департаментом внешнеэкономических и международных связей (ДВМС) города Москвы, ГАУ «Московский Дом соотечественника» (МДС).
Вологодская область ассоциируется с древними храмами, кружевом, маслом и Дедом Морозом. Всё верно. А ещё в этом краю, который открывает Русский Север, можно побывать в крупнейшем монастыре Европы, увидеть, как плавится металл, пожать руку бронзовому Хлестакову и попробовать десятки блюд из северного винограда – морошки.
Вопрос о грамматической форме слова «счёт» вполне резонный: слово многозначно, каждое конкретное его значение требует определённого произношения и написания. Рассмотрим различные варианты.
В Монголии, в Русском доме (РЦНК) в Улан-Баторе, широко отметили Международный день русского языка. Одним из событий праздника стала презентация  коллективной монографии российских и монгольских исследователей «Русский язык в Монголии: сфера образования».
Для того(,) чтобы – составной союз, используемый в сложноподчинённых предложениях для присоединения придаточной части. Он может полностью входить в придаточную часть предложения и не разделяться запятой или пунктуационно расчленяться на два элемента. От чего это зависит?