RUS
EN
 / Главная / Публикации / «И сегодня в Перу есть люди, которым интересен Русский мир»

«И сегодня в Перу есть люди, которым интересен Русский мир»

Ирина Булгакова05.10.2015

Фото: «Российская газета»

В Перу, где наших соотечественников всего-то насчитывается 1600 человек, действует единственная в Латинской Америке частная русская школа. 30 лет назад её основала и возглавляет до сих пор Майя Роменец.

Майя Роменец – перуанка со стажем: она живёт в Лиме с 1972 года. Приехала сюда с мужем, Хуаном Риосом, с ним же и основала русскую школу им. Максима Горького, единственное в Латинской Америке частное учебное заведение, в котором преподаётся русская литература, история и культура. В минувшем сентябре школа отметила 30-летний юбилей, накануне которого Майя Владимировна за крепким кофе рассказала, как она создавала свою школу в Лиме, чем перуанцы похожи на русских и почему к ней обращается сын адъютанта Врангеля.

— Майя Владимировна, как вы, киевлянка, оказались на родине инков?

— После филфака Киевского университета я работала в Министерстве образования Украины. Как-то в Киевский инженерно-строительный институт приехала на стажировку группа из Латинской Америки, и один из членов делегации обратился с просьбой к руководству — ему нужно было отправить свою стипендию маме в Перу. Меня попросили помочь: представляете, министр нам тогда даже предоставил машину, и мы поехали в банк. Конечно, тогда это было невообразимо сложно — перевести рубли в доллары и отправить их в капстрану. В какой банк мы ни обращались, везде были отказы. Но в итоге нам удалось это сделать. И вот после всех этих мытарств выхожу я однажды с работы, а он стоит у подъезда министерства, меня ждёт. По-испански я тогда не говорила, объяснялись, как могли, со словарём. Так началось наше знакомство, а позднее он стал моим мужем. В 1972-м переехали в Перу.

— А как возникла идея открыть русскую школу в Перу?

— Вписаться в новую жизнь было непросто: языковой барьер, местные традиции. К тому же у нас с мужем подрастала дочь, поэтому главным вопросом стал поиск работы для меня и школы для дочки — она наотрез отказалась ходить в испанскую католическую школу, атмосфера которой резко отличалась от всего, к чему она привыкла. И тут я узнала: оказывается, местные перуанцы, выпускники советских вузов, организовали школу, где преподавали русский язык. В этой школе я и начала вести уроки русского, затем стала заместителем директора. Но судьба той школы была трагическая: маоистская группировка «Сендеро Луминосо» терроризировала страну, гибли люди — жертвой теракта стал и перуанский директор школы. Больше того, нам стали звонить с угрозами и требовать прекратить преподавание на русском. В итоге мне пришлось уйти.

Но желание работать пересилило страх, и в 1985-м я открыла собственную русско-перуанскую школу. Было нелегко: местные власти относились и к школе, и к нам, выходцам из СССР, крайне подозрительно. Да и не только правительство: однажды, например, придя на работу, я обнаружила, что хозяйка здания, которое мы снимали, выбросила на улицу все наши парты, документы, учебники. В школе тогда учились 250 детей. Слава богу, помогли их родители — разобрали школьные вещи на хранение по квартирам.

Сейчас, много лет спустя, я понимаю, что, вероятно, поначалу не совсем правильно себя повела: советский педагогический опыт и русский напор не всегда здесь уместны. Понимаете, перуанцы не так дисциплинированны, как мы. И если я прошу кого-то из учителей срочно выполнить работу и говорю: «Это нужно сегодня», они смотрят на меня с удивлением — что за спешка? Меня даже обвиняли в том, что я хочу советизировать перуанское образование. Тогда я решила: будет правильнее опираться в работе на местных учителей. Сейчас в школе директор — перуанец, он решает оргвопросы с родителями, сглаживает острые углы, где надо, а я, как говорится, генерирую идеи.

— А как же со зданием? Ваша школа обрела крышу над головой?

