EN
 / Главная / Публикации / «Каждый новый читатель "Гамлета" - его автор»

«Каждый новый читатель "Гамлета" - его автор»

Редакция портала «Русский мир»04.11.2015

Круглый стол «Языки современной литературы Русского мира», состоявшийся в рамках IX Ассамблеи Русского мира в Суздале, пришел к заключению, что текущий литературный процесс – как мозаика. Его определяют неоспоримые тенденции, достойные полемики, ‒ множественность литератур и множественность языков.

Фото: Александр Бурый
 
Открывая дискуссию о путях развития современной литературы, Людмила Вербицкая, председатель попечительного совета фонда «Русский мир», президент СпбГУ, предложила исходить из постулата о том, что «современная литература ‒ разная, пёстрая, но она есть. Она по-новому ставит вечные для человека вопросы быта и бытия».

Её поддержала модератор круглого стола профессор СпбГУ Мария Черняк. Она заметила, что классическая литература имеет «подушку безопасности» ‒ устоявшиеся интерпретации, а современная литература в этом смысле оголена, что даёт свободу мышления и одновременно пугает и путает.

«За современностью трудно видеть историю, ‒ считает Мария Черняк, ‒ поэтому новая литература ищет, поэтому у неё не только разные русские языки, но ей свойственна множественность и разнородность жанров, направлений и аудитории».


«Этажность» современных литератур в своём выступлении вывела Наталия Иванова, профессор МГУ, заместитель главного редактора журнала «Знамя». На первый этаж она поместила массовую литературу, заметив, что «чем ниже этаж, тем беднее язык». Отказавшись назвать имена этих «литераторов», она дала понять, что речь идет о масскульте от литературы.

На второй этаж ‒ беллетристику, у которой, по словам Ивановой, «тоже разные уровни, но язык богаче, а цели амбициознее», поэтому эта «ещё не литература» реально двигает и развивает литературный процесс, заряжая его как позитивными, так и негативными векторами развития.

Третий этаж ‒ самый сложный, из тех, что «что-то читал» или «конечно, знаю», ‒ это модная литература. В её разряд Иванова относит такие имена, как Пелевин ‒ «самый модный писатель», Улицкая, Прилепин, Акунин. С точки зрения Наталии Ивановой, которую поддержала её оппонент ‒ Светлана Друговейко-Должанская, профессор СпбГУ, опасность моды в том, что её носителя, тем более законодателя, подстерегает опасность болезни «Жёлтой стрелы»: автор, умея афористично формулировать мысли через игру, заражается своей «модностью», и его язык становится сначала шаблоннее, а потом беднее.


Четвёртый этаж современной литературы ‒ арт-хаусная литература, сознательно работающая, как впрочем, всегда, на сужение читательской аудитории, что позволяет ей смело экспериментировать как с жанрами, так и с современным русским языком.

«В этом сегменте современной литературы усложнение лексики идёт за счёт упрощения жанровых форм», ‒ считает Наталия Иванова. Яркие представители арт-хауса ‒ Сорокин и Шишкин, удерживающие в литературе элитарную аудиторию.



И, наконец, относительно новый этаж современной литературы ‒ литература русского зарубежья или литература Русского мира. Её принцип распространения и ареал влияния ‒ «русские живут везде». Ее ярчайшие представители, известные в мире ‒ Чингиз Айтматов (Киргизия) и Фазиль Искандер (Абхазия). «Я русский писатель, но певец Абхазии», ‒ однажды сказал Фазиль Искандер, сформулировав мироощущение писателей Молдовы, Украины, Латвии, Армении, Израиля, США, Азербайджана, Германии, а также десятков других государств, но с одним условием ‒ писателей, пишущих на русском языке.

«У них другое мироощущение, другой русский язык, другая русская литература, ‒ считает Наталия Иванова, ‒ но это русская литература, независимо от того, какой национальности эти люди и каких взглядов и идеологических убеждений они придерживаются».


Литературный критик Евгений Ермолин, профессор Ярославского ГУ, согласился с классификацией Наталии Ивановой современных литератур. Но особо подчеркнул, что «множественность литератур ‒ это не их легитимация, особенно легитимация дилетантства и графоманства».

«Я убеждён, что множественность литератур через болезни и кризис, ‒ говорит Евгений Ермолин, ‒ в итоге приведёт к тому, что читатель научится различать литературу интересную и неинтересную».

Как считает Ермолин, литературная дорога до этого читательского благополучия длинная и лежит через болезни кризиса. Их в современной литературе, по Ермолину, четыре: кризис большой формы (страх не оправдать формат романа), кризис литературного вымысла (жизнь опережает эти сюжеты), кризис лирического высказывания (не знаешь, как писать, ‒ расскажи о себе) и ослабление чувства реальности у современников (Интернет, виртуальная реальность, мода на «фэйк»).

Такой диагноз множественности современных литератур поддержали и Наталия Иванова, и Светлана Друговейко-Должанская. Обе они заметили, что одна из новых тенденций множественности ‒ «все пишут, и все считают себя литераторами».

«Литературный и окололитературный процесс таков, ‒ считает Наталия Иванова, ‒ что дай Бог, чтобы писателей стало поменьше, а читателей побольше. У нас все писатели, а учитывая демографическую проблему, уместен вопрос ‒ кто завтра будет читать?»

Однако с ней не согласились Евгений Ермолин и Светлана Друговейко-Должанская. Они обратили внимание на то, что стремление к литературному творчеству массовой аудитории оборачивается ростом интереса к классической литературе и желанию её интерпретировать с учетом эпохи Интернета. Мария Черняк, ссылаясь на литературных критиков прошлого, заметила, что эта тенденция имеет своё название ‒ «Каждый новый читатель "Гамлета" ‒ его автор».

В итоге полемики о направлениях развития современной русской литературы все её участники пришли к заключению, что этих направлений так много, что резонно вести речь не только о множественности литератур, но и о том, что не все эти направления есть развитие литературы. С одной стороны, почти ежедневно появляющиеся книжные новинки, которые сложно назвать литературой. С другой ‒ именно они придают современному литературному процессу многоуровневость и множественность ‒ как жанровую, так и языковую, что делает живым и обогащает такое сложное явление, как русская литература. Вот и выходит, что многообразие языков современной русской литературы, отсутствие единого метода – одна из ярких черт словесной культуры нового XXI века.

Также по теме

Новые публикации

Какой предлог выбрать в данных сочетаниях: в меру сил или по мере сил, в парке или по парку, в праздники или по праздникам? Есть ли смысловая разница между вариантами подобных конструкций?
300 лет Канту. Великий мыслитель в своих знаменитых философских трудах заложил основы морали и права, ставшие нормой уже для современного нам общества. Но современники знали его как… географа, читавшего 40 лет лекции по физической географии. А ещё Кант присягал на верность русской императрице, был почётным членом Петербургской академии и читал лекции  русским офицерам.
Судя по результатам голосования на сайте недавно созданной организации «Мы есть русские», с понятием «русский» в подавляющем большинстве случаев респонденты ассоциируют слова «справедливость» и «величие». Оно   красного цвета и связано с символом Родины-матери, наполнено наследием предков и верой в процветающее будущее народа.
Затронем вопрос о вариативном окончании некоторых существительных в предложном падеже. Как правильно: в саде или в саду, на береге или на берегу, в лесе или в лесу? На что нужно обратить внимание при выборе формы слова?
21 апреля в театре Турски в Марселе (Франция) открывается X Международный фестиваль русских школ дополнительного образования. Член оргкомитета фестиваля Гузель Агишина рассказала «Русскому миру», что его цель в том, чтобы показать, насколько большую работу ведут эти школы и как талантливы их ученики.
Несмотря на международную ситуацию, катастрофического падения интереса к русскому языку в странах, которые сегодня мы называем недружественными в силу сложившихся политических обстоятельств, в том числе в Соединённых Штатах, не произошло.
В библиотеке Центра православной культуры, который действует при храме Всех Святых в Страсбурге (Франция), открылась выставка «Сказки Пушкина». Инициатива пришла «с низу» – от приходского актива. Экспонаты поступили из собственных фондов православной библиотеки храма и частных собраний прихожан.
120 лет назад родился выдающийся учёный, переводчик, поэт, антифашист Илья Николаевич Голенищев-Кутузов. После Гражданской войны он ребёнком оказался в Югославии, но в зрелом возрасте мечтал вернуться в Россию. И в 1955 году его мечта, наконец, осуществилась. В Москве открылась выставка, посвящённая удивительной судьбе нашего соотечественника.
Цветаева