RUS
EN
 / Главная / Публикации / В древнерусской ладье – по океанам

В древнерусской ладье – по океанам

Александр Рязанцев28.11.2019

На коче "Пилигрим"

Заслуженный путешественник России Сергей Синельник имеет за плечами десятки тысяч миль морских переходов, тысячи километров по великим пустыням мира, восхождения на высочайшие пики, и это далеко не всё. И всё же главная его страсть – море. Вот уже несколько лет Сергей с женой и детьми совершает кругосветку на деревянном «Пилигриме», копии традиционного судна русских поморов – «коча». А до этого на ладье «Русич», по сути большой деревянной лодке, он достиг берегов Австралии, где древнеславянское судно произвело настоящий фурор.

– Сергей, вы с братом Александром родились в глубине материка – в степях Казахстана, городе Аксай Уральской области. Но с детства увлеклись судомоделированием, а затем оба связали свою жизнь с морем. Откуда такая тяга к морю и путешествиям?

– Всегда всё начинается с мечты, лет так с десяти мы начали ходить в походы. А романтика морская накрыла после чтения книг о первооткрывателях, морских, приключенческих. Совершая походы с детства, а потом широкомасштабные экспедиции, поймали себя на мысли, что давно на публику перестали работать, я в пути обретаю покой, жизнь моя – дорога. Мы ходим в дальние походы, потому что нам нравится, в радость, там находим себя. Судомоделизмом брат Александр занимается по сей день, его работы – музейного качества, хранятся во многих странах мира, а я вот начал строить большие лодки.

О путешествиях братьев Сергея и Александра Синельников читайте на их сайте «Братья Синельники» 

– В 2006 году вы построили парусно-гребную ладью «Русич», аналог новгородской ладьи X – XII вв., и совершили на ней поход «Из варяг – в персы» по Волге и Каспию. До этого у вас уже был опыт хождения на яхтах под парусами, но как пришла в голову идея создать и начать плавание на копии старинного русского судна? Почему именно такой формат?

– Процитирую вам английского историка Фреда Джейна: «Русский флот, начало которого хотя обыкновенно относят к сравнительно позднему учреждению, основанному Петром Великим, имеет в действительности большие права на древность, чем флот Британский. За столетие до того, как король Альфред построил британские корабли (а значит до нашествия викингов в Средиземноморье), русские суда сражались в отчаянных морских боях; и тысячи лет тому назад первейшими моряками того времени были они, русские». Когда мы ходили на новгородской ладье (я предпочитаю говорить так, как говорят и пишут в северной русской традиции – лОдья) «Русич» по миру и в Австралии, я не уставал повторять, что это не корабль викингов, а славянская ладья. Вот для этого идём, чтобы напоминать людям и нашим соотечественникам о нашей славной истории, которую многие не хотят знать или не помнят. Я прокладываю некий мосток из настоящего в прошлое.

"Пилигрим" в пути

Что двигало нашими предками, предшественниками в их устремлениях в неизведанное и что движет нами? Жажда! Но не стяжательства, а жажда истины, делающей нас по-настоящему свободными, жажда познания мира и себя в этом бескрайнем мире, столь удивительном и щедром, если подходить к нему бережно, с бескорыстием и любовью. Строительством и плаваниями на деревянной ладье, а также созданием плавучего музея моделей и диорам проект раскрывает красоту русского деревянного судостроения и зодчества. Многочисленные зрители и посетители плавучей ладьи-музея могут прикоснуться к удивительному миру деревянного кораблестроения и архитектуры древней Руси, почувствуют теплоту и изящество изделий из дерева.

Строительство коча "Пилигрим". Главный инженер - Александр Карачев

Дерево – живой и экологичный материал, и ни в какое сравнение с ним не идут лодки из пластика и алюминиевых сплавов, несмотря на кажущуюся практичность. Из прошлого опыта видно, что ладья всегда притягивала гостей, зрителей, партнёров, а к пластиковым яхтам такого интереса не бывает. Деревянное судно воплощает глубокую детскую мечту каждого человека – оно олицетворяет собой саму романтику, оно выполняет собой великую миссию духовного соединения мореходов и кораблестроителей всех времён.

Историческая реплика древнего судна вызывает у людей искреннюю радость, восторг и невероятный интерес к старине. В самых разных портах мира поток людей, желающих побывать на борту «Русича», а теперь и «Пилигрима», был, казалось, бесконечен, все хотели сфотографироваться на фоне ладьи, притронуться к её борту. Сколько встреч и знакомств с разными людьми: начиная от миллиардера или дипломата и заканчивая простым фермером, подарившим нам в знак уважения упаковку вина своего изготовления. Столько внимания редко кто встретит в своей жизни!

