RUS
EN
 / Главная / Публикации / В поисках истинной церкви. Как живут старообрядцы в Уганде

В поисках истинной церкви. Как живут старообрядцы в Уганде

Александр Рязанцев05.04.2019

На прошлой неделе в МГУ открылась небольшая фотовыставка «Православные деревни Уганды», подготовленная по итогам университетской этнографической экспедиции. Православных в этой африканской стране немало – от 4 до 6 % населения. Мало кто знает о ещё более удивительном явлении – угандийских старообрядцах, с 2012 года – прихожанах Русской православной старообрядческой церкви.

Православные в Уганде

В начале XX века Уганда стала колыбелью православия в Африке южнее Сахары. Основателем угандийского православия был местный житель Реубен Мукаса, англиканин. Любознательный и набожный угандиец как-то обнаружил в словаре слово Orthodoxy и заинтересовался его значением. В книге это понятие переводилось как: «истинная церковь, матерь-церковь». Возможность быть причастным к «истинной Церкви» с тех пор не оставляла Реубена – он и его последователи и составили первую православную общину в «чёрной» Африке. К середине XX века православных общин в Уганде и соседней Кении было уже достаточно много, и в 1946 году они были приняты в каноническое общение священством Александрийского патриархата.

Христианство неразрывно связано с обычной жизнью угандийцев. Супермаркет “His Grace” («Божия Благодать»). Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Сегодня в Уганде уже более сотни православных общин, количество православных точно определить сложно, но в любом случае это внушительное сообщество, объединяющее от 1 до 2 млн человек. Православие в Уганде имеет официальный статус, будучи признанным как одно из традиционных для страны вероисповеданий.

Уганда – страна с хаотичной застройкой, поэтому определение «православная деревня» порой размыто, жёсткого деления на город и деревню здесь нет. Как нет и чёткой границы между вероисповеданиями. «Лавина была христианкой, потом вышла замуж за мусульманина, приняла его веру. Теперь она 20 лет вдова, ходит в православный храм, иногда в мечеть, воспитывает детей из православного приюта», – проиллюстрировал эту особенность народной религиозности в Уганде один из участников экспедиции магистрант кафедры этнологии исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Иннокентий Бурцев.

И. Бурцев проводит экскурсию по выставке

«Однако православная церковь существует, в ней совершается литургия. Этот храм, а вернее приход, создаёт вокруг себя целую социальную систему. Через церковь приходит гуманитарная помощь, проводится медицинское обслуживание в церковном госпитале, дети учатся в детском саду и школе, основанных общиной. При многих храмах действуют детские сады, приюты, организуются советы матерей, советы молодёжи. Все эти структуры ведут активную деятельность, часто очень материальную. Например, при храмах создаются предприятия, члены общины совместно плетут корзины на продажу или открывают парикмахерские», – продолжает Иннокентий.

Молодого учёного больше всего поразила инициативность угандийцев, особенно в делах веры. «Например, принятие православия в Уганде произошло без миссии, без насилия, без поддержки со стороны иностранных государств. Просто один человек увидел в словаре слово “ортодоксия” и заинтересовался им», – поясняет он.

История поиска «истинной», «материнской» церкви в Уганде не закончилась. Именно эти поиски и привели в 90-е годы XX века священника Иоакима Чиимбу к принятию старообрядчества. Что интересно, со старообрядцами в России их будущие угандийские единоверцы связались сами и сами выразили желание вступить в «истинную церковь».

Ключевое слово – традиция

«Начало старообрядчеству в Африке положил священник Иоаким Чиимба, – рассказал нам известный специалист по «чёрной» Африке, член-корр. РАН, профессор Дмитрий Бондаренко, возглавивший российские экспедиции к угандийским старообрядцам в 2017 и 2018 гг. – В 1991 году, будучи недоволен реформой календаря (переход с юлианского на григорианский календарь) и чрезмерным, с его точки зрения, сближением с экуменистами, он ушёл из Александрийской православной церкви, присоединившись к греческому старостильному (т. е. старообрядческому) Синоду противостоящих (неканоническая греческая православная церковь – ред.). Уже в 1991 г. он основал две общины – в Мперерве, пригороде столицы страны Кампалы, где тогда жил, и в деревне Накабаале, в которой вырос, приблизительно в 120 км к востоку от Кампалы».

