EN
 / Главная / Публикации / Тройка по нравственности

Тройка по нравственности

28.07.2009

Фото ИТАР-ТАСС

От редакции. Одобрение Президентом РФ идеи введения в школе обязательной дисциплины «Духовно-нравственное воспитание» стало новым и весьма важным элементом в продолжающемся обсуждении вопроса о месте религии в российском образовании. Вопрос этот до сих пор вызывает споры и рождает непримиримые точки зрения. Редакция сайта фонда «Русский мир» воздерживается от высказывания самостоятельной позиции по данному вопросу, однако считает, что он может иметь прямое отношение к будущему облику российского образования и формированию системы ценностей в Русском мире в целом. Поэтому мы предоставляем свою площадку для высказывания мнений различным авторам. Первой в этом ряду стала статья публициста Бориса Кагарлицкого.

Тема религиозного образования упорно продолжает волновать политическую элиту и общественное мнение России. Сперва шли долгие споры по поводу учебника «Основы православной культуры», занятия по которому начали факультативно вводить в школах с перспективой перерастания в общеобязательный курс. Теперь, когда президент Медведев высказался за преподавание религиозных знаний в школе, дискуссия вышла на новый уровень. Впрочем, не совсем понятно, можно ли назвать происходящее дискуссией. С одной стороны, в обществе идут ожесточённые споры, а с другой – чиновники от образования просто проводят свою линию, совершенно игнорируя не только позиции критиков, но и вообще любые высказываемые точки зрения (ведь кроме «за» и «против» возможны и промежуточные подходы, просто вопросы, на худой конец). Никто не спрашивает ни мнение родителей, ни мнение учителей.

О том, что религиозному обучению не место в светской школе, вообще-то известно со времён Великой французской революции. Коль скоро у нас никто не отменял существование республики, то одним из фундаментальных принципов республиканского государственного устройства является отделение церкви от государства, а школы от церкви. Религия является частным делом каждого, как, кстати, и право не иметь никакой религии вообще. Если кто-то хочет давать своим детям религиозное образование, то это его законное право, но не за счёт государства. Пусть будут воскресные школы, индивидуальные занятия, можно, наконец, как во многих странах, получать эти знания в частных религиозных школах, где наряду с общеобразовательной программой преподаётся и Закон Божий. Это частное дело тех, кто выбирает для своих детей подобное образование. Больше того, нет никаких причин не субсидировать эти школы из государственного бюджета, но лишь в той мере, в какой они дают своим ученикам общую, утверждённую для всей страны программу.

Однако надо признать, что проблема немного сложнее, чем кажется на первый взгляд. История религии неотделима от истории культуры. И знание основных религиозных доктрин (не только, кстати, христианских) является частью нормального культурного багажа современного образованного человека. Отсутствие соответствующих знаний было явным пробелом советского образования – прекрасно помню проблемы, которые возникали у меня при разглядывании картин в ленинградском Эрмитаже. Библейские сюжеты надо было уметь «считывать», а заодно и постигать особенности их интерпретации тем или иным художником. Понять картины, написанные по античным мифам, было легче: книга Куна «Мифы и легенды Древней Греции» стояла на полке в каждой мало-мальски интеллигентной семье, да попадалась порой и в квартирах рабочих (в отличие от менее распространённых и гораздо позже появившихся «Библейских сказаний» и «Сказаний евангелистов» Зенона Косидовского).

Иными словами, знания о религии (точнее, о религиях) необходимы. Но одно дело – знания о религии, другое – религиозное воспитание и соответствующий тип образования. Тут как с любой идеологией. Одно дело, когда вы хотите, чтобы ваш ребёнок знал, что такое в принципе монархия (и чем положение, например, британской королевы отличается от самодержавных полномочий султана Брунея), а другое – если вы хотите вырастить из него убеждённого монархиста. Религиозное воспитание осуществляется в семье, духовной общине или в церкви. Государство здесь совершенно ни при чём.

Предложения, высказанные в недавнем выступлении президента Медведева, вроде бы соответствуют как раз республиканскому критерию свободы выбора. Вместо общеобязательного преподавания основ православной культуры, на чём настаивают поборники религиозного образования, детям и родителям предлагается возможность выбрать разные варианты – от изучения Торы для приверженцев иудаизма или постижения доктрин Православной церкви до занятий по «светской этике» для тех, «кто ни во что не верит, даже в черта, назло всем». Кстати, надо надеяться, что найдётся место и для получения знаний по вопросам реинкарнации и другим аспектам «хорошей религии», которую, как пел Владимир Высоцкий, «придумали индусы».