– С 2010 по 2014 год ладья «Русич» прошла свыше 20 000 морских миль (35 тысяч километров) в четырёх океанах Земли, в том числе в ревущих сороковых! Это удивительно: ведь все представляют русскую ладью как небольшое судёнышко, скорее большую лодку для каботажного плавания, чем корабль, способный пересечь океан. Был ли риск в таком путешествии? Или наши предки умели строить действительно хорошие корабли, пригодные для самых экстремальных условий?

– Успешное плавание по морским просторам нашей планеты подтвердило, что конструкция древнеславянского деревянного судна Х – ХII веков, на которых наши предки ходили на самый юг Каспия и в Средиземное море, и, конечно же, по Северному Ледовитому океану, великолепно показала себя в серьёзных условиях океанов и морей.

Но главное, наверное, большое желание идти за горизонт и помощь божия! Можно затонуть и на суперсовременной яхте, а можно и на корыте переплыть океан. Конечно, рискованно ходить на подобных деревянных исторических копиях.

Ладья "Русич"

Ладья "Русич"

– Извините, не могу не задать «экологический» вопрос. Фёдор Конюхов во время недавнего плавания через Тихий океан сообщал, что океан превратился в «пустыню» – рыбы там стало мало. Я даже его процитирую: «Сегодня Тихий океан — пустыня, нет летучих рыб, тунцов, дельфинов, акул. Я ежедневно веду дневник, записывать в журнал наблюдений мне особо нечего». А как по вашим наблюдениям?

– Летучая рыба за ночь сама набивается, утром хожу по палубе, собираю, затем мы её солим и едим. Океан – Атлантический, Индийский – чист и не замусорен. Киты часто попадаются, порою просто мирно проплывают мимо, показывают свои могучие спины, а иногда вылетают из воды полностью.

А вообще, бывает по-разному. Мировой океан – большой, где-то плавают целые острова мусора, где-то рыба есть, а где-то нет, иногда подолгу плывём и рыбу поймать не можем.

Улов

– Давайте поговорим о вашем новом проекте. В 2017 году в Петрозаводске было спущено на воду деревянное судно «Пилигрим» – историческая копия беломорской ладьи XVIII века. Это парусник длиной 13,2 метров, шириной 4,1 метра, водоизмещением 15 тонн. При этом у вас на корабле появилась новая культурная составляющая – музей традиционного русского мореходства.

– Собственно, опыт демонстрации нашей культуры и истории у нас уже был, когда мы плыли на ладье «Русич». Тогда на борту была фотовыставка на портативных стендах, где была представлена природа, зодчество России и фото нашего похода. Если говорить о ладье «Пилигрим», то мы вышли из России, как всегда, недостроенные. Строили её более двух лет, можно сказать, всем миром. Помогали россияне, новозеландцы, австралийцы, казахстанцы, которые ходили со мной в плавания прежде, а также бывшие соотечественники, неравнодушные к истории нашей страны. Многие из них – потомки первой волны эмиграции, даже никогда не были в России.

Деревянное судно нуждается в постоянном уходе

Чуть более двух лет в пути, пройдено 10 000 миль. Немало для деревянной ладьи, по сравнению с современной яхтой – это ведь как сравнить телегу с автомобилем. На самом деле, стоим мы больше, чем плаваем. Во-первых, судно – копия поморской ладьи XVIII века и имеет прямые паруса, которые не позволяют ходить под острым углом к ветру, как ходят яхты. Больше времени уходит на ожидание попутного ветра. Во-вторых, корабль – это музей, и внутри находится коллекция моделей, лодок, кораблей до времени Петра I включительно и деревянного зодчества России. Одна из задач проекта – демонстрировать нашу историю и культуру жителям планеты, ну и, конечно же, знакомиться с культурой других народов.

Экспонаты музея на борту "Пилигрима"

– По какому маршруту вы сейчас следуете?

– Сейчас «Пилигрим» начал поход вдоль берегов Америки. А затем мы намерены через Великие озёра, отчасти волоком, добраться с восточного побережья США до западного.

По пути в Европе мы участвовали в морских фестивалях, в том числе в нескольких крупных. Например в Дании, в Копенгагене, мы участвовали в культурно-историческом фестивале «Тёрденскёльд», детям было интересно участвовать в реконструкции битвы кораблей между шведами и датчанами, там реально палили пушки и стреляли из мушкетов, всё это приобретало более красочный оттенок, потому что действо проходило в тёмное время суток два вечера подряд, на нашем борту был размещён отряд мушкетёров.

