EN
 / Главная / Публикации / Павел Фокин: Год литературы дал надежду, но тем и ограничился

Павел Фокин: Год литературы дал надежду, но тем и ограничился

Владимир Емельяненко 29.01.2016

Итоги 2015 года – Года литературы в России – в рамках заседания Зиновьевского клуба, собравшего на зимние интеллектуальные «посиделки» писателей и литературную общественность страны, в интервью «Русскому миру» подводит старший научный сотрудник Государственного литературного музея Павел Фокин. 

– Павел Евгеньевич, если сжато, в чём для Вас главный итог Года литературы в России? 

– Он поддержал русский язык и литературу, но не дал толчка к созданию литературы. 
Год литературы – всё же государственная программа, и я не уполномочен подводить именно её итоги, поэтому подчеркну: всё это моё частное мнение и видение.

Фото: vmdaily.ru

– Вы входили в число людей, которые принимали решение о проведении в 2015 году Года литературы? 

– Не совсем так. Меня пригласили на известное заседание Президентского совета, проходившего в РУДН в конце 2013 года, где и была сформулирована идея о Годе литературы. Её поддержал президент страны. А дальше получилось то, что получилось. Литераторы и писатели ждали бюджетных денег на свои проекты, а государство – творческой активности деятелей литературы и культуры. На этих взаимно напрасных ожиданиях год и закончился. 

– Но всё же позитивные события были?

– В течение 2015 года, действительно, прошло много литературных фестивалей, конкурсов, концертов. Правда, многие из них проводились и раньше. Элемент паразитирования чиновников на местах, желавших поставить «галочку», всё же портит впечатление от Года литературы. 

Да, успешными были многие флэшмобы, например, по массовому публичному чтению Чехова и Толстого – в теле- и радиоэфире, на концертных и иных площадках. Здорово. Эффектно. Но что за медийными блёстками? Пока ничего, кроме двух противоречащих друг другу процессов: идёт болезненный процесс противостояния большой литературы и коммерческой литературы, а за ним маячит ещё один – тотального вымывания смыслов. Год литературы в этом плане дал надежду на развитие и сохранение большой литературы, но тем и ограничился.     
 
– Чего нам недостает, чтобы вернуть литературе былое влияние и статус? 

– О необразованности речи не идёт. В министерстве культуры, например, работают люди с хорошим образованием, порой и с двумя-тремя. Полагаю, и Год литературы эту проблему обнажил: речь всё же идет о соотношении запросов на литературу и массовую культуру или масскульт. Тут надо тщательно расставлять приоритеты. И это – один из итогов Года литературы. Вторая проблема – кампанейщина чиновничества. Она никуда не делась. И это уже общественная проблема. Третья – неготовность писательской среды зарабатывать деньги. 

 В чём это проявляется? 

– Простой и близкий мне пример – ситуация с литературными площадками в музеях. Вернее, с их отсутствием, хотя любой директор музея будет только рад видеть в музейном пространстве писателей и поэтов. Что происходит на практике? Литература как добытчик денег сегодня – это что-то ругательное. Настолько, что говорить о прибыли от литературных проектов невозможно. Но музей – бюджетное учреждение, оно зимой отапливается, вечером освещается, у него есть служители, которые получают зарплату. Поэтому проведение в музее бесплатных мероприятий – это убыток. Почему же бюджет, кстати, скудный, должен выступать спонсором, например, литературных вечеров или творческих встреч с писателями? 

Считаю, даже Литературный музей не имеет на это права. Он не является самостоятельной фигурой, он – государственное учреждение.  Деньги идут, как правило, из бюджета, и предполагается, что они окупаются, по крайней мере, за счёт входных билетов. Поэтому нормальным было бы существование литературных проектов в формате мероприятий, оплачиваемых теми же входными билетами. Увы, так сложилось: не принято. Писатели, литераторы и поэты полагают, что это слишком высокая цена для того, чтобы прийти на литературный вечер. 150 рублей – входной билет в Литературный музей – большая цена для взрослого посетителя? 

– Доступная. То есть Вы полагаете, всем заинтересованным сторонам надо менять мышление? 

– Только так его удастся со временем сформировать у читателя, чем всегда занималась русская литература. Позволю себе ещё бытовой пример. Есть литературные кафе, где посетители тратят денег гораздо больше. А вот за входной билет на литературный вечер, стоящий несопоставимо меньше, платить не принято. Почему? Вот где-то здесь должно возникнуть понимание, что за всё надо платить. 

Также по теме

Новые публикации

90 лет назад, 30 мая 1934 года, родился советский космонавт, дважды герой Советского Союза Алексей Леонов. Алексей Архипович совершил два космических полёта. И оба стали легендарными. Сегодня память о космонавте и его неутомимой общественной деятельности хранят по всей России, но особенно – на его малой родине, в Кузбассе.
Чтобы добраться до Байкала, нужно  сначала прилететь или в Иркутск, или в Улан-Удэ. Возможность посетить буддийский центр России показался более экзотичным, и мы купили билеты до Улан-Удэ. Это точка на карте, которая вынужденно попалась нам на пути к Байкалу, в итоге оказалась совершенно особенной и незабываемой.
Когда в Китае вышел в прокат художественный фильм «Красный лебедь», он сразу же стал лидером проката. В картине идёт речь о советском хореографе Петре Гусеве (1904 – 1987), ставшем основателем Китайского национального балета. Сегодня в Китае чтут и помнят имя этого подвижника русского балета.
Греческий писатель и историк Георгиос Романос убеждён: война Запада с Россией началась не вчера, а ведётся в различных формах на протяжении восьмидесяти лет, и спровоцированные события на Украине – часть этого противостояния. Об этом историк заявил на недавнем круглом столе в Афинах, посвящённом Дню Победы и роли СССР в разгроме нацизма.
Ольга Игбо приехала в Нигерию в 1984 году, преподавала в университете русский язык, а сегодня руководит Центром науки, культуры и творчества для русскоговорящих «Источник». Сегодня к ней обращаются студенты и выпускники школ, заинтересованные в изучении русского языка для учёбы в России. И таких желающих, по её словам, могло быть гораздо больше.
Объединяя молодых журналистов, фотографов, блогеров, документалистов и аниматоров, Международный медиафорум «Диалог культур» выводит их лучшие работы на уровень высокого искусства, которому совершенно не мешают географические, языковые и религиозные различия.
Русский язык как любая живая система подвержен изменениям, влиянию внешних факторов и объективных социотехнологических процессов. Эта мысль в разных контекстах звучала на многих секциях прошедшего в Москве IV Костомаровского форума.