RUS
EN
 / Главная / Публикации / Старожилы Русского Самарканда

Старожилы Русского Самарканда

Игорь Пантюшов16.01.2019

Мы продолжаем серию публикаций о Русском мире современных среднеазиатских республик. В октябре 2018 года члены экспедиции «Современный этномир (Средняя Азия)», которая изучает культуру, быт и традиции русскоязычного населения, побывала в Самарканде. Здесь члены Пензенского областного отделения Русского географического общества провели серию интервью с русскими старожилами города и прихожанами православных храмов.

Читайте также: Русские в Бухаре

10 октября путешественники посетили достопримечательности Самарканда Гур-Эмир и Регистан, а также гордость города Сиабский рынок, где удалось встретиться с соотечественниками и взять у них интервью. Недалеко от площади Регистан во внутреннем дворике расположена арт-галерея «Бабушкин сундук», хозяйкой которой является Елена Ладик, уроженка Минска.

«Узнав о цели нашего визита в Самарканд и о том, что мы ищем русские народные костюмы, предметы быта, сказала, что здесь мы ничего не найдём. Но ей было приятно наше общество – в ходе общения она много рассказала нам о Русском мире Самарканда. От красоты и изобилия красивых старинных вещей, расположенных со вкусом, я не могла отвести взгляд. Такого я ещё нигде не видела», – рассказала член экспедиции Алла Тархова.

Как мы дружно жили!

Особым местом посещения для участников экспедиции стал архитектурный феномен, так называемый Русский Самарканд, – широко распространённое в архитектуре и истории название западной части города Самарканд, который строился по специальному генплану веером расходящихся от цитадели улиц с европейскими зданиями. В некоторых источниках он также именуется «Европейским» или «Новым» Самаркандом, а также «Южным Петербургом», который начал формироваться в 1870 году. Русский Самарканд – это исторический район, сложившийся в царскую эпоху западнее Старого города как совокупность подобных мест и их обитателей.

Как правило, в этом историческом районе дома одно- или двухэтажной постройки с общим двором, где люди разных национальностей десятилетиями уживались по-родственному. Исследователи посетили один из таких двориков Русского Самарканда, где тридцать лет назад жила одна из участников экспедиции Ольга Ильина. Дворик Ольга разыскала по памяти, поскольку названия улиц в городе все переименованы, своё название сохранила лишь улица Гагарина.

Живучесть старой топонимики – одна из особенностей Самарканда, поскольку все эти новые названия улиц в честь тюркских ханов, богатырей, святых, философов и поэтов не особо прижились среди представителей даже титульной нации, и на бытовом уровне в ходу названия, которых официально уже долго нет на карте.

После тёплой встречи с бывшими соседями Ольги Ильиной, участники экспедиции были приглашены в дом семьи Даврановых, где состоялась интересная беседа со старожилами Самарканда, прожившими в нём не менее трех поколений. В квартирах таких домов возникает ощущение, что эпоха остановилась на рубеже середины прошлого века.

«Во дворе нашем жили представители разных наций: русские, поляки, украинцы, татары, таджики, узбеки, армяне – всего шестнадцать семей. В основном, конечно, русские, все мы жили дружно и весело. Мой папа – узбек, а мама – татарка. Я – уже смесь получилась, а у сына моего – там уже пятьдесят пять кровей. Сама я преподаватель русского языка и литературы во втором поколении», – рассказала Лола Давранова.

Читайте также: Как живут русские в Узбекистане?

В рассказах старожилов Русского Самарканда присутствует ностальгия по советскому прошлому. Стоит добавить, что это историческое место в основном было населено интеллигенцией в нескольких поколениях.

