RUS
EN
 / Главная / Публикации / Русский клуб: Иммиграция и эмиграция – вопрос, зависший в условиях невесомости

Русский клуб: Иммиграция и эмиграция – вопрос, зависший в условиях невесомости

13.01.2008

Вероятно, многие думают, что переезд в другую страну – это приятное потрясение. Или наоборот – неприятное, но потрясение. Четверть века назад, когда уезжали родственники или друзья, люди расставались на неопределённый период, практически навсегда. Сейчас положение изменилось. Границы приоткрыты, люди общаются пока более-менее свободно. Не известно, что будет дальше – или запретят общаться, или кризис просто не даст потратить пять долларов на телефонную карточку. Правда, к счастью, существует Skype и другие интернет-порталы, обеспечивающие практически равнозначную связь, за которую платить не надо. В общем, естественно, что любящие сердца всегда найдут пути соединиться. 

Однако речь в этот раз о тех, кто уехал и приехал обратно в свою страну. А потом уехал снова. Чтобы не путаться в передвижениях воображаемого героя замечу, что он (или она, они) не связан узами брака или ещё какими-либо налагающими обязательства отношениями. Скажем, есть кое-какие деньги, и человек может свободно передвигаться. Туда-сюда, как нитка с иголкой, нитка в ушко – иголка в ткань. Так, «прошивая» пространство, человек мотается за счастьем, за успехом, за реализацией. Самое главное – за последним, за реализацией, каким бы риторическим это понятие не казалось бы. Один знакомый филолог из Питера приезжал по гранту Карнеги в Нью-Йорк и в течение 3 месяцев проводил опросы русскоязычных школьников, тинейджеров и так называемых young professionals – работающих, закончивших колледж людей до 30 лет. Выяснилось, что те, кто уехал до 12-13 лет, то есть до начала пубертанного периода, довольно естественно влились в американскую жизнь, а уехавшие позже находятся на грани жизни «той» и «этой». Немного легче тем, кто уехал после 20. Они – определённо люди со сложившейся российской ментальностью, им не надо корчится в муках при определении своей «identity».

Именно на гребне этой пограничной полосы – в тринадцать лет – приехал в Америку один мой знакомый. Безусловно талантливый человек, он сразу после окончания школы поступил в престижный университет на творческую специальность. Обычно в Америке на факультетах, связанных с литературой, музыкой, искусствами,учатся дети очень богатых родителей. Но бывают исключения, и все были уверены, что именно он находится в той самой категории «исключительных». Однако в идеальных условиях Нью-Йоркского университета пророс совершенно не тот плод. Молодой человек всё больше углублялся в русский рок, благо, в Нью-Йорке есть Русский рок-клуб, христианство, русскую литературу, русофильские идеи... в конце концов он сообщил всем, что уезжает, навсегда. Ненавидит Америку и обожает Россию. Несколько лет назад Россия как раз набирала экономические обороты, и казалось, что выбор сделан правильно. Однако через год «патриот» в глубоком разочаровании вернулся. Судя по его отзывам, никто не заинтересовался там его музыкальными талантами, конкуренция очень сильная и кругом снобы, а роль обычного переводчика его, мягко говоря, не устроила. Началась вторая волна вдохновения – Америка стала самой любимой, а Россия мрачной и ужасной. Через полгода – ремиссия. И так далее.

Нет, это не душевная болезнь, и даже не психолог здесь не нужен. Это – неправильное перемещение в пространстве, которое в определённый период «отвергает» существо, как тело отвергает имплантированный орган. Как известно, при пересадке сердца или других жизненно важных органов больной пьёт таблетки, подавляющие иммунную систему, чтобы новый здоровый, но чужой орган не отторгался. А в жизни? Что принять, чтобы «переварить» себя самого в неправильном времени и пространстве? И как их сделать «правильными»? Наверное, этот вопрос так и повис бы в воздухе, если бы не вспомнилась замечательная фраза Грибоедова: «Где ж лучше? Где нас нет».

Курица или яйцо, иммиграция или эмиграция, быть или не быть – вот в чём... ответ. Да, именно так, жизнь эмигранта напоминает качели, в какую бы страну он не приехал жить. Единственный путь к счастью – не смотреть назад. Но даже если Орфей не послушался, что говорить об обычных людях? Лучше, кажется, учиться на чужих ошибках. Хотя и в этом я не полностью уверена.

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

Внук знаменитого художника Валентина Серова – Григорий Серов – родился в Ливане, где стал известным архитектором и построил множество зданий. Но в последние несколько лет он регулярно приезжает в Россию и даже получил российское гражданство. Григорий Серов – представитель той плеяды русских соотечественников, которые внесли большой вклад в развитие тех стран, где они проживали.
В конце ноября в Кишинёве уже в шестой раз состоялся Международный фестиваль русской литературы «Пушкинская горка». Этот фестиваль объединяет людей творческих профессий вокруг имени Александра Пушкина и русской литературы. «Убеждена, что России нужна государственная программа поддержки русской литературы за рубежом – в странах бывшего СССР», – считает Олеся Рудягина, инициатор проведения и куратор «Пушкинской горки».
Зимой любовь к кофе и кафе становится крепче. Так приятно сидеть за столиком с чашечкой ароматного напитка и наблюдать, как за окном порхают снежинки, сверкают огни шумного города. И обязательно к кофеёчку просится что-нибудь вкусненькое. Не будем себе отказывать в приятных мелочах и закажем… шарлотку. В любом словаре этим словом обозначается яблочный пирог.
Недавно открытая в Бишкеке «Школа Газпром Кыргызстан» стала одним из пяти ресурсных центров российского образования за рубежом. А на днях туда уже приехали первые преподаватели из российских вузов. Почему именно эта школа была выбрана в качестве участника пилотного проекта довузовской подготовки школьников за рубежом? И в чём её отличие от других русских школ? Об этом рассказывает заместитель директора школы по развитию Станислав Епифанцев.
В декабре 1769 года указ об учреждении ордена Святого Георгия, ставшего высшей военной наградой Российской империи, подписала императрица Екатерина II. Указав,  что вручать его надлежит не за «высокую породу», а за «особливые мужественные поступки», то есть личную храбрость. В новые времена орден Святого Георгия, упразднённый в 1917 году, был восстановлен, статут ордена подписал в 2000-м году президент России Владимир Путин.
До Нового года совсем чуть-чуть. Время в декабре воспринимается по-особенному: оно словно меняет свой привычный ритм и начинает ускоряться, концентрироваться, прессоваться. В магазинах ажиотаж (от франц. agitation возбуждение), и даже пешеходы на улицах пребывают в радостной ажитации.
Общество преподавателей русского языка в Швейцарии (ОПРЯШ) отметило полувековой юбилей. На праздник в Цюрихе в конце ноября собрались русисты из разных уголков страны. И среди них – Мария Александровна Банкул. Более 50 лет она живёт в Швейцарии, в окружении русской литературы: в доме богатая домашняя библиотека – почти семь тысяч томов.
В апреле 2019 года экспедиция «Современный этномир» Пензенского отделения Русского географического общества побывала в крупных городах Казахстана – Нур-Султане, Караганде, Темиртау, Алма-Ате и Киргизии – Караколе и Бишкеке. Члены экспедиции выясняли, как живёт русскоязычное население региона, что происходит там с русским языком и с русским культурным наследием. «Современный этномир» стала первой этнографической экспедицией РГО в Казахстан и Киргизию в постсоветский период.