Нет, это отнюдь не шутка. Почему бы не заняться с детских лет изучением индуизма? И непременно конфуцианства. Ведь подобные этико-религиозные доктрины определяют жизнь двух миллиардов людей на планете! С индуизмом, конечно, могут быть проблемы – там одних богов более миллиона, если считать «божества местного значения». Но для жителей России вполне достаточно будет двух десятков наиболее уважаемых представителей индийского пантеона. И ведь не только в любопытстве дело. У нас страна  многонациональная, да ещё и подвергающаяся влиянию глобализации. Если в классе окажется один индийский мальчик или девочка, кто может запретить ему изучать родную религию в рамках свободы выбора? Особенно если родители ребёнка уже получили российское гражданство.

«И многими иными обилен наш запас», – говорил Алексей Константинович Толстой, перечисляя многочисленные народности, наполнявшие Российскую империю. Да, империи давно нет, но запас по-прежнему пополняется.

В выступлении президента Медведева было сказано, что новый предмет будет называться «Духовно-нравственное воспитание». По его словам, учебный курс будет состоять из трёх модулей: история и основы культуры одной из традиционных религий – православие, ислам, буддизм и иудаизм; история основных мировых религий и основы светской этики. Школьники смогут сами выбрать один из трёх вариантов. Обучение в рамках одного из этих модулей будет обязательным.

Сразу возникают вопросы. Во-первых, почему одно исключает другое? Кстати, всё же непонятно: три курса на выбор или пять? Выходит, что ребёнок, решивший изучить православие, никогда ничего не узнает ни об иудаизме, ни тем более о «светской этике». А прошедшие курс «история основных мировых религий» оказываются единственными, кто получает полный объём знаний, остальным же рассказывают только отдельные части. Зачем тогда частные курсы по православию или буддизму, коль скоро всё равно это имеется в занятиях по истории религий? Почему нельзя просто ввести этот курс для всех? Даже в качестве общеобязательного. Но почему это называется «духовно-нравственным воспитанием» (сокращенно ДНВ)?

Если в курсе вводятся только четыре религии, то здесь явная дискриминация представителей других конфессий, нарушение их законных конституционных прав, тем более что курс обязательный. А с другой стороны, если только «одна из традиционных религий» будет преподаваться, то по какой версии? Иудаизм будет изложен в хасидском или реформистском варианте? Буддизм будет  ламаистский или какой? Ислам – какого толка, суннитский или шиитский? Что скажут родители-шииты, если ислам их ребёнку будут преподавать в соответствии с представлениями суннитов? Или здесь уже предлагаются варианты «по заявкам»? Что делать со старообрядцами? Уж если кто у нас самый традиционный, так это они.

Есть у нас и курды-солнцепоклонники, есть сибирские шаманисты. Есть католики и множество протестантских течений, которые, вероятно, будут протестовать против дискриминации и добьются равных с буддистами прав. Но согласятся ли последователи Лютера и Кальвина получить некое общее «протестантское» образование? Не будет же баптист учить своих детей по учебнику, составленному для методистов (имеется в виду, ясное дело, соответствующая разновидность протестантизма, а не специальность, существовавшая в советской системе образования).

Однако самое загадочное – это всё-таки «светская этика». Если мне скажут, что это такое и как её преподавать, буду очень благодарен. Впрочем, не сомневаюсь, решение данного вопроса в Министерстве образования и науки уже кому-то поручено, скорее всего, целому отделу или даже двум, так что ответ мы узнаем скоро или на худой конец получим подробную смету расходов, которые надо произвести для решения вопроса.

Очень хотелось бы знать, будут ли выпускники школ сдавать Единый государственный экзамен по ДНВ и как будут составляться вопросы для тестов? Будут вопросы общими или разными, в зависимости от вероисповедания? Экзамен-то единый! Представляете себе варианты ответов на вопрос: «Кто такой Иисус?» Если вы ответили: «Сын Божий», значит, вы православный христианин; если поставили крестик в графе «пророк», значит, мусульманин; если сообщили, что это «еврей 33 лет, распятый римскими оккупантами», то вы, ясное дело, иудей, а если написали: «Не знаю», значит, вы прослушали курс «светской этики».