Торговец в Уганде. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru 

Правда, в 1998 г. созданный о. Чиимбой приход во имя свв. Иоакима и Анны присоединился к униатской Сиро-греческой антиохийской православной католической церкви в Африке. С 2000 г. о. Иоаким стал священником Бостонского синода Святой православной церкви Северной Америки. В 2004 г. о. Иоаким вернулся в Синод противостоящих и пробыл в нём до 2007 г., когда присоединился к Истинно-православной церкви Америки.

Обращение к Русской православной старообрядческой церкви о. Иоакима Чиимбе и его прихожан произошло, как видим, не сразу. «Лишь в 2012 году, как мне рассказывала его вдова, - говорит Дмитрий Бондаренко, - он в интернете наткнулся на информацию о Русской православной старообрядческой церкви. Его привлекло то, что, как там было написано, в этой церкви свято соблюдают старинные традиции».

О. Иоаким Чиимба и старообрядческий священник о. Никола Бобков в Москве. Фото из газеты «Община» / starove.ru

О. Иоаким обратился с письмом к митрополиту Московскому и всея Руси, предстоятелю Русской православной старообрядческой церкви (РПСЦ) Корнилию, в котором выразил желание присоединиться к этой церкви. В 2013-м он был официально рукоположен и стал священником.

 

Поздравительное послание от митрополита Корнилия к старообрядцам Уганды с Рождеством. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

«Для старообрядцев в Уганде ключевое слово – это традиция, - объясняет решение угандийцев о присоединении к русской старообрядческой церкви учёный. - Они не приемлют никаких новшеств. Именно то, что старообрядчество считается старейшей формой совершения христианских обрядов, и привлекло их – для них это самое главное». Для угандийцев очень важно правильное соблюдение обряда, ритуала.

Девочка из старообрядческой общины осваивает двоеперстие. Фото из газеты «Община» / starove.ru

По мнению этнографа, такое отношение к ритуалу восходит ещё к дохристианским верованиям, где самый действенный обряд – по умолчанию самый древний. «Самый правильный обряд – старейший, – рассуждает учёный, – а старообрядчество имеет репутацию старейшей формы христианства».

«И в то же время, – уверен российский исследователь, – это безусловно настоящие христиане, в жизни которых религия занимает очень важное место. Это люди, которые исповедуют Иисуса Христа и отрицают традиционные политеистические верования».

Старообрядческая церковь в Накабаале. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Свою мысль Д. Бондаренко иллюстрирует примером Алекса Чакки, создателя старообрядческой общины в Кисоджо. Католик по рождению, он стал старообрядцем в 1999 г., потому что, по его словам, осознал, что старообрядчество – это «правильный способ вознесения молитвы». Вот как Чакки сам объясняет своё решение: «Некоторые практики православной церкви, которых нет в католической, я посчитал присущими истинной религии. Двуперстие, крещение не окроплением, а троекратным погружением в воду – это то, что должно быть в истинной религии: я читал обо всём этом в Библии. Старообрядцы практикуют религию так, как описано в Библии». Убеждая других последовать за собой, он объяснял им именно это: в частности, что истинно правильный способ крещения – троекратным погружением, потому что так оно описано в Библии (Бондаренко Д. Из России с верой: появление старообрядчества в Уганде как отражение культурных процессов в современной Африке // Сибирские исторические исследования. 2018, № 1).

Работа антрополога. На снимке – Д. М. Бондаренко. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Наследие о. Чиимбы

По возвращении в Уганду о. Иоаким приложил усилия для расширения своей паствы и организации её жизни согласно старообрядческим традициям, в чём ему оказывала и продолжает оказывать посильную помощь московская старообрядческая митрополия.

«Отец Чиимба – я был с ним знаком – умер в 2015 году, – продолжает рассказ Бондаренко. – Он был человеком очень харизматичным, способным убеждать, вести за собой. После его смерти в Москве был рукоположен другой священник – о. Иоаким Валусимби. В старообрядчество под влиянием о. Иоакима Чиимбы он перешёл из католицизма. При нём, т. е. в последние годы, ещё несколько угандийцев приняли старообрядчество».