"Пилигрим" в Сен-Мало, Франция

В Бельгии это был фестиваль «Ostend at Anchor» и т. д., это помогает собрать небольшую сумму. Потом, члены клуба «Пилигрим» помогают. К сожалению, поддержки особой ни от кого нет, идём по миру с протянутой рукой, это самый главный экстрим. Кое-как пытаемся идти, жить, поддерживать ладью в надлежащем порядке на пожертвования неравнодушных к нашей истории и культуре людей, но нервы, честно говоря, уже на пределе.

Вы спрашиваете о дальнейших планах, но пока что плыть дальше не на что, ещё и ремонт делать надо. Надеюсь, что меня кто-нибудь услышит и поможет нам.

– Надеемся, вы найдёте поддержку. Расскажите о вашей команде.

– В нынешнем плавании участвуют друзья и люди из разных стран (Россия, Австралия, Новая Зеландия, Казахстан, Эстония, Швеция) – в большинстве своём те, кто помогал строить ладью.


– Как проводите дни во время плавания? У команды много свободного времени или день расписан по минутам?

– У нас бывают ночные переходы, значит, взрослые несут вахту и ночью. Вахтенный отвечает за корабль, он должен быть внимателен, ведь в его руках буквально жизнь корабля и команды. В основном все участники имеют определённые обязанности, чемоданов на борту не приемлю, а работы всегда много, что-то ломается, надо чинить. На вахте стоит только днём Святослав (15 лет) и Ярослав (13 лет).

– Это ваши дети? А жена сопровождает вас в походе?

– Да, жена Марина, все вместе мы прошли уже 10 000 миль. Два года они идут со мной, живут на борту. Но у Святослава в следующем году экзамены, и, скорее всего, ему придется учиться и жить сухопутной жизнью. Поживём – увидим, как всё сложится. Деревянное судно требует постоянного ухода, внимания, а мы являлись хранителями ладьи.

Сергей Синельник с женой Мариной

– Наверное, о таких путешествиях, которые вы описываете, с детства мечтает каждый мальчишка, но лишь единицам дано осуществить мечту. Что вы лично больше всего цените в этих путешествиях, ради чего вы отправляетесь в плавание снова и снова?

– У всех своя жизнь, каждый нужен и полезен на своём месте. Море ошибок чаще всего не прощает, в реальности не всё так романтично, как кажется со стороны. Для неопытного человека выход в море может закончиться трагедией. Напряжение, трудности мореплаватели испытывают чаще, чем восхищение. Это моя жизнь, просто люблю море и пустыни, у них много общего – особенно в долгих переходах без земли, без людей…

Но радость море приносит, конечно, тоже. За два года на борту с нами ходили разные люди, около 50 человек прошло, некоторые парни по три раза возвращались и участвовали на разных этапах.

– Во время плавания в 2012 – 13 гг. «Русич» обошёл всю Австралию, побывал в Тасмании, где участвовал в Фестивале деревянного судостроения – 2013 и Международном фестивале судов с прямым парусным вооружением – 2013. Расскажите об этих фестивалях и в целом о движении – много ли таких энтузиастов в мире, которые строят и ходят по морям на традиционных деревянных кораблях? Кстати, русские кочи по устройству сильно отличаются от кораблей викингов?

– Деревянное, традиционное кораблестроение в России и в мире живо, но деревянных исторических копий очень мало, их почти нет – одни пластиковые и стальные яхты вокруг. Поморские кочи были специально подготовлены для плаваний во льдах, корпус у них яйцеобразный, лёд выдавливал корпус, но не сжимал как в тисках. На кочах в Ледовитом океане поморам приходилось порою зимовать, там были печки, не случайно использовалось две-три мачты… Ладьи викингов не годились для таких суровых плаваний во льдах, хотя тоже были крепкими судами. В северном кораблестроении было много общего, ведь народы севера жили в тесном контакте друг с другом.

"Русич" в Национальном морском музее Австралии, Сидней

Что же касается вашего первого вопроса, то на крупнейшем подобном фестивале в южном полушарии, в австралийском Хобарте, мы стали хедлайнерами. Стена зрителей с утра до ночи! Хотя кораблей и лодок, разных и интересных, было много, почти все они были из Австралии или из Новой Зеландии, а тут такое чудо – лодочка приплыла с севера России, шутка ли…

– Заход корабля в порт – всегда праздник, тем более такого необычного. Как вас принимали в Австралии и как сейчас принимают в США?