«Я – поклонница СССР. Мы очень хорошо жили. Как мы дружно жили! У нас в пищевом техникуме, в котором я преподавала русский язык и литературу сорок лет, кого только не было: узбеки, таджики, татары, евреи, русские…Очень довольна своей жизнью, поскольку меня любили все и относились ко мне всегда хорошо», – рассказывает о себе пенсионерка Роза Тимиркаева. – «Нет никакого притеснения со стороны узбеков. Я вообще не знаю узбекский, а мы говорили везде  и на работе, и дома  только на русском. В семье мы общались и общаемся на русском, хоть муж мой был узбеком, а я сама татарка, но вот татарского языка я не знаю».

В Самаркандском университете

Значимым событием для участников экспедиции стало посещение 11 октября естественно-географического факультета Самаркандского государственного университета, где они после встречи погрузились в дружескую атмосферу учёных-географов, желающих рассказать о вузе и его достижениях.

«Связи с Россией сейчас расширяются, и мы хотим, чтобы они были восстановлены, как в былые годы, в том числе и с вашим университетом. Лучше это сделать как раз через Русское географическое общество и при его содействии. Мы с удовольствием отправим к вам студентов на практику, а также примем у нас ваших студентов», – сказал во время встречи Напас Алибеков, доктор географических наук, профессор факультета географии и экологии.

Самаркандский государственный университет – один из старейших университетов Узбекистана и Средней Азии, второй по величине университет Узбекистана. 22 января 1927 года в столице Узбекской ССР Самарканде (в 1925 — 1930 годах столицей Узбекской ССР являлся Самарканд) был организован Узбекский педагогический институт – с этой даты и ведётся история вуза. Институт стал одним из первых высших учебных заведений в советской Средней Азии.

Для гостей из России сотрудники Самаркандского госуниверситета организовали круглый стол, в котором приняли участие педагоги и студенты естественно-географического факультета. Преподаватели факультета выступили со словами приветствия, пожелав скорейшего восстановления связей между нашими народами, включая межвузовское взаимодействие.

«Честно скажу, уменьшение русских с 30 до 9 процентов населения повлияло и на научный мир очень отрицательно. Много было талантливых русских учёных. Связи с Россией в научном отношении, конечно, резко сузились. Потом, мы перешли на латынь вместо кириллицы, и теперь студенты не могут читать научные работы, которые опубликованы на кириллице – это очень тяжело», – отметил профессор Муродилло Кадиров.

Участники экспедиции рассказали на встрече о миссии экспедиции, её целях и задачах, подарили вузу сувениры. Студенты и педагоги во время общения выражали искреннюю радость, благодарили россиян, задавали интересующие их вопросы о России. В этот же день состоялось подписание договора о сотрудничестве между Пензенским и Самаркандским государственными университетами при содействии членов РГО.

«Во мне смешано три крови: иранская, казахская и татарская», – говорит Гюзаль Рахимова, студентка факультета географии и экологии СамГУ, – «но я выросла на русских книгах и очень люблю Пушкина, Лермонтова, Булгакова. Сейчас я читаю книги на русском языке, смотрю советские и российские фильмы, смотрю и телеканалы. Люблю общаться с русскими людьми, потому что с ними интересно обмениваться знаниями, информацией. Я с детства дружила с русскими, у меня было много среди них друзей, правда многие из них уехали учиться в Россию. Но я с ними общаюсь по интернету».

И ещё одна встреча с преподавателями и учащимися университета произошла через несколько дней. 15 октября члены экспедиции побывали на музыкальном факультете Самаркандского университета. Одной из тем встречи также стало межвузовское взаимодействие в деле изучения и сохранения общего культурно-исторического наследия.

Очень интересной была беседа с одной из русских старожилов Самарканда заведующей кафедрой фортепианного отделения музыкального колледжа Галиной Гридасовой. Она рассказала о ряде трудностей, которые испытывают соотечественники в Узбекистане.

