EN
 / Главная / Публикации / Русский клуб: Иммиграция и эмиграция – вопрос, зависший в условиях невесомости

Русский клуб: Иммиграция и эмиграция – вопрос, зависший в условиях невесомости

13.01.2008

Вероятно, многие думают, что переезд в другую страну – это приятное потрясение. Или наоборот – неприятное, но потрясение. Четверть века назад, когда уезжали родственники или друзья, люди расставались на неопределённый период, практически навсегда. Сейчас положение изменилось. Границы приоткрыты, люди общаются пока более-менее свободно. Не известно, что будет дальше – или запретят общаться, или кризис просто не даст потратить пять долларов на телефонную карточку. Правда, к счастью, существует Skype и другие интернет-порталы, обеспечивающие практически равнозначную связь, за которую платить не надо. В общем, естественно, что любящие сердца всегда найдут пути соединиться. 

Однако речь в этот раз о тех, кто уехал и приехал обратно в свою страну. А потом уехал снова. Чтобы не путаться в передвижениях воображаемого героя замечу, что он (или она, они) не связан узами брака или ещё какими-либо налагающими обязательства отношениями. Скажем, есть кое-какие деньги, и человек может свободно передвигаться. Туда-сюда, как нитка с иголкой, нитка в ушко – иголка в ткань. Так, «прошивая» пространство, человек мотается за счастьем, за успехом, за реализацией. Самое главное – за последним, за реализацией, каким бы риторическим это понятие не казалось бы. Один знакомый филолог из Питера приезжал по гранту Карнеги в Нью-Йорк и в течение 3 месяцев проводил опросы русскоязычных школьников, тинейджеров и так называемых young professionals – работающих, закончивших колледж людей до 30 лет. Выяснилось, что те, кто уехал до 12-13 лет, то есть до начала пубертанного периода, довольно естественно влились в американскую жизнь, а уехавшие позже находятся на грани жизни «той» и «этой». Немного легче тем, кто уехал после 20. Они – определённо люди со сложившейся российской ментальностью, им не надо корчится в муках при определении своей «identity».

Именно на гребне этой пограничной полосы – в тринадцать лет – приехал в Америку один мой знакомый. Безусловно талантливый человек, он сразу после окончания школы поступил в престижный университет на творческую специальность. Обычно в Америке на факультетах, связанных с литературой, музыкой, искусствами,учатся дети очень богатых родителей. Но бывают исключения, и все были уверены, что именно он находится в той самой категории «исключительных». Однако в идеальных условиях Нью-Йоркского университета пророс совершенно не тот плод. Молодой человек всё больше углублялся в русский рок, благо, в Нью-Йорке есть Русский рок-клуб, христианство, русскую литературу, русофильские идеи... в конце концов он сообщил всем, что уезжает, навсегда. Ненавидит Америку и обожает Россию. Несколько лет назад Россия как раз набирала экономические обороты, и казалось, что выбор сделан правильно. Однако через год «патриот» в глубоком разочаровании вернулся. Судя по его отзывам, никто не заинтересовался там его музыкальными талантами, конкуренция очень сильная и кругом снобы, а роль обычного переводчика его, мягко говоря, не устроила. Началась вторая волна вдохновения – Америка стала самой любимой, а Россия мрачной и ужасной. Через полгода – ремиссия. И так далее.

Нет, это не душевная болезнь, и даже не психолог здесь не нужен. Это – неправильное перемещение в пространстве, которое в определённый период «отвергает» существо, как тело отвергает имплантированный орган. Как известно, при пересадке сердца или других жизненно важных органов больной пьёт таблетки, подавляющие иммунную систему, чтобы новый здоровый, но чужой орган не отторгался. А в жизни? Что принять, чтобы «переварить» себя самого в неправильном времени и пространстве? И как их сделать «правильными»? Наверное, этот вопрос так и повис бы в воздухе, если бы не вспомнилась замечательная фраза Грибоедова: «Где ж лучше? Где нас нет».

Курица или яйцо, иммиграция или эмиграция, быть или не быть – вот в чём... ответ. Да, именно так, жизнь эмигранта напоминает качели, в какую бы страну он не приехал жить. Единственный путь к счастью – не смотреть назад. Но даже если Орфей не послушался, что говорить об обычных людях? Лучше, кажется, учиться на чужих ошибках. Хотя и в этом я не полностью уверена.

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

14 октября состоялось открытие международного проекта «Русский язык в Африке: образование, диалог, культура», который будет проходить в странах Восточной и Юго-Восточной Африки в октябре – ноябре этого года.
В России на сегодняшний день проживает около двух миллионов армян. А вот русских в Армении гораздо меньше – всего около 15 тысяч человек. Но и те и другие постоянно живут на два дома и укрепляют связи между нашими странами – экономические, культурные и духовные.
Россия успешно продаёт по всему миру не только нефть, газ, уголь, оружие, но и шоколадные конфеты. В этом году наша страна имеет все шансы войти в десятку мировых поставщиков шоколада: уже 94 страны по всему миру закупают российскую продукцию, и спрос только растёт.
14 октября российскому режиссёру Павлу Чухраю исполняется 75 лет. Его фильмы: «Клетка для канареек», «Вор», «Водитель для Веры» – стали классикой советского и российского кино. По словам режиссёра, для него хобби – это его работа. А сейчас он снимает фильм об эпохе конца 40-х – начала 50-х годов XX века.
В Екатеринбурге завершил свою работу VII Конгресс Российской ассоциации преподавателей русского языка и литературы (РОПРЯЛ) «Динамика языковых и культурных процессов в современной России», посвящённый памяти академика Л.А. Вербицкой. Он объединил 230 учёных и 46 городов России.
Оксана Соломченко из немецкого Оффенбурга стала победительницей конкурса «Образование на русском. Учитель 2021 года для детей-билингвов». Участниками конкурса, организованного культурно-образовательным центром FoRuss, стали педагоги из Германии, Швейцарии, Германии, Австрии, Испании и Марокко.
Монумент «Скорбящая мать» молодого скульптора Дениса Стритовича стоит в мемориальном комплексе «Жестяная Горка» в Новгородской области. Его стела «Погибшим советским военнопленным» –  в Вене (Австрия), а памятник первому главнокомандующему РВСН Митрофану Неделину – в подмосковном Одинцово. Скульптор рассказал «Русскому миру» о создании образов героев Великой Отечественной войны.  
На Московском международном салоне образования обсудили первые результаты самой масштабной российской государственной программы по поддержке университетов «Приоритет – 2030». Ректоры видят в этой программе большой потенциал по развитию не только самих университетов, но и территорий вокруг них.