— Мы начали искать помещение. И нашли — старое, заброшенное здание. Чем оно только не было забито — были даже книги по колдовству! А хозяйка и вовсе боялась туда заходить. Тогда земля в Перу стоила недорого, и мы купили здание и территорию. После покупки соседи спрашивали: «Сеньора, зачем вы сюда поселились, здесь же ходит привидение бывшего хозяина дома. Все знают, что он по ночам играет на фортепиано». Я не обращала внимания. Но однажды мой муж уехал в командировку, а я забыла ключи от нашей квартиры. Преподаватели-перуанцы честно сказали: «Нет, мы не пойдём, это заколдованный дом». Что делать? Я пошла в это здание одна. Было очень холодно, но я обнаружила старые шторы с металлическими крючками, набросила всё это и вышла в коридор. Я же не знала, что отец нашего охранника ночует на втором этаже! Когда он меня увидел, то от ужаса просто скатился с лестницы. Ну и я испугалась до смерти. Оба мы вообразили, что перед нами — то самое привидение.

А когда мы решали вопрос обустройства школы, нам помогли местные моряки рыболовецких суден. Они достали и принесли доски с какого-то корабля. В это сложно сейчас поверить, но первые классы и впрямь были сделаны из картона и этих досок, что, кстати, не помешало набрать учеников. Понимаете, это было время большой любви и уважения к Советскому Союзу: все хотели отправить детей учиться в СССР! А у меня была возможность помочь: в Москве меня знали, и Университет дружбы народов предоставлял стипендии нашим ученикам.

После развала Союза школе пришлось нелегко — мы потеряли полторы сотни учеников. Многие из тех, кто верил в социалистические идеалы, ощутили себя обманутыми: они в один день забрали детей из школы. Что делать? Я уж думала, не вернуться ли в Россию, но, несмотря ни на что, решила остаться и продолжать начатое.

— Чем живёт ваша школа сегодня?

— У нас учатся около 200 ребят: русских учеников шесть, остальные — перуанцы, от 4 до 18 лет. Наша школа — русско-перуанская, и все предметы читаются на испанском. Русский преподаётся как иностранный. В сотрудничестве с одним из моих преподавателей мы подготовили учебник по русскому языку. Это первое в Перу профессиональное издание для изучающих русский язык. Считаю, что это огромное достижение.

Возможно, сейчас уже нет того энтузиазма, с которым учили русский язык в советские годы. Но и сегодня в Перу есть люди, которым интересен русский мир, они хотят, чтобы их дети, получив ту базу, которую мы даём в нашей школе, продолжили обучение в России. Перуанцам нравится, что мы занимаемся с детьми русским фольклором. А «Казачок», по-моему, стал уже их национальным танцем.

— А почему у вас так мало русских школьников? Ведь наша диаспора в Перу — это примерно 1600 человек...

— В Перу из России и бывших республик СССР чаще всего приезжают женщины, которые вышли замуж за перуанцев, и многих из них здешняя культура поглощает настолько, что они и детей своих уже не хотят отдавать в русскоязычные школы. А их мужья считают, что раз жена — русская, то для ребёнка общения по-русски дома, с мамой, достаточно. Вообще сюда приезжают разные люди, и объединить их сложно. Хотя мы, конечно, пытаемся. Так, в 2003-м была создана ассоциация «С тобой, Россия», её цель — соединить русских, оказавшихся далеко от родины, рассказать латиноамериканцам о нашей культуре. К тому же к нам приходят с разными просьбами. Не так давно, например, обратился сын адъютанта Врангеля, волею судьбы оказавшийся в Перу и женившийся на перуанке. Он человек очень почтенного возраста, у него взрослые дети и внуки. Не раз ездил к своим родственникам в Россию и мечтает получить российский паспорт. С просьбой помочь в этом и обратился ко мне. Мы делаем всё возможное, чтобы ускорить процесс.

— А кто преподаёт в школе — перуанцы или русские?

— Русские, поляки, но в основном перуанцы. Главное, это люди, которые разделяют любовь к России и относятся к ней с интересом.

