EN
 / Главная / Публикации / Вальдемар Гердт: «Я верю, что у нас есть шанс»

Вальдемар Гердт: «Я верю, что у нас есть шанс»

Елена Булдакова03.08.2023

Вальдемар Гердт. Фото из архива Вальдемара Гердта

Однажды во время путешествия в Венесуэлу, я попала в немецкий город «Колония Товар» (Colonia Tovar), расположенный в горах, в 60 км от Каракаса, и oснованный немецкими переселенцами 180 лет назад. Было ощущение, что я оказалась в Германии. Как рассказали мои венесуэльские друзья, до 1942 года эта сельская община жила в отрыве от внешнего мира (они даже не знали о начале Второй мировой войны!), что позволяло немцам долго сохранять свою самобытность и культуру. Традиционные фахверковые дома, высокие рыжеволосые и голубоглазые парни и девушки в национальных одеждах, говорящие исключительно на немецком языке… Единственное, что никак не вписывалось в типичный немецкий сюжет – тропическая растительность.

Я почему-то сразу провела параллель с судьбой российских немцев – народа-иммигранта, исторические корни которого находятся в Германии. Сначала немцы по приглашению царствовавших особ целыми семьями в поисках лучшей доли переселялись в Россию, потом многих из них судьба забросила в Среднюю Азию… После развала Советского Союза советские немцы из стран постсоветского пространства массово начали возвращаться на историческую родину.

Словом, едва успеют представители этой этнической группы осесть в одном месте, как вынуждены переселяться в другое и всё начинать заново… И вот опять всё повторяется. Сегодня российские, или, как их ещё называют, русские немцы уезжают из Германии.

Об этой особенности вечно странствующего народа (причём не по своей воле), беседуем с немецким политиком, депутатом Бундестага 19 созыва, главой Международного совета российских немцев Вальдемаром Гердтом.

В самом начале разговора Вальдемар приоткрыл небольшую тайну своего имени. В свидетельстве о рождении он записан как Владимир Владимирович.

– Так меня и называйте, если удобно.

– Договорились.

Иммиграция

– Владимир Владимирович, однажды вы уже пережили волну иммиграции, когда русскоязычные представители немецкой национальности массово уезжали из стран постсоветского пространства на историческую родину. Трудно ли было интегрироваться в новую среду?

– Я бы не сказал, что было трудно. Ну, во-первых, было такое тёплое огромное чувство, что ты вернулся на свою историческую родину, где все без стеснения разговаривают на том языке, на котором, живя в Средней Азии мы могли общаться только дома. На улице это было не очень удобно.

Во-вторых, было огромное желание быть полезным этому обществу, этой стране… Я даже не успел окончить курсы немецкого, потому что более-менее владел языком, и буквально через месяц-два после прибытия в Германию сразу же нашёл себе работу. Я с большим воодушевлением и азартом начал применять то, чему учился в Институте зоологии. По образованию я – зооинженер и мне посчастливилось сразу же найти место мастера по кормлению свиней. Это были автоматические свинокомплексы, в которых я был один. За людей здесь всё делали компьютеры. Но все те базовые знания, которые мы получили в Советском Союзе, в Казахстане, оказались очень и очень полезными. В сочетании с немецкой модернизацией и техникой они помогли мне вывести мои комплексы на первые места. И сам хозяин был приятно удивлён, что мы знаем то, чего не знают немецкие эксперты.

Мы умели составлять рацион питания при помощи карандаша и калькулятора, а здесь всё делалось автоматически. Когда я видел ошибки, я мог их исправить так, как это не мог сделать ни один местный специалист. Это давало мне чувство собственной значимости и того, что я приношу пользу той стране, которая меня приняла и дала моим детям надежду на надёжное будущее. Однако постепенно я начал понимать, что не всё так хорошо, как кажется на первый взгляд.

Тогда я создал свою фирму и начал строить – сначала выстроил дом для своей семьи, и в последующем построил ещё много жилья.

Умение наблюдать и улучшать всё то хорошее, что я вижу здесь в Германии, очень пригодилось мне в бизнесе. А здесь есть чему поучиться, и я учусь до сих пор. И стараюсь этот уникальный опыт немецкого хозяйствования перенести на другие регионы, и в другие страны, потому все люди нуждаются в порядке, благоустройстве и благосостоянии.

О традиционных ценностях

– Удалось ли вам сохранить традиции и культуру внутри семьи и передать все накопленные поколениями ценности вашим детям?

– Да, мы другие. Воспитывались по-другому, поэтому по мере возможности мы прививаем своим детям наши ценности: уважение к старшим, бережное отношение к детям, женщинам и стране, любовь, патриотизм… Надеюсь, что дети по цепочке передадут всё, чем мы живём, нашим внукам. Это как раз то, что отличает нас от местного населения, которое в большинстве своём стыдится своей немецкости. Но какое духовное наследство может оставить тот, кто стыдится своих корней и своего происхождения?! Поэтому и вырастает неукоренелое поколение, которым очень легко управлять. Я понимаю, что это такая геополитическая стратегия, поэтому, наверное, Партия зелёных набирает свой электорат. Это люди, лишённые родины и флага, у которых нет понимания совести, чести и верности – всего того, на чём мы выросли. Да не только мы, всё человечество формировалось благодаря этим качествам. Но сегодня они считаются пережитком прошлого.

– Вы имеете в виду курс, взятый на разрушение традиционных ценностей?

– Именно. Этот гендерный вектор, на который сейчас ориентируется большинство, – путь в никуда. Человечество просто перестанет существовать. Или те люди, которые пошли по этому пути, просто вымрут, а их место займут другие. Любящий Отец даровал заповедь и благословение плодиться и размножаться, а также владычествовать, дабы мы могли развиваться и уподобиться Ему. Тот, кто не делает этого, не будет владычествовать. Поэтому если немецкий народ не вернётся к своим корням и не перестанет заниматься самобичеванием и самоуничижением, то наверняка он просто исчезнет.

Международный Совет российских немцев

– Владимир Владимирович, в одном из интервью вы сказали, что в Советском Союзе немцы сохранили германскую идентичность лучше, чем жители самой ФРГ. Каково основное отличие коренных немцев и русскоязычных представителей титульной нации?

– Да, пришло то время, когда я понял уникальность российских немцев, которые за 250 лет проживания на территории Российской империи, впитали в себя уникальные качества двух народов – широкий размах русской души, а также щепетильность и аккуратность, свойственную немецким переселенцам. Эта индивидуальность заложена в генетике. И тогда мне захотелось не дать раствориться этому народу просто так в истории. Поэтому был создан Международный Совет российских немцев, который налаживает контакты со всеми диаспорами со всего мира, координирует их действия и старается сохранить культуру.

А сегодня перед нами стоит ещё одна задача – перенаправить миграционные потоки обратно в Россию, потому что сегодня она становится прообразом Ковчега человечества, пытающегося сохранить те нравственные ценности, на которых мы выросли. И я думаю, что природные ресурсы и трудолюбие позволит там выжить нашему народу и не раствориться.

– Сколько всего российских или русских немцев разбросало по разным странам и континентам?

– От одного эксперта я слышал, что по всему миру нас насчитывается около 26 миллионов. Российские немцы живут в Северной Дакоте, Парагвае, Латинской Америке, Австралии и др. странах. В общем, везде, куда судьба закинула наш народ. Визитная карточка поселений российских немцев – красивые дома, ухоженные деревни, упорядоченный быт… Почти весь юг Бразилии обустроен нашими земляками. Это радует и даёт нам силы. Я думаю, что у Бога есть свой промысел именно в отношении нашего народа. Подобно случаю, описанному в Библии, Создатель просто вывел часть немецкого народа из страны, чтобы он мог сохранить свою идентичность. И мы не участвовали ни в фашизме, ни в уничтожении еврейского народа…

Такая историческая миссия теперь может стать мостиком между Германией и Россией, потому что, по моему глубокому убеждению, только дружба и добрососедские отношения между этими двумя державами могут сохранить или создать безопасное существование европейского пространства – от Лиссабона до Владивостока. Все остальное ведет к хаосу и вымиранию. И наша задача сейчас: через народную дипломатию, общение и наш менталитет, который понимает и объединяет русский и немецкий народы воссоздать всё то, что было разрушено политиками.

Путь Домой

– Владимир Владимирович, известно, что вы принимаете активное участие в вопросе переселения российских немцев в Россию, в том числе, в рамках проекта «Путь Домой»…

– Да, я всем, чем могу, поддерживаю этот ресурс (инициатором и движущей силой которого является Анатолий Бублик), поскольку считаю, что он важный и нужный. К сожалению, по статистике за позапрошлый год из Германии уехало 996 тысяч человек. Из них всего лишь 2600 мигрировали в Россию. И это меня немного тревожит и печалит.

– Почему?

– Потому что многие из тех, кто перебрался в Латинскую Америку, Австралию, Венгрию, Швейцарию, могли бы избрать Россию, так как есть ментальная связь. Но дело в том, что миграционное законодательство России в 90-е годы создавалось по американским лекалам, и его задача – препятствовать переселению в эту страну, а не способствовать. Сейчас в результате 4-х лет работы, в течение которых велись переговоры со всеми фракциями Думы, вплоть до Президента, произошел серьёзный прорыв. Миграционная политика начинает меняться. И я понимаю, что меня слышат. Даже решение о запуске электронной визы, начиная с 1 августа с.г. свидетельствует о том, что моё обращение было взято во внимание.

Я понимаю, что очень много ещё нужно сделать. Необходима серьёзная консультативная поддержка тем людям или бизнесу, которые собираются или могли бы переселиться в Россию. Поскольку очевидно, что там адекватные цены на энергоносители и очень много программ и дотаций… Однако нужно ещё решить вопрос с трансграничными перемещениями. Надеюсь, что в ближайшие месяцы это удастся сделать.

Задача №1 на сегодняшний день – сделать всё возможное для того, чтобы любой человек мог получить полную информацию о возможностях переселения в Россию, жизни и развитии бизнеса там ещё до того, как он сдвинется с места и начнёт собирать документы.

Ведь ни для кого не секрет, что Америка сегодня активно переманивает на свою сторону немецкие компании. Но у России не меньше, а в разы больше шансов для успешного ведения бизнеса. Есть дотационные программы. Главное – правильно ими пользоваться и будет не хуже, чем там. Но моё основное подспудное желание, чтобы те компании, которые в Германии стоят на грани банкротства, нашли своё место в России, развили свой опыт и ноу-хау. А когда придёт время восстанавливать экономику Германии, эти предприятия смогут вернуться из России обратно, хотя бы в виде филиалов. А вот из Америки не вернётся никто. Это просто нереально. Вполне очевидно, что они будут «заземлены» кредитами и обязательствами.

– Похоже, что проект, о котором вы говорите, может стать спасительным кругом для обеих экономик – российской и немецкой…

– Именно. Это очень серьёзный проект, который позволит, во-первых, спасти предприятия, и во-вторых, когда-нибудь станет фундаментом для добрососедских и партнерских отношений между Россией и Германией.

Вера

– Вы часто упоминаете Бога. Вам вера помогает в непростых жизненных ситуациях? И что для вас значит вера?

– Вера – это то, что помогает мне жить и творить. Без неё я никто и ничто.

Вера – основа принятия всех моих решений. Я бы, наверное, ничего не достиг, если бы не опирался на веру. Я понимаю, что я просто человек, но есть тот, кто создал всё – время, пространство, меня… Создателю подчиняется ситуация и обстоятельства. И этот кто-то – мой друг, потому что всегда могу к нему обратиться. С ним я общаюсь в молитве или молчании… Для меня вера – это не пустой звук. Я не религиозный человек, а верующий. Это две большие разницы. Бог живёт в сердце каждого из нас. Его просто надо найти.

Я не представляю своей жизни без такого мудрого, доброго советника, которого я имею в лице Господа.

– Как-то вы даже заявили, что Бог позвал вас в политику…

– У меня не было в планах быть политиком. Я просто услышал внутри себя голос, встал и пошёл… И получилось так, как получилось. В Бундестаге я отработал более 4 лет, четко понимая, почему Он меня туда отправил. Теперь я продолжаю своё дело, в том числе на площадке народной дипломатии. Политики приходят и уходят, а народ остаётся. Нужно работать на перспективу, на будущее, созидать, потому что разрушителей стало очень много и они считают себя победителями. Но последнее слово всё равно за Богом, а Бог – Созидатель, и я верю, что у нас есть шанс.

Источник: planet360.info

Также по теме

Новые публикации

21 июля  Россия и Сирия отметили 80-летие с момента установления дипломатических отношений. Но наша тесная духовная связь появилась задолго до 1944 года. Ещё в начале XX века на родине христианства – в Палестине, Ливане, Сирии – развернуло активную деятельность Императорское православное палестинское общество (ИППО).
Спектакль «Хаджи-Мурат» по повести Льва Толстого в переводе советского и российского востоковеда, историка и лексикографа Виктора Погадаева стал культурным событием в Малайзии. Постановка собрала четыре аншлага подряд, спектакль посетил даже премьер-министр страны.
«Левитан открыл Плёс, Плёс открыл Левитана» – с этой фразы начнётся ваше знакомство с самым маленьким городом на Волге площадью всего 3 квадратных километра и числом жителей чуть более 1800. Но несмотря на свои крохотные размеры, одно веское основание роднит его с мировыми европейскими столицами: как и Москва, Рим или Барселона: он стоит на семи холмах.
20 июля исполняется 100 лет со дня рождения Татьяны Лиозновой. За свою долгую творческую жизнь она сняла совсем немного фильмов, но каких! «Три тополя на Плющихе», «Семнадцать мгновений весны», «Карнавал» стали не просто хитами, но культовыми фильмами своего времени, которые ничуть не устарели и не потеряли своего обаяния и сегодня.
Недавно в Эстонии прошло первое судебное заседание по делу о нарушении санкций ЕС Мати-Дмитрием Терестала. Фигурантом дела является его супруга – директор регионального отделения медиагруппы «Россия сегодня» в Симферополе, бывший главный редактор эстонского СМИ Sputnik Meedia Елена Черышева.
Слово «разыскной» можно без труда найти в современных словарях и справочниках, однако текстовый редактор подчёркивает прилагательное красным, причисляя его к ошибкам. С чем это связано и помогут ли правила употребления гласных в приставках раз-/роз- внести ясность?
115 лет назад, 18 июля 1909 года, в деревне Старые Громыки Могилёвской губернии появился на свет Андрей Громыко. Этот сельский парнишка стал впоследствии самым известным дипломатом Советского Союза, много лет возглавлявшим министерство иностранных дел.