Но ещё более увлекательный вопрос: а кто всё это будет преподавать? В соответствии с президентскими инициативами, забота о духовном знании для детей возложена будет не на священнослужителей, а на профессиональных учителей. Это правильно, потому что, посчитав количество школ в стране и сопоставив их с количеством православных приходов, сразу можно прийти к выводу, что ничем иным, кроме как работой в школах, священники в подобном случае заниматься не будут. А уж во что обойдётся вызов авиарейсом раввина к одному-единственному еврейскому мальчику где-нибудь в Норильске –  страшно даже подумать. Туда ведь «только самолётом можно долететь».

Нет, конечно, преподавать религиозное знание должны такие же светские учителя, что и загадочную светскую этику. Только кто их подготовит?

Возможно, читатель представляет себе, что творится в голове у среднестатистического преподавателя обществоведения (пардон, теперь это обществознание) в средней школе, особенно если он начал свою учительскую карьеру во времена Брежнева, а то и Хрущёва. Про сталинских ветеранов я умалчиваю.

А теперь представим, что на эту несчастную голову навесят ещё и основы религиозных знаний, с особым указанием ни в коем случае не смешивать ислам суннитского толка с шиитским, разделив трёх мусульманских мальчиков и одну девочку на три группы, с обязательным уточнением для одной из них тонкостей учения суфиев.

Нет, это, честное слово, будет очень интересно!

Срочно нужно создавать новые отделения в бывших педагогических вузах, нарабатывать методику преподавания, подбирать кадры, формировать бюджет… Более актуальных вопросов в сфере российского образования, видимо, не имеется.

Нет никаких сомнений, что президент России, предлагая ввести новую школьную дисциплину, руководствовался только самыми лучшими, гуманными и высоконравственными  мотивами, искренне стараясь одновременно и религию поставить на службу этическому воспитанию молодых граждан, и соблюсти республиканские принципы свободы выбора. Жаль только, что в российских официальных кругах до сих пор не созрело понимание того, что отделение церкви от государства произошло не совсем случайно и имеет свои исторические причины, отменить которые не в силах никакой, даже самый благонамеренный, указ начальства.

Нравственное воспитанием молодых граждан – дело, как сказал бы один из прошлых лидеров России, архиважное. Только вот можно ли его организовать декретами? Поживём – увидим. Но почему-то мне думается, что в данном случае ничего хорошего не получится...

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

В период пандемии российские соотечественники в Малайзии организовали гуманитарную миссию, которая стала помогать аборигенам, живущим в джунглях. О том, как возникла такая идея, и живут русские в Малайзии, рассказывает учредитель ассоциации «Женщины России в Малайзии» Катерина Чулкова.
Как-то раз в адрес службы экстренной лингвистической помощи международного проекта «Современный русский» пришло такое сообщение: «Прочитала у Набокова: "на круглой площадке, до смешного плевелистой..." Не могу найти в сети значение слова плевелистый. У Даля нашла: плевелистый – тот, в котором много плевел. Плева – это оболочка. Почему тогда "до смешного плевелистой" площадке?». Попробуем разобраться.
Русский язык не знает выходных, не боится пандемий, а самоизоляция тех, кто стремится им овладеть, иногда идёт ему на пользу. После месяцев работы в режиме онлайн курсы русского языка по всему миру начинают активно набирать офлайн-группы.
25 июня отмечается День дружбы и единения славян. Об общности мировосприятия и бытования славян можно судить по устойчивым выражениям – пословицам, поговоркам, сравнениям, – которые обнаруживают не только языковое, культурное, но и ментальное сходство родственных народов.
«Сменяемость власти и элит», «особый путь России», «дорога к суверенности», «русский дух самодостаточности» – такие оценки иностранные эксперты дали поправкам к Конституции РФ, голосование по которым уже началось в России. Участниками онлайн-заседания Совета по правам человека при Президенте РФ стали юристы, политики, публицисты, в том числе наши соотечественники, живущие за рубежом.
На днях в Швеции вышел очередной номер журнала «Сочиняем по-русски», в котором публикуются работы детей младшего и старшего школьного возраста. Вот уже восемь лет журнал издают на безвозмездной основе два преподавателя русского языка в Стокгольме – Людмила Маурер и Наталия Россина. Делают они это для нескольких тысяч учеников, изучающих русский язык.
22 июня – день памяти и скорби по миллионам павших. И день гордости за народ – победитель. Это была священная битва за Родину. За её существование. Но не только. Наши отцы, деды и прадеды защищали всю человеческую  цивилизацию.
Эдуард Лозанский – известный учёный-физик, инициатор проектов в области публичной дипломатии, служащих сближению россиян и американцев. Мы поговорили о его видении конфликта в американском обществе и оптимальной стратегии развития нынешних российско-американских отношений, в частности, в гуманитарной сфере.