– Австралия – самая гостеприимная страна в мире, по крайней мере, такое чувство возникло у нас. Может быть потому, что мы приплыли на ладье. Да и сейчас в США нас тоже принимают очень хорошо, американцы чаще всего очень внимательны и помогают путешественникам.

А для наших бывших соотечественников это как бальзам на душу! Многие уходить не хотят, дети просят родителей вернуться на борт. Им всё интересно: чем мы питаемся, ведь на корабле нет холодильника, как качку морскую переносим, как дети выдержали долгий переход через океан, нет ли уныния, как живём без комфорта и в такой парилке внутри и т. д.

Вот просто для иллюстрации впечатления одного из гостей «Пилигрима», оставленные в социальных сетях: «Поначалу даже не поверили своим глазам: словно выйдя из многовековой истории, деревянная трёхмачтовая лодка без пластика и железа, без ярких раскрасок, живое дерево под натуральным льняным маслом, мачты, верёвки, православные кресты по четырём сторонам света, бочка-душ на палубе, лебёдок нет, как нет и автопилота, всё вручную, с помощью блоков, а якорь поднимается с помощью старинного брашпиля, пасть крупной акулы на носу, трофей с островов Зелёного мыса… На борту музей деревянного зодчества в макетах, моделях, фотоснимках и диорамах: кочи и лодии, казачьи струги и шняки, промысловый флот допетровской эпохи, фотографии и карты, модели древнерусских северных строений. И всё это прибыло из России на борту шаткого судна, за десять тысяч миль, через штормы и волны! Да это само по себе подвиг – сберечь такие штучки в морской кутерьме!».

Также по теме

Новые публикации

Эти книги мы читали в советском детстве, но сейчас их уже не переиздают. Вспомнить любимые истории хочется сегодня, 2 апреля, в Международный день детской книги. Этот праздник отмечают в мире уже больше полувека.
1 апреля мы отмечаем годовщину Николая Васильевича Гоголя. Яркое образное мышление находило воплощение не только в гоголевских текстах. Писатель проявлял интерес к разным сферам жизни и смело пробовал себя в роли то зодчего, то кулинара, то дизайнера. Причём не без успеха.
«Все мы вышли из бондаревских "Батальонов…"», – сказал когда-то Василь Быков от имени всех писателей-фронтовиков. 29 марта в Москве скончался Юрий Василий Бондарев. За две недели до этого, 15 марта, ему исполнилось 96 лет.
Китай рапортует о том, что распространение коронавируса остановлено. В России, благодаря своевременному реагированию и принятым мерам, прирост заболевших удаётся сдерживать. В некоторых же странах, как в Италии, Испании или США, ситуация довольно тревожная – заболевших там считают десятками тысяч. Чтобы понять, как выглядит ситуация «изнутри», корреспондент «Русского мира», сама живущая в Италии, пообщалась с нашими соотечественниками в разных странах. Картина получилась довольно пёстрой.
Дорогой Виталий Григорьевич… Именно так – уважительно и сердечно – хотелось обратиться к этому удивительному человеку, силу личности и неповторимое обаяние которого ощущали все, кому посчастливилось знать В. Г. Костомарова, внимать ему.
Распространение пандемии коронавируса ставит перед обществом новые вызовы и задачи: необходимо не только лечить заразившихся, но и помогать тем, кто оказался в сложной жизненной ситуации из-за самоизоляции. И есть впечатление, что многие практики взаимопомощи и поддержки, которые появляются благодаря карантину, останутся с нами и после того, как эпидемия закончится.
Почти две недели назад не стало Эдуарда Лимонова, выдающегося писателя, эмигранта, скандалиста, политика, который уже одним своим присутствием мог заинтриговать толпу. Однако 30 марта выходит (онлайн) его последняя книга «Старик путешествует», так что Лимонов всё ещё с нами. Его близкий друг журналист и режиссёр Даниил Дубшин поделился своими воспоминаниями об этом крайне неординарном человеке.
Международный день театра ежегодно традиционно отмечался множеством сценических премьер на русском языке по всему миру. Русские театры за рубежом открывали 27 марта фестивали, представляли новые спектакли и устраивали гастроли. Коронавирус заставил театры изменить свои планы, но многие их них не отказались от профессионального праздника. Более того, как выяснил «Русский мир», ряд театров продолжают репетиции на «удалёнке».