«Моя дочь живёт в России, она закончила музыкальное училище в Калининграде, вышла замуж, а теперь с семьёй живёт там. Сейчас они с таким трудом получают российское гражданство. Я говорю: “Что мучить нас? Мой дед, Иван Пахалович, верой и правдой служил России, он был казак, полковник императорской, а затем Белой армии. Бабушка – графиня из Санкт-Петербурга, которая испытала с тремя детьми голод и лишения. Дайте, наконец, нам, настоящим русским людям, это гражданство!”. Мучают и мучают, столько испытаний в России, чтобы получить гражданство. Так издеваются, что пришлось адвоката нанимать», – пожаловалась Галина Владимировна.

Наша собеседница трепетно относится к семейным реликвиям. Она показала фотографии предков, в том числе фотографию полковника царской армии Пахаловича и его супруги, а также сувениры, которые он привёз ещё до революции из кругосветного путешествия. Со слов Галины Гридасовой, ей нравится Самарканд, но она планирует уехать в Россию к детям, потому что здесь ей не с кем стало общаться.

«Я бы хотела остаться жить в Самарканде. Я очень люблю этот красивый город, традиции, обычаи, но я здесь одна», – говорит она. – «Где мои дети – там и я должна быть, хотя мне так не хочется отсюда уезжать. Люди многие потерялись, Русский центр раньше работал в Самарканде, а сейчас никто не может дозвониться до нового руководителя. Он не работает, никому не помогает. Мы никому здесь не нужны!»

Русское кладбище: идеальный порядок

Ещё одним объектом исследования стало Христианское (русское) кладбище, расположенное практически в центре города. Здесь нам удалось побеседовать со смотрителем Гафуром Азузкуловым, персом по национальности, и русскими, работающими на кладбище. Хорошее состояние кладбища произвело на нас впечатление: соотечественники сохраняют память о близких.

«Мы смогли лично убедиться, что тщательным образом ведётся уход за захоронениями как участников Великой Отечественной войны, афганской войны и ветеранов вооружённых сил, так и за всеми могилами на кладбище. На обычные российские кладбища оно совершенно не похоже. Мы были поражены идеальному порядку и тому, что смотритель знает место каждого захоронения и может сказать о состоянии могил усопших», – рассказала Ольга Ильина.

Чистая речь самаркандцев

12 октября в ходе дальнейших опросов самаркандцев выяснилось, что практически все они владеют русским языком, многие городские вывески пишутся на русском. Сам Самарканд многонационален, и русский язык, видимо, является удобным средством межнационального общения, несмотря на официальный переход страны на латинский алфавит.

«Мы брали интервью у жителей Самарканда разного возраста», – говорит член экспедиции Олег Ткачёв, – «от пенсионеров до школьников, у людей разных профессий, от водителя до профессора. У них есть общая особенность: коренные русскоговорящие самаркандцы говорят исключительно на чистом русском языке. Это своеобразие русских и русскоговорящих коренных жителей Узбекистана, в основном городских жителей, которые являются потомками настоящей русской интеллигенции. В их речи практически нет диалектизмов, остался правильный до жёсткости литературный русский язык».

Стоит добавить, что в Самарканде, как во всём Узбекистане, популярно образование на русском языке в средних школах, также популярно общение на нём, по телевидению здесь транслируются российские каналы.

«А вообще, я вам скажу, что русским здесь живётся хорошо, сейчас и русских нянь нанимают в дома, хотят русский язык изучать», – рассказала пенсионерка Ирина Петрова. – «Про русскую культуру мы здесь не забываем. В последний раз и татарские танцы были представлены, как и танцы других народов России. Я хожу в русскую творческую группу "Радуга". Здесь также проводится много художественных выставок, которые мы с удовольствием посещаем».

Православный храм – место, где сохраняется русская культура

В Самарканде всего три церкви: храм святого великомученика Георгия Победоносца, храм Покрова Божьей Матери и собор Алексия Московского. В каждом приблизительно по сто пятьдесят прихожан, это в основном русские, болгары, корейцы, армяне.