Число прихожан РПСЦ в Уганде по-прежнему невелико – порядка 150 человек. Живут они не компактно, а в четырёх населенных пунктах, довольно удалённых друг от друга.

Первый – это Мперерве, окраинный район столицы страны Кампалы, неподалеку от которого жил о. Иоаким Чиимба и где до сих пор живёт его семья. Именно здесь находится пока единственная старообрядческая церковь свв. Иоакима и Анны.

Дети в церкви, Мперерве. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Второе место – деревня Накабаале километрах в 120 от к востоку от столицы. Это родная деревня о. Иоакима Чиимбы.

Третье место, где живут старообрядцы, – деревня Кисоджо в 130 км к западу от Кампалы. Там общину создал племенник одного из пациентов о. Чиимбы. Наконец, четвёртое место –деревня Капеке в 70 км к северу от столицы. Таким образом, старообрядческая община в Уганде довольно сильно разбросана, и её члены из разных частей не так уж часто имеют возможность общаться друг с другом.

Старообрядцы более заметны в Мперерве, потому что там расположена их церковь. В настоящее время церковь свв. Иоакима и Анны – единственная старообрядческая церковь в Уганде. Церковь св. Марии Египетской в Накабаале остаётся недостроенной из-за нехватки средств. Там в месте собрания общины установлен навес для защиты от дождя, которые нередки в Тропической Африке. В Кисоджо старообрядцы собираются на молебен в заброшенном жилом доме. Несколько лет назад в 80 км к западу от Кампалы на деньги супружеской пары русских старообрядцев из США был приобретён участок земли для возведения церкви свв. Константина и Елены. Однако отсутствие средств, а также нерешённость вопросов собственности на участок не позволяют приступить к строительству (Бондаренко Д. М. Из России с верой… ).

Прихожанки в платках. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Как живут старообрядцы в Уганде? Как и, наверное, в каждой общине, у них существуют небольшое ядро из наиболее активных членов и люди, только более или менее регулярно участвующие в воскресных, рождественских и пасхальных службах. Есть и те, кто крайне редко появляется в храме.

Службы проходят на местном языке луганда, который в Уганде понимают все, вне зависимости от этнического происхождения. Богослужебные книги у них также на луганда, как и Библия – англиканские и католические миссионеры завершили её перевод ещё в конце XIX века.

Служебник на луганда. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Старообрядцы Уганды – самые обычные люди. Сам о. Чиимба был человеком образованным, окончил духовную семинарию в Ленинграде, происходил из семьи священника. По светской профессии он был врачом. «Это весьма способствовало его проповеди, поскольку врач в Африке – фигура очень значимая», – поясняет профессор Бондаренко.

Его преемник о. Иоаким Валусимби таким образованием похвастаться не может – он строитель. Среди африканских старообрядцев есть и учителя, и бухгалтера, медсестры, и т. д. Все они живут обычной жизнью обитателей небогатых пригородов столицы. Круг их общения – в основном, люди других исповеданий: сослуживцы, родственники, друзья, просто знакомые.

Причастие. О. Валусимби. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Костёл, церковь, мечеть…

Деревни в Уганде достаточно большие. Например, в Накабаале около 700 жителей, и старообрядцы составляют меньшую их часть. В этих деревнях, как и почти повсеместно в Уганде, живут люди разных вероисповеданий. В той же Накабаале, помимо недостроенного старообрядческого храма, есть православный храм (Александрийского патриархата), католический костёл, англиканская церковь и мечеть. А большинство жителей Кисоджо – католики, англикане или пятидесятники. Вот такая веротерпимость. Зачастую даже члены одной семьи принадлежат к разным вероисповедания.

Деревня Накабаале. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

В целом отношение к исповедующим другие направления христианства у угандийских старообрядцев терпимое. Для Уганды это норма. Более строго они относятся к мусульманам, но по-настоящему негативно – лишь к поборникам языческих культов, занимающихся ворожбой или принимающих услуги колдунов.