Справка:

Майя Владимировна Роменец — филолог, кандидат педагогических наук, основатель перуано-российской школы им. Максима Горького в Лиме. Руководит Ассоциацией соотечественников в Перу «С тобой, Россия». Главный редактор русскоязычной газеты «Надежда». Среди её многочисленных наград — орден Дружбы, вручённый в 2009 году президентом Дмитрием Медведевым.

Кроме того, она автор поэтических сборников и научных работ, посвящённых русской новелле.

Источник: «Огонёк» 

Также по теме

Новые публикации

С 26 июня по 3 июля 2019 года в Паланге при поддержке фонда «Русский мир» уже в девятнадцатый раз будет проходить международная летняя школа русского языка и фольклора «Традиция». Каждый год число тех, кто хочет не просто отдохнуть на берегу Балтийского моря, но и приобщиться к народному песенному богатству, попутно совершенствуясь в знании русского языка, всё увеличивается. В этом году здесь соберётся более 150 участников из Литвы, России, Польши, Латвии, Норвегии, Франции, Великобритании, Голландии, Белоруссии, Грузии, Германии, Украины.
Двадцать лет назад Таисия Суворова, журналист по профессии, переехала из российской столицы в столицу Калифорнии. Этот переезд повлиял, конечно, на её профессиональную карьеру, но ничуть не убавил оптимизма и творческого отношения к реальности. В Сакраменто она вместе с единомышленниками создала Русскую библиотеку, превратившуюся в настоящий русский культурный центр.
В ближайшие годы количество иностранных студентов, обучающихся в России, должно быть почти удвоено. Такая цель поставлена в национальном проекте «Образование» на 2019 – 2024 гг. О том, зачем Россия стремится привлекать всё больше иностранных студентов, какие у нас конкурентные преимущества и какие препятствия стоят на этом пути, мы поговорили с президентом «Всемирной ассоциации выпускников высших учебных заведений» России, соучредителем «Ассоциации иностранных студентов» Владимиром Четием.
Если посмотреть на Европу с точки зрения русского культурного наследия, можно обнаружить немало интересного практически в каждой стране. А почему бы не использовать этот материал на уроках русского языка? Вот такое необычное совмещение уроков истории и языка придумали организаторы проекта «Живые языки/живое наследие». О том, что из этого получилось, рассказывает руководитель ассоциации «Россия – Аквитания» (Бордо, Франция) Игорь Жуковский.
8 июня в старинном Торжке в третий раз пройдёт гастрономический фестиваль «У Пожарского в Торжке». Но не только ради русской кухни стоит ехать в Торжок. Расположенный относительно недалеко от Москвы, он тем не менее сумел сохранить очарование и дух старинной России без лубка и новодела. И по сей день центральная часть Торжка выглядит практически так же, как в XIX веке. А на левом берегу реки Тверцы возвышается, как и тысячу лет назад, один из древнейших монастырей Руси – древнее даже Киево-Печерской лавры.
День русского языка отмечают сегодня в России и десятках стран мира. Праздник, который по праву считают своим педагоги, писатели, учёные-языковеды, актёры и режиссёры и представители других творческих профессий, совпадает с днём рождения Александра Пушкина. К этому дню приурочены самые разные события – от вечеров поэзии до квестов и пикников. В Испании, к примеру, откроют выставку пушкинских портретов, в Армении представят экспозицию гравюр, а в Венгрии будут слушать стихи Пушкина на разных языках.
«Наша деятельность, прежде всего, направлена на сохранение живой памяти, основанной на семейных документах, реликвиях и преданиях», – подчёркивает Виссарион Алявдин, председатель Центрального совета Общества потомков участников Первой мировой войны. На протяжении нескольких лет общество ведёт важную работу, возвращая из забвения имена героев забытой войны.
Накануне 220-летнего юбилея А. С. Пушкина в посольстве России в Стокгольме состоялся праздник русского языка. Были подведены итоги и награждены участники проекта «А знаете ли вы Пушкина?», организованного Центральной Ассоциацией учителей русского языка в Швеции CARTS. Финалом проекта стал костюмированный праздник, проведённый в стиле литературно-музыкального салона Пушкинской эпохи.