Как и во всём Узбекистане, в Самарканде православные храмы являются центрами по сохранению русской народной культуры и традиций. Со слов соотечественников, деятельность Русских культурных центров в Самарканде и области не ведётся, поэтому православная церковь является дня них единственным связующим звеном, напоминающим о принадлежности к единому русскому цивилизационному пространству.

«Раньше было много праздничных мероприятий, которые проводились в Русском культурном центре в Самарканде. Сейчас практически ничего не проводится», – рассказала прихожанка Алексеевского собора Анна.

В Покровской церкви россиян встретил настоятель Роман Загребельный, с которым мы познакомились незадолго до этого. Он ждал гостей из России и сразу стал рассказывать о храме, построенном в 1903 году.

«Распад Советского Союза и постперестроечное время затронули и Россию, и бывшие республики СССР. Прежде всего, в экономическом плане. Конечно, были и положительные стороны, и отрицательные. И сейчас в чём-то есть и положительное, и отрицательное. Сейчас ощущается большой интерес к изучению нашей истории и культуры, поэтому есть творческий потенциал для развития, и многое для этого делается главами государств. Вместе с этим происходит спад русскоязычного населения… Но и здесь можно развиваться, есть потенциал, хотя, конечно, молодёжь больше всего привлекают другие страны, прежде всего, Россия», – рассказал отец Роман.

Нужно сказать, что в православных центрах соотечественники с удовольствием выступают в качестве респондентов, готовы рассказать о себе и поделиться особенностями своей жизни вдали от исторической родины. Всех их объединяет любовь к России и желание её посетить, особенно те места, откуда родом их предки.

«Мы здесь проживаем довольно-таки компактно», – говорит служащий храма Александр Колак, – «Раньше, в советское время, такой проблемы не было – жили, дружили, практически не разделялись на национальности. Ну, а традиции – они остались в церковных праздниках. Раньше же были советские праздники, но сейчас их нет. Что интересно, в этом году исполняется ровно 150 лет с того момента, как сюда впервые пришли русские, это были военные. И у них были свои песни, которые они исполняли, придя сюда, даже сохранились некоторые тексты».

Дефицит общения

Из-за отъезда в предыдущие годы русскоговорящего населения, со слов интервьюируемых соотечественников, у них образовался дефицит общения, у многих из них на фоне устроенности быта имеет место эмоциональное выгорание, в основном это относится к жителям Самарканда старше 50 лет.

«Мне кажется, что русские, проживающие здесь, имеют свои особенности. В любом случае, любой народ, проживающий на чужбине, со временем как-то ассимилируется и перенимает местные ценности и традиции. Был период, когда думалось, что и здесь мы чужие, и там чужие, но всегда стараешься отгонять от себя эти мысли. Хотелось, чтобы и нас в России воспринимали как своих, не считали нас чужими», – поделилась своими мыслями прихожанка храма Оксана Майлова.

В храме есть прихожане, недавно приехавшие с Украины, которые с удовольствием приняли участие в опросе. Один из них – Ярослав Канашский, отец восьмерых детей родом из Житомира, болезненно наблюдает за процессами, происходящими у него на родине, но с оптимизмом смотрит в будущее.

«Да, тяжело всё это наблюдать, душа просто разрывается, переживаем за всё, ведь там и наши родители остались. Также очень прискорбно наблюдать за расколом, что там происходит, ведь это братский народ, нас пытаются разделить, хотя мы едины. Будем надеяться, что всё будет хорошо», – прокомментировал Ярослав.

14 октября члены экспедиции как почётные гости из России были приглашены настоятелем Покровского храма на праздник Покрова. После службы они рассказали прихожанам о миссии, целях и задачах экспедиции, о Русском географическом обществе. Участница экспедиции Алла Тархова выступила перед прихожанами – она исполнила сольную концертную программу, состоящую из русских народных песен.