Члены общины собирают пожертвования и время от времени платят десятину, однако всё это очень небольшие суммы. Определённую поддержку им оказывают старообрядцы из России. Строительство трёхэтажного здания для духовно-просветительского центра при храме свв. Иоакима и Анны в Мперерве было завершено при финансовой поддержке РПСЦ. Однако сейчас большая часть пожертвований для угандийских единоверцев идёт от прихожан РПСЦ из Америки и Австралии. Жертвуют не только деньгами, но и церковной утварью, одеждой, детскими игрушками и т. д.

Жизнь в Уганде очень скромная. Матушка о. Иоакима Валусимби, д. Капеке. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

При церкви свв. Иакима и Анны - весьма скромной по нашим меркам постройке – существует школа церковного пения, которой руководит вдова о. Чиимбы матушка Маргарита, действует приёмная для больных.

Богослужение в церкви, Накабаале. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Что прихожане Русской православной старообрядческой церкви в Уганде знают о России, русской культуре? Совсем немного. Многие, конечно, слышали о В. Путине и в целом положительно оценивают его деятельность, потому что он противостоит Америке. Пожилые также воспринимают Россию как наследницу Советского Союза и говорят о ней как о стране, поддерживающей народы Африки и противостоящей США. «В целом их старообрядчество не обусловлено тем, что оно пришло из России», – констатирует Д. Бондаренко. Оно возникло здесь без какой-либо активной проповеди извне или принуждения (как было с англиканством и католицизмом в XIX в., а ныне – с евангелизмом), даже без каких-либо исторических или культурных связей с Россией. Как и в случае с православием в Уганде, появление старообрядчества здесь – результат исключительно религиозного рвения самих угандийцев.

Церковь и социальная служба

О жизни старообрядческой общины в Уганде мы поговорили со священником иереем Русской православной старообрядческой церкви о. Николой Бобковым, который был знаком с о. Чиимбой и не раз бывал в Уганде, чтобы помочь единоверцам и познакомить их с русским староверием.

По словам о. Николы, община в Уганде продолжает существовать без особых изменений. Состоит она по-прежнему в основном из тех, кого привёл покойный отец Чиимба – это его знакомые, родственники, друзья, пациенты, те, кто учился у него на медицинских курсах. «В Африке многое завязано на социальном служении, поэтому благодаря своим медицинским курсам он одновременно проповедовал и веру», – поясняет священник.

Свадьба молодых старообрядцев. Венцы для них присланы из России. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Именно с этим было связано намерение о. Чиимбы открыть медицинское училище при церкви свв. Иоакима и Анны. Однако планам этим сбыться было не суждено. «Для сертификации нужно, чтобы здание соответствовало определённым стандартам, которые даже и в Уганде есть. Для обустройства здания нужна сумма порядка 60 – 70 тыс. долларов. Такой суммы ни у нас, ни у них нет. Есть здание, там действует воскресная школа. Матушка покойного о. Иоакима Чиимбы учит там детей пению. А вот медицинские курсы, к сожалению, пришлось закрыть, потому что в Уганде вступили в силу новые требования, которым они соответствовать не могли», – рассказал о. Никола.

О. Иоаким Валусимби и о. Никола Бобков. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

Заместивший умершего о. Чиимбу о. Иоаким Валусимби живёт в Мперерве, и членов общины, живущих в других местах, он часто навещать не может. «Нужно понимать, что живут там люди довольно бедно, – объясняет священник, – Передвижение по стране для них довольно дорого, а дохода у общины почти никакого. Зарплату отец Иоаким не получает, поэтому они скидываются ему на приезд. Иногда кто-то даёт ему десятину – например, кукурузой или чем-то ещё».

Во время своих посещений православные священники из России стараются помочь собратьям в Уганде, чем могут. Так, в прошлые свои визиты в отдалённые районы они брали с собой врача, который оказывал там помощь больным.

Прихожанки в традиционных платьях Gomesi, деревня Капеке. Фото экспедиции Института Африки РАН / inafran.ru

По наблюдениям о. Николы, старообрядцы в Уганде очень любознательны и стремятся больше узнать о новой для них традиции. «Уганда – очень христианская страна. Их отношение к вере, религии, традициям очень трепетное», – говорит он. Впрочем, признаёт священник, в вопросах организации правильного богослужения работы здесь ещё непочатый край.

Представители РПСЦ хотели бы больше рассказывать единоверцам в Уганде о русской традиции, однако здесь многое завязано на финансирование. «Мы бы хотели это делать, потому что это бы помогло им узнать нашу культуру, традиции нашей веры», – говорит о. Никола. По большому счету для этого нужно присылать в Уганду миссионера, который бы жил здесь если не постоянно, то подолгу, признаёт священник. Однако пока такой возможности у РПСЦ нет. 

Также по теме

Новые публикации

С 26 июня по 3 июля 2019 года в Паланге при поддержке фонда «Русский мир» уже в девятнадцатый раз будет проходить международная летняя школа русского языка и фольклора «Традиция». Каждый год число тех, кто хочет не просто отдохнуть на берегу Балтийского моря, но и приобщиться к народному песенному богатству, попутно совершенствуясь в знании русского языка, всё увеличивается. В этом году здесь соберётся более 150 участников из Литвы, России, Польши, Латвии, Норвегии, Франции, Великобритании, Голландии, Белоруссии, Грузии, Германии, Украины.
Двадцать лет назад Таисия Суворова, журналист по профессии, переехала из российской столицы в столицу Калифорнии. Этот переезд повлиял, конечно, на её профессиональную карьеру, но ничуть не убавил оптимизма и творческого отношения к реальности. В Сакраменто она вместе с единомышленниками создала Русскую библиотеку, превратившуюся в настоящий русский культурный центр.
В ближайшие годы количество иностранных студентов, обучающихся в России, должно быть почти удвоено. Такая цель поставлена в национальном проекте «Образование» на 2019 – 2024 гг. О том, зачем Россия стремится привлекать всё больше иностранных студентов, какие у нас конкурентные преимущества и какие препятствия стоят на этом пути, мы поговорили с президентом «Всемирной ассоциации выпускников высших учебных заведений» России, соучредителем «Ассоциации иностранных студентов» Владимиром Четием.
Если посмотреть на Европу с точки зрения русского культурного наследия, можно обнаружить немало интересного практически в каждой стране. А почему бы не использовать этот материал на уроках русского языка? Вот такое необычное совмещение уроков истории и языка придумали организаторы проекта «Живые языки/живое наследие». О том, что из этого получилось, рассказывает руководитель ассоциации «Россия – Аквитания» (Бордо, Франция) Игорь Жуковский.
8 июня в старинном Торжке в третий раз пройдёт гастрономический фестиваль «У Пожарского в Торжке». Но не только ради русской кухни стоит ехать в Торжок. Расположенный относительно недалеко от Москвы, он тем не менее сумел сохранить очарование и дух старинной России без лубка и новодела. И по сей день центральная часть Торжка выглядит практически так же, как в XIX веке. А на левом берегу реки Тверцы возвышается, как и тысячу лет назад, один из древнейших монастырей Руси – древнее даже Киево-Печерской лавры.
День русского языка отмечают сегодня в России и десятках стран мира. Праздник, который по праву считают своим педагоги, писатели, учёные-языковеды, актёры и режиссёры и представители других творческих профессий, совпадает с днём рождения Александра Пушкина. К этому дню приурочены самые разные события – от вечеров поэзии до квестов и пикников. В Испании, к примеру, откроют выставку пушкинских портретов, в Армении представят экспозицию гравюр, а в Венгрии будут слушать стихи Пушкина на разных языках.
«Наша деятельность, прежде всего, направлена на сохранение живой памяти, основанной на семейных документах, реликвиях и преданиях», – подчёркивает Виссарион Алявдин, председатель Центрального совета Общества потомков участников Первой мировой войны. На протяжении нескольких лет общество ведёт важную работу, возвращая из забвения имена героев забытой войны.
Накануне 220-летнего юбилея А. С. Пушкина в посольстве России в Стокгольме состоялся праздник русского языка. Были подведены итоги и награждены участники проекта «А знаете ли вы Пушкина?», организованного Центральной Ассоциацией учителей русского языка в Швеции CARTS. Финалом проекта стал костюмированный праