EN
 / Главная / Публикации / «Каждый новый читатель "Гамлета" - его автор»

«Каждый новый читатель "Гамлета" - его автор»

Редакция портала «Русский мир»04.11.2015

Круглый стол «Языки современной литературы Русского мира», состоявшийся в рамках IX Ассамблеи Русского мира в Суздале, пришел к заключению, что текущий литературный процесс – как мозаика. Его определяют неоспоримые тенденции, достойные полемики, ‒ множественность литератур и множественность языков.

Фото: Александр Бурый
 
Открывая дискуссию о путях развития современной литературы, Людмила Вербицкая, председатель попечительного совета фонда «Русский мир», президент СпбГУ, предложила исходить из постулата о том, что «современная литература ‒ разная, пёстрая, но она есть. Она по-новому ставит вечные для человека вопросы быта и бытия».

Её поддержала модератор круглого стола профессор СпбГУ Мария Черняк. Она заметила, что классическая литература имеет «подушку безопасности» ‒ устоявшиеся интерпретации, а современная литература в этом смысле оголена, что даёт свободу мышления и одновременно пугает и путает.

«За современностью трудно видеть историю, ‒ считает Мария Черняк, ‒ поэтому новая литература ищет, поэтому у неё не только разные русские языки, но ей свойственна множественность и разнородность жанров, направлений и аудитории».


«Этажность» современных литератур в своём выступлении вывела Наталия Иванова, профессор МГУ, заместитель главного редактора журнала «Знамя». На первый этаж она поместила массовую литературу, заметив, что «чем ниже этаж, тем беднее язык». Отказавшись назвать имена этих «литераторов», она дала понять, что речь идет о масскульте от литературы.

На второй этаж ‒ беллетристику, у которой, по словам Ивановой, «тоже разные уровни, но язык богаче, а цели амбициознее», поэтому эта «ещё не литература» реально двигает и развивает литературный процесс, заряжая его как позитивными, так и негативными векторами развития.

Третий этаж ‒ самый сложный, из тех, что «что-то читал» или «конечно, знаю», ‒ это модная литература. В её разряд Иванова относит такие имена, как Пелевин ‒ «самый модный писатель», Улицкая, Прилепин, Акунин. С точки зрения Наталии Ивановой, которую поддержала её оппонент ‒ Светлана Друговейко-Должанская, профессор СпбГУ, опасность моды в том, что её носителя, тем более законодателя, подстерегает опасность болезни «Жёлтой стрелы»: автор, умея афористично формулировать мысли через игру, заражается своей «модностью», и его язык становится сначала шаблоннее, а потом беднее.


Четвёртый этаж современной литературы ‒ арт-хаусная литература, сознательно работающая, как впрочем, всегда, на сужение читательской аудитории, что позволяет ей смело экспериментировать как с жанрами, так и с современным русским языком.

«В этом сегменте современной литературы усложнение лексики идёт за счёт упрощения жанровых форм», ‒ считает Наталия Иванова. Яркие представители арт-хауса ‒ Сорокин и Шишкин, удерживающие в литературе элитарную аудиторию.



И, наконец, относительно новый этаж современной литературы ‒ литература русского зарубежья или литература Русского мира. Её принцип распространения и ареал влияния ‒ «русские живут везде». Ее ярчайшие представители, известные в мире ‒ Чингиз Айтматов (Киргизия) и Фазиль Искандер (Абхазия). «Я русский писатель, но певец Абхазии», ‒ однажды сказал Фазиль Искандер, сформулировав мироощущение писателей Молдовы, Украины, Латвии, Армении, Израиля, США, Азербайджана, Германии, а также десятков других государств, но с одним условием ‒ писателей, пишущих на русском языке.

«У них другое мироощущение, другой русский язык, другая русская литература, ‒ считает Наталия Иванова, ‒ но это русская литература, независимо от того, какой национальности эти люди и каких взглядов и идеологических убеждений они придерживаются».


Литературный критик Евгений Ермолин, профессор Ярославского ГУ, согласился с классификацией Наталии Ивановой современных литератур. Но особо подчеркнул, что «множественность литератур ‒ это не их легитимация, особенно легитимация дилетантства и графоманства».

«Я убеждён, что множественность литератур через болезни и кризис, ‒ говорит Евгений Ермолин, ‒ в итоге приведёт к тому, что читатель научится различать литературу интересную и неинтересную».

Как считает Ермолин, литературная дорога до этого читательского благополучия длинная и лежит через болезни кризиса. Их в современной литературе, по Ермолину, четыре: кризис большой формы (страх не оправдать формат романа), кризис литературного вымысла (жизнь опережает эти сюжеты), кризис лирического высказывания (не знаешь, как писать, ‒ расскажи о себе) и ослабление чувства реальности у современников (Интернет, виртуальная реальность, мода на «фэйк»).

Такой диагноз множественности современных литератур поддержали и Наталия Иванова, и Светлана Друговейко-Должанская. Обе они заметили, что одна из новых тенденций множественности ‒ «все пишут, и все считают себя литераторами».

«Литературный и окололитературный процесс таков, ‒ считает Наталия Иванова, ‒ что дай Бог, чтобы писателей стало поменьше, а читателей побольше. У нас все писатели, а учитывая демографическую проблему, уместен вопрос ‒ кто завтра будет читать?»

Однако с ней не согласились Евгений Ермолин и Светлана Друговейко-Должанская. Они обратили внимание на то, что стремление к литературному творчеству массовой аудитории оборачивается ростом интереса к классической литературе и желанию её интерпретировать с учетом эпохи Интернета. Мария Черняк, ссылаясь на литературных критиков прошлого, заметила, что эта тенденция имеет своё название ‒ «Каждый новый читатель "Гамлета" ‒ его автор».

В итоге полемики о направлениях развития современной русской литературы все её участники пришли к заключению, что этих направлений так много, что резонно вести речь не только о множественности литератур, но и о том, что не все эти направления есть развитие литературы. С одной стороны, почти ежедневно появляющиеся книжные новинки, которые сложно назвать литературой. С другой ‒ именно они придают современному литературному процессу многоуровневость и множественность ‒ как жанровую, так и языковую, что делает живым и обогащает такое сложное явление, как русская литература. Вот и выходит, что многообразие языков современной русской литературы, отсутствие единого метода – одна из ярких черт словесной культуры нового XXI века.

Также по теме

Новые публикации

В Эстонии, по разным причинам, с каждым годом увеличивается количество русскоязычных детей, поступающих в школы с эстонским языком обучения. Родители всё чаще встают перед проблемой – как сохранить идентичность ребёнка, дать ему хороший русский язык, знания по родной литературе и культуре. На эти вопросы отвечает директор Таллинской школы русского языка Института Пушкина Инга Мангус.
На территории Русского центра им. Н. И. Бородиной в городе Мерано провинции Альто-Адидже (Италия) прошла премьера литературно-театрального спектакля «Калейдоскоп» по рассказам Михаила Зощенко. Зрителями стали наши соотечественники и итальянцы, изучающие русский язык.
275 лет назад, 16 сентября (по старому стилю – 5 сентября) 1745 года, родился выдающийся российский военачальник и дипломат Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов. О военном таланте Кутузова, его заслугах в войнах с турками и Наполеоном знают все. Обратимся к чуть менее известным, но весьма примечательным фактам из жизни нашего великого соотечественника.
Сентябрь подтвердил опасения и тревоги учащихся бывших русских школ и их родителей в Латвии. На головы наших соотечественников в новом учебном году одновременно свалилось сразу три беды – компетентностная реформа, серьёзные языковые ограничения и перемены, связанные с эпидемиологической ситуацией.  
Член Всемирного координационного совета российских соотечественников Сильвана Ярмолюк-Строганова, с детских лет живущая в Аргентине, рассказала об истории своей семьи и отношениях в среде российских иммигрантов.
Есть ли идеология у современного российского государства? И если есть, то какая? Ответ на этот вопрос пытаются дать авторы книги «Идеология русской государственности. Континент Россия». Многих, наверняка, удивит вывод о том, что эта идеология не только существует, но и практически не менялась за последние 500 лет.
8 сентября во многих странах отмечают Международный день грамотности. Праздник этот был установлен ЮНЕСКО ещё в 1966 году для борьбы с неграмотностью. Хотя и не так остро, эта проблема стоит перед человечеством и сейчас. Нам, привыкшим к тому, что все вокруг как минимум посещали школу, трудно осознать, что до сих пор каждый пятый человек в мире не умеет ни читать, ни писать.
Как сообщал «Русский мир», жители Папуа – Новой Гвинеи обратились к главе Русской православной церкви с коллективным прошением об организации в стране православной миссии. Инициатива возникла после посещения Папуа – Новой Гвинеи иереем Кириллом Шракбулем, возглавляющим подворье РПЦ на Тайване.