«В храме было много детей, и я решила для всех спеть не только старинные русские народные песни, но и немного рассказать о старинных народных праздниках и обрядах. Концерт получился хороший. Я была счастлива, увидев на глазах прихожан слёзы. Как потом выяснилось, к ним давно никто не приезжал из России с концертами», – отметила Алла.

В конце своей экспедиции в Самарканд члены Русского географического общества посетили краеведческий и исторический музеи города, поставив себе целью найти материальные предметы русской традиционной культуры (народные костюмы, утварь, посуду и др.). Как выяснилось, в том числе со слов смотрителей, от 150-летнего периода жизни многочисленного русского населения (и других этносов) на территории Узбекистана в музеях Самарканда абсолютно ничего не сохранилось. Так что память о русских сохраняется в архитектуре Русского Самарканда и популярном в стране русском языке.

Снимки предоставлены Игорем Пантюшовым

Также по теме

Новые публикации

23 августа исполняется 80 лет со дня подписания Договора о ненападении между Германией и СССР, известного как «Пакт Молотова – Риббентропа». Эта страница истории по-прежнему волнует многие умы, поэтому появление новых документов по этой теме всегда вызывает большой интерес. Накануне общественности был представлен сборник документов «Вынужденный альянс. Советско-балтийские отношения и международный кризис 1939-1940».
30 июля Государственному Лермонтовскому музею-заповеднику «Тарханы» исполнилось 80 лет. А в октябре родовая усадьба поэта готовится отметить 205-летие со дня его рождения. Как сегодня живёт и развивается музей-заповедник «Тарханы», принимающий в год порядка 300 тысяч посетителей? О неувядающем интересе к Михаилу Лермонтову рассказывает директор Государственного Лермонтовского музея-заповедника «Тарханы» Тамара Мельникова.
20 августа 1939 года началась знаменитая операция Красной армии при поддержке монгольских соединений по окружению и уничтожению японских войск на реке Халхин-Гол. Менее чем за две недели, уже к 31 августа, территория Монголии была полностью очищена от японцев, а 15 сентября Япония пошла на подписание договора о прекращении конфликта.
В этом году День города в Донецке – 25 августа – будет особенным: город празднует 150 лет со дня основания. Из Москвы на юбилейные мероприятия приедет большая делегация – в том числе представители общественной организации «Землячество донбассовцев». О том, каким образом московское землячество помогает Донбассу, рассказывает первый заместитель председателя правления этой общественной организации Пётр Акаёмов.
История, исторические факты – вещи, сами по себе неудобные для тех недобросовестных политиков, которые пытались изменить и переписать прошлое в угоду собственным воззрениям и соответствующей конъюнктуре. Так получилось, что правда о существовании русин всячески замалчивалась или даже намеренно искажалась в тех государствах, которые в то или иное время владели этим краем.  
Американец Шон Куирк, музыкант и менеджер известного в России и за рубежом тувинского коллектива «Алаш», говорит на четырёх языках. На заграничных гастролях он объявляет композиции «Алаша» по-английски, поёт тувинские народные песни на публику и для себя и, если зрители просят, может порадовать их русской частушкой. А ещё читает книги на языке предков – древнеирландском.
На протяжении последних двадцати лет в Западной Монголии с увеличивающейся активностью работают волонтёры – носители турецкого, немецкого и английского языков. Между тем, русский язык теряет свои позиции. Специалисты Горно-Алтайского государственного университета разработали концепцию по поддержке русского языка в этом регионе, которая в настоящее время при поддержке фонда «Русский мир» проходит апробацию в Баян-Улгийском и Ховдском аймаках.
Этой осенью стартует кругосветная экспедиция сразу трёх российских парусников – фрегата «Паллада» и барков «Крузенштерн» и «Седов». Все три парусника бывали ранее в кругосветках, однако подобного по масштабу события ещё не бывало. Плавание приурочено к 200-летию открытия Антарктиды русскими мореплавателями, а также к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне.