EN
 / Главная / Публикации / «Консерваторий в мире много, а Гнесинка – одна»

«Консерваторий в мире много, а Гнесинка – одна»

Анна Генова14.10.2020

В этом году знаменитый Гнесинский дом отмечает своё 125-летие. Арам Хачатурян, Тихон Хренников, Людмила Зыкина, Микаэл Таривердиев, Иосиф Кобзон и множество других выдающихся музыкантов вышли из стен Гнесинки, а многие вернулись туда же преподавать. Российская академия музыки (РАМ) имени Гнесиных – одна из визитных карточек российского музыкального искусства.

Во дворе Гнесинского училища. Фото: culture.ru

Два лучших музыкальных вуза Москвы, ласково обозванные «Гнус» и «конса», стали конкурентами ещё до того, как на Поварской улице в 1946 появилось здание будущей РАМ им. Гнесиных. Они стали ими почти сразу, когда в 1895 году в дверь Гнесинского дома постучались первые ученики. По двум музыкально-теоретическим понятиям можно и сегодня определить – «тупонос» ты или «остронос» – к какой школе принадлежишь. Поэтому после Гнесинской школы сложно было поступить в Московскую консерваторию и наоборот. Два конкурента составили то самое электрическое поле, в котором расцвела советская музыкальная элита.

История Гнесинского дома

А история такова. 125 лет назад Елена Фабиановна Гнесина, её четыре сестры и брат Михаил открыли в Москве частное музыкальное училище. Это учебное заведение не только удачно пережило революцию, но для него специально возвели здание в районе Арбата сразу после Великой Отечественной войны.

С первых же дней существования в училище работали крупнейшие музыканты, среди которых были пианисты Генрих Нейгауз, Мария Юдина и Лев Оборин, певица Ксения Эрдели, дирижёр Евгений Акулов, режиссёры Борис Покровский и Юрий Сперанский, музыковед Валентина Конен. Постепенно родилась целая система учебных заведений, которая сопровождала молодые таланты от начальной музыкальной школы до вуза.

У педагогов Гнесинки были свои музыкально-педагогические принципы и технологии, сильно отличающиеся от консерваторских. Был сделан акцент на правильно выстроенный учебный процесс, а не на изначальные идеальные данные учеников. Преподаватели становились своего рода гуру для своих подопечных: полагаясь на опыт преподавателя, любой добросовестный ученик из Фроси Бурлаковой мог превратиться в Любовь Казарновскую. Идея такой музыкальной педагогики прекрасно вязалась с социалистическими принципами – все равны, и при правильном воспитании любой интересующийся музыкой человек может и должен стать профессиональным музыкантом.

Трёхступенчатая система давала возможность заниматься серьёзно инструментом или вокалом, параллельно получая обязательное школьное образование. Полнота гнесинского музыкально-педагогического комплекса была воплощением мечты Елены Фабиановны Гнесиной, которая находилась во главе своего детища невероятно долгое время – 72 года. Именно она силой своего фантастического энтузиазма и харизмы создала целую систему музыкального образования, уже не говоря об обществе гнесинцев, состоящего из множества любящих учеников и учеников их учеников. Гнесина относилась к студентам как к членам своей семьи, и это не просто слова.

Сёстры Гнесины. Слева направо: Ольга, Елена, Евгения, Мария, Елизавета. Фото: ru.wikipedia.org

Мой дедушка нередко приходил навещать свою любимую учительницу, уже будучи доцентом консерватории. Он её обожал, несмотря на строгий нрав Елены Фабиановны: если не нравилась игра, она хлопала крышкой фортепиано – тут было важно вовремя сориентироваться и убрать пальцы с клавиатуры. В один из последних годов жизни Гнесиной ему открыла дверь домработница. Дедушка сделал несколько шагов. «Марк! – донеслось из дальней комнаты. – Как я рада, что ты зашёл!» Елена Фабиановна безошибочно узнавала всех учеников по шагам.

«Гнесинка стала моим домом»

О годах учёбы в Гнесинке и о том, чем живёт училище сегодня, рассказывали участники состоявшейся накануне онлайн-конференции, посвящённой 125-летию Гнесинского дома. Неудивительно, что конференция вышла довольно эмоциональной. Деятели культуры говорили о наболевшем — музыкальном образовании, прошлом и настоящем, условиях жизни и работы во времена пандемии.

«Гнесинская академия — это целый большой мир, – начал специальный представитель Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой. – Рядом с классическими воспитываются джазовые, эстрадные и народные музыканты, и всё это создаёт особую атмосферу». Спецпредставитель президента подчеркнул, что современная Гнесинская школа продолжает расширять круг специальностей, в частности, она славится факультетом, где готовят саунд-дизайнеров и звукорежиссёров.

Надо сказать что в 1980 – 90-е годы единственным крупным вузом, где можно было получить неклассическое серьёзное музыкальное образование, являлась именно РАМ им. Гнесиных. На престижном эстрадно-джазовом отделении преподавали лучшие эстрадные певцы, среди которых были Кобзон, Лещенко, Великанова, а также саксофонист Юрий Чугунов – ученик Хачатуряна, автор первого в нашей стране учебника джазовой гармонии.

В конференции приняла участие выпускница РАМ им. Гнесиных певица Валерия: «Вспоминаю годы учёбы как самые счастливые. Рядом с нами находились большие музыканты. Я училась у Иосифа Кобзона и Гелены Великановой. Я благодарна Гнесинке, что так сложилась моя жизнь. Когда Иосиф Давидович сидел в зале, а я пела, всегда чувствовала студенткой. Петь перед ним и рядом с ним — огромная ответственность. Жизнь сейчас уходит в онлайн, но есть что вспомнить. Я была связана с этим учебным заведением и дальше, так как мои дети учились в Гнесинской школе».

Оперная певица Любовь Казарновская тоже прошла начальный период своего образования в училище им. Гнесиных. «В 16 лет я шла с мамой подавать документы в МГУ на факультет журналистики, – рассказала Любовь Юрьевна. – Я увидела, что ведётся приём на вокал, но с 18 лет. Мама меня подтолкнула пойти попробовать. Комиссия мне предложила спеть. Я спела, потом показала этюд – изобразила кипящий чайник. Так я стала студенткой факультета актёров музыкального театра, потому что на вокальный брали с 18 лет, а туда с 16. Я очень благодарна судьбе, что это случилось, потому что у нас преподавали лучшие артисты из Большого и других театров, ансамбля Моисеева. Мы получали вокальное образование от классических вокалистов. Помимо образования, у нас была потрясающая практика — например, возможность выступать на сцене детского театра под руководством нашего наставника Леонида Эйдлина».

Занятия в Гнесинке (мастер-класс по арфе проф. М. М. Агазарян). Фото: classicalmusicnews.ru

«Консерваторий в мире много, а Гнесинка — одна. Диплом Гнесинского института — это фирменный диплом», – уверен худрук Московского музыкального театра «Геликон-опера» Дмитрий Бертман. «Когда я учился в ГИТИСе, среди моих педагогов был Акулов, первый дирижёр театра Немировича-Данченко. Он был любимым учеником Елены Фабиановны Гнесиной, про которую я теперь знаю не из книжек»,  – вспоминает он. Бертман обнаружил ещё одно совпадение – когда началась пандемия, он решил поставить редко исполняемую оперу «Арлекин» Бузони. Обнаружилось, что Бузони был педагогом Е. Ф. Гнесиной в консерватории!

«Весь наш хор состоит только из дирижёров-хоровиков из Гнесинки. Не из вокалистов! Помню, в каком восторге Мстислав Ростропович был от нашего хора», – заметил режиссёр. 

Народный артист России пианист Даниил Крамер тепло вспоминал о том, как он дневал и почти ночевал в Гнесинской академии, так как заниматься на фортепиано он мог только там: «Гнесинка стала моим домом, в прямом смысле, так как у меня не было своего инструмента. А мой педагог Евгений Яковлевич Либерман, будучи классическим пианистом до мозга костей, дал мне путёвку в джазовую музыку».

Также Крамер с огромной благодарностью отметил неформальное отношение учителей и то, что он должен был получать свои знания на практике, изобретать: «Сочетание свободы и профессионализма — дух Гнесиных, то, что выращивает настоящих людей что в науке, что в искусстве».

Впрочем, участники встречи неоднозначно высказались о новейших изменениях в системе музыкального образования в целом, где определяющим фактором при поступлении сегодня стали вовсе не отличные оценки на вступительных экзаменах, а балл ЕГЭ. Даниил Крамер вспомнил времена, когда педагоги ещё не оказывали «образовательной услуги», а были проводниками настоящего искусства.

Любовь Казарновская тоже посетовала на современную систему обучения: «У нас было лучшее образование, и когда наши музыканты выезжали за рубеж, это было что-то невероятное. Гилельс, Рождественский, Ойстрах, Коган, можно перечислять бесконечно — у публики открывались рты... А сегодня это рынок».

Удар по современной образовательной системе нанесла и пандемия коронавируса. Музыканты отметили, что уровень музыкальных уроков онлайн значительно ниже очных занятий. Дмитрий Бертман обобщил: «Коронавирус оказался ненавистником искусства и выявляет людей, которые его тоже ненавидят».

Также по теме

Новые публикации

У российских врачей и служб, которые используются для контроля за больными коронавирусом, похоже, скоро появятся новые и очень неожиданные помощники – собаки. Как сообщается, кинологическая служба «Аэрофлота», самолёты которого базируются в московском аэропорту «Шереметьево», начала тренировку новой породы на выявление больных Covid-19.  
Стоянка Почеканска, известный болгарский русист, недавно была награждена медалью Пушкина за большой личный вклад в популяризацию русского языка. Государственный эксперт Департамента дошкольного и школьного образования Минобрнауки Болгарии рассказала «Русскому миру» о выстроенной в Болгарии системе преподавания русского языка и культуры.
Осень заставляет утепляться. Во многих регионах России без шапки на улицу уже и не выйдешь. А какую надеть – решайте сами. Может быть, вам захочется чего-то экзотического, не как у всех? Тогда обратимся к русским головным уборам прошлого.
Сварщики, металлурги, комбайнёры и другие люди труда вернулись в выставочные залы. Экспозиция второго Фестиваля позитивного идейного искусства «Время, вперёд!» открылась в Новой Третьяковке. По её итогам будут определены финалисты, которые разделят между собой призовой фонд в размере двух миллионов рублей.
В минувшие выходные в рижском Доме Москвы состоялась 13-я конференция российских соотечественников Латвии, на которую прибыло более 200 делегатов от региональных общественных организаций со всей страны. В этом году встреча была посвящена 75-летию Победы.
12 октября исполнилось 670 лет со дня рождения князя Дмитрия Донского, почитаемого Русской церковью святым. Мало кто помнит, что ещё за пять веков до канонизации князя святой была признана его супруга – княгиня Евдокия Московская. Она была одной из самых образованных женщин своего времени, построила много храмов и монастырей, но главное – была любимой и любящей женой.
Среди наших соотечественниц немало активных людей, которые не только смогли реализовать себя в другой стране, но и оказывают помощь тем, кто столкнулся с трудностями. О своей работе рассказывают адвокат из Ирландии Елизавета Доннери, семейный психолог из Финляндии Наталья Жукова и Анастасия Тихонова, член Russian Women Association в Малайзии, на волонтёрской основе помогающая женщинам, столкнувшимся с проблемой домашнего насилия.