EN
 / Главная / Публикации / На английском учиться в Латвии можно, на русском – нельзя

На английском учиться в Латвии можно, на русском – нельзя

Алла Березовская18.11.2019

На днях Конституционный суд Латвии отказал русскоязычным детям в праве учиться на родном языке даже в частных школах. Ранее такое решение было принято правительством страны и поддержано президентом. Как сказано в пояснении к судебному решению, это было сделано с учётом «исторических обстоятельств», «длительной оккупации и русификации».

Напомним, в апреле прошлого года эти же судьи оставили в силе поправки к закону об образовании, предусматривающие перевод всех государственных школ на латышский язык обучения. Несмотря на доводы профессиональных экспертов и правозащитников, как латвийских, так и зарубежных, а также на возражения педагогов, обращения родителей в суды и массовые акции протеста, Конституционный суд признал законной реформу, навязанную обществу национально ориентированным большинством парламента Латвии. Главный суд страны, в которой проживает около 40 процентов населения с родным русским языком, не нашёл оснований для особого отношения к детям из русскоязычных семей.

Заседание Конституционного суда Латвии. Фото: официальная страница КС Латвии

Подававшие иск в суд депутаты от оппозиционной партии «Согласие» настаивали на том, что новые поправки к закону нарушают сразу три статьи Конституции Латвии – о запрете на дискриминацию, о праве на образование и о защите национальных меньшинств.

На нарушение прав нацменьшинств в сфере образования Латвии указывали посещавший её в прошлом году Верховный комиссар ОБСЕ Л. Заньер и комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович. Россия тоже не раз поднимала вопрос о нарушении прав своих соотечественников, проживающих в Латвии, в связи с дискриминацией в языковой сфере. Но власти этой страны продолжали гнуть свою линию.

Стресс у учеников, стресс у учителей

С 1 сентября 2019 года школы нацменьшинств, не имея ни специальных пособий, ни подготовленных кадров, начали вести уроки в государственных школах нацменьшинств преимущественно на латышском языке. Причём некоторые особо ретивые школьные директора действуют даже с опережением плана, сокращая в пользу латышского долю предметов, которые по закону ещё могут преподаваться с 1 по 9 класс билингвально. Действуя якобы в интересах детей, чтобы те быстрее привыкали. К 2021/2022 учебному году средняя школа должна будет полностью перейти только на государственный язык обучения.

Уже с первых дней стало понятно, что далеко не все дети в младших классах в состоянии воспринимать учебную программу на неродном для них языке. Для многих это обернулось большим стрессом, о чём пишут родители в социальных сетях, рассказывая о резком падении успеваемости своих детей. Основная причина плохих оценок – не понял задание на латышском, а учитель разобраться не помог. Дети плачут и отказываются идти в школу…

Сложно и самим учителям – им приходится на латышском языке вести урок русским детям, которые половину не понимают из услышанного, что, конечно, плохо отражается на дисциплине в классе. Ученики быстро теряют интерес к предмету, что в итоге может обернуться педагогической запущенностью. Попробуй удержи внимание ребёнка, общаясь с ним на чужом языке!

Митинг в защиту русских школ в Латвии. Фото автора

Нервозности в школах добавляют и языковые инспекции, периодически устраивающие налёты на бывшие русские школы. Мне рассказывали, как недавно в рижской школе проверяли на знание госязыка учительниц младших классов. Уровень знаний одной из них «языковые инквизиторы» сочли недостаточно высоким и оштрафовали её на 280 евро – сумма при мизерной учительской зарплате весьма чувствительная. Проверяющие обещали через полгода снова навестить «проштрафившуюся» учительницу.

Русским школам – нет!

Часто в дискуссиях с нашими латышскими согражданами мне доводилось сталкиваться с их недоумением, они искренне не понимали, почему мы не хотим, чтобы наши дети учились на латышском языке – это же так здорово! При этом мало кто из них вспоминал свои школьные годы, когда они осваивали математику, физику, химию на своём родном языке, и никто им это не запрещал. Нет, говорили нам, в государственных школах надо вести обучение только на государственном языке – это правильно. Так принято в Европе и мире. Примеры Финляндии, Швейцарии, Канады и прочих стран не срабатывали. В лучшем случае русским советовали или валить в Россию, или идти в частные школы. Но теперь и здесь перекрыли кислород. И это лишнее подтверждение тому, что перевод на латышский язык – следствие не заботы об учениках, а взятого курса на полную и насильственную ассимиляцию русскоговорящих жителей.

За защиту интересов своих детей, учащихся частной русской школы, в прошлом году выступил рижский юрист Тенгиз Джибути, также подавший иск в Конституционный суд Латвии. Признав законной ликвидацию билингвальной системы государственного образования, вопрос обучения в частных школах тогда был выделен судом в отдельное производство. Перед «частниками» замаячила слабая надежда – как-никак в их поддержку, пусть и осторожно, высказался даже государственный омбудсмен Латвии, которого никто не может заподозрить в симпатиях к русским жителям страны (ранее он без малейших колебаний отказал русскоязычным детям в праве учиться на их родном языке в государственных школах Латвии).

Сам Тенгиз когда-то учился в школе на русском языке, после чего успешно окончил докторантуру в латышском вузе, сейчас преподаёт в университете право на латышском языке, что лишний раз подтверждает – учась на русском, вполне можно на высоком уровне выучить государственный язык. Преподаватель права при обращении в КС указал на нарушения нескольких статей Конституции Латвии, которые были допущены при принятии новых поправок к Закону об образовании.


Дискриминационные по отношению к русскоязычным жителям Латвии поправки не касаются представителей других нацменьшинств, языки которых являются официальными языками ЕС. Преподавание на них в частных школах и вузах не запрещено. В Латвии успешно функционируют британская школа, есть вузы с английским языком преподавания, спокойно работают французская, немецкая, польская школы. И при этом русских детей лишают возможности даже в частных школах учиться на родном языке.

На это Латвии указала и комиссар СЕ Дуня Миятович, отметив, что «разные правила для преподавания на языках ЕС и других языках создают неправомерные различия между представителями нацменьшинств».

Митинг в Риге против реформы образования. Фото автора

Кроме всего прочего, в Рамочной конвенции о защите прав нацменьшинств (ст. 113) также оговорено право нацменьшинств создавать свои частные школы без языковых ограничений.

Все эти доводы для подтверждения своего иска были изложены Тенгизом Джибути на 60 страницах. И вот через полтора года КС, обсудив без протокола и за закрытыми дверьми, жалобу отклонил. Русским школам – нет, даже частным!

Суд или месть?

В пояснении журналистам судья КС Г. Кусиньш заявил, что, хотя нормы госстандарта действительно ограничивают право на образование нацменьшинств, сделано это с благими целями – защитить демократию и права других людей… Я даже комментировать это не буду.

Сложно поверить, но в данном судебном решении, которое иначе как скандальным не назовешь, содержится ссылка «на исторические обстоятельства, появившиеся в результате длительной оккупации и русификации…». Неудивительно, что эта, почти революционная, мотивировка вызывала наибольшее возмущение среди русскоязычных жителей Латвии.

Пара эмоциональных цитат из социальных сетей:

«Когда главный толкователь буквы и духа закона в стране в своих решениях, признавая ограничения определённой категории населения, оставляет их в силе, руководствуясь термином «историческая справедливость», то на понятии права и правосудия в этой стране поставлен крест. Его, этого права, фактически больше нет. Есть революционная необходимость и целесообразность...».

«Да, это крест. Коричневый, жирный и мерзкий. Как свастика. И поставили его на всех наших последних надеждах и иллюзиях судьи высшего суда Латвии. Но это никакая не историческая справедливость или особые обстоятельства, а подлая, банальная и рабская месть – русским детям и их родителям, даже самым лояльным из них. Противно…».

Борьба продолжается

Но эмоциями справедливости не добьешься. Да, на русском поле в Латвии еще одна битва проиграна. Обидно, неприятно, но предсказуемо. Это означает лишь одно – надо идти дальше. А именно – в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Уверен в своей правоте и Тенгиз Джибути, он готов пойти до конца. Юрист призвал и других родителей учащихся частных школ не пожалеть времени и заполнять формуляры жалоб в Страсбургский суд.

На митинге в защиту русских школ. Фото автора

Посольство России в Латвии тоже осудило решение Конституционного суда республики, признавшего законным запрет на преподавание на русском языке в частных школах. «Это ещё одно свидетельство того, что латвийская судебная система очень избирательно и специфично трактует нормы международного права, призванные защитить представителей нацменьшинств. У русскоязычных детей отняли последнюю возможность получить образование на родном языке в собственной стране даже на коммерческой основе», ‒ сказано в заявлении посольства РФ.

Между тем, Латвийский комитет по правам человека вместе с Русским союзом Латвии уже подготовил и отправил в ЕСПЧ заявления от имени родителей, которые доказывают, что их дети пострадали от внедрения дискриминационной школьной реформы. На сегодняшний день в Страсбург ушло 18 таких жалоб.

По мнению сопредседателя Латвийского антифашистского комитета Владимира Бузаева, избранного в 2017 г. народным омбудсменом, проигрыш дела в КС Латвии увеличивает шансы на победу в ЕСПЧ. Гарантия свободы выбора языка обучения в частных школах – это общемировой консенсус. Своим решением власти Латвии полностью лишили русское меньшинство Латвии такого права.

Подготовленный нами типовой иск в ЕСПЧ от учащихся и родителей публичных школ опирается на прецеденты, где родители были лишь частично лишены свободы выбора языка обучения, сохраняя возможность обучения на родном языке в частных школах. И все эти обнаруженные нами пять прецедентных дел были выиграны истцами в ЕСПЧ. А ведь мы теперь в Латвии лишены такого права полностью, ‒ заявил правозащитник.

Речь идет о жалобах, выигранных в ЕСПЧ от франкоязычных жителей Бельгии, греков турецкой части Кипра, приверженцев латиницы из Приднестровья, цыган из Чехии и Хорватии. Указывая на необходимость массовой подачи индивидуальных исков, правозащитник упоминает и дело против Словении, в которой после распада Югославии, как и в Латвии, принялись плодить неграждан. Правда, там их было всего лишь 25 тысяч. Однако европейский суд, испугавшись мощного потока возможных жалобщиков, решил, что ситуация выходит за пределы индивидуальных интересов заявителей, и требует рассмотрения вопроса с точки зрения мер общего характера (то есть изменения законодательства). Вследствие чего делу был придан пилотный характер, предусматривающий рассмотрение в ускоренном порядке.

Такого же отношения к проблеме школ нацменьшинств Латвии от ЕСПЧ сейчас добиваются латвийские правозащитники. Ведь от запрета обучения на родном языке пострадало около 50 тысяч школьников, не считая их родителей.

В октябре-ноябре в ЕСПЧ отправились первые 18 исков от родителей Риги, Елгавы, Даугавпилса, Саласпилса и Юрмалы, ‒ рассказал Владимир Бузаев. – Среди заявителей есть и граждане по рождению, и натурализовавшиеся граждане, и неграждане, и даже одна гражданка России, имеющая вид на жительство в Латвии. Среди заявителей были и больные дети, нуждающиеся в помощи логопеда, по ним реформа ударила сильнее всех.

Владимир Бузаев. Фото автора

В общей части иска указано, что реформа нарушила права множества людей, что является основанием для ускоренного рассмотрения исков и требования от страны пересмотра законодательства. Именно поэтому правозащитники Латвии призывают всех пострадавших родителей присоединиться к кампании по подаче жалоб в Страсбург.

Не осталось в стороне и Родительское сообщество – общественное движение, объединившее активных родителей учащихся школ нацменьшинств. Они готовы продолжать борьбу за русские школы, но дело это долгое, а реформа уже сейчас бьёт по нервам детей. От имени родителей на днях было отправлено открытое обращение к директорам и учителям публичных школ с просьбой не осложнять жизнь их детям, проявлять понимание и терпение, не снижать им оценки за ответы на русском языке и не допускать дискриминации по национальной принадлежности.

Пока сложно сказать, как к просьбам обеспокоенных пап и мам отнесутся в школах, а вот в латышской прессе уже отреагировали, по традиции обозвав русских родителей «группой агентов влияния Кремля».

Также по теме

Новые публикации

Недавно в Эстонии прошло первое судебное заседание по делу о нарушении санкций ЕС Мати-Дмитрием Терестала. Фигурантом дела является его супруга – директор регионального отделения медиагруппы «Россия сегодня» в Симферополе, бывший главный редактор эстонского СМИ Sputnik Meedia Елена Черышева.
Слово «разыскной» можно без труда найти в современных словарях и справочниках, однако текстовый редактор подчёркивает прилагательное красным, причисляя его к ошибкам. С чем это связано и помогут ли правила употребления гласных в приставках раз-/роз- внести ясность?
115 лет назад, 18 июля 1909 года, в деревне Старые Громыки Могилёвской губернии появился на свет Андрей Громыко. Этот сельский парнишка стал впоследствии самым известным дипломатом Советского Союза, много лет возглавлявшим министерство иностранных дел.
Городок Нерехта Костромской губернии стоит в стороне от главных дорог Золотого кольца России. Туристические автобусы пролетают его небрежно, лишь изредка высаживая шумную толпу путешественников для обзорной экскурсии. Между тем этот старинный городок, основанный в 1214 году, поверьте, достоин более пристального внимания.  
С начала конфликта на Украине русофобия стала составной частью идеологии Запада, пишет Myśl Polska. Из театров выбрасывали русскую классику, исчезли книги русских авторов, устраивалась травля деятелей искусства. Сейчас так же стали поступать с российскими спортсменами. Очень напоминает мрачные страницы истории.
«Муха по полю пошла, Муха денежку нашла…». С недавних пор дети в Греции знают, что было дальше с Мухой из сказки Корнея Чуковского благодаря переводам, сделанным переводчицей Александрой Никольской. Мы поговорили с ней об отличиях русской и греческой литературы для детей, о том, сложно ли переводить «Евгения Онегина» на греческий, и каких российских писателей знают и читают в Греции.
«Нам не/за/чем спорить», «Наблюдать было не/за/чем» – как правильно писать не/за/чем в подобных конструкциях? В первую очередь необходимо понять, какая перед нами часть речи, поскольку от этого и будет зависеть слитное или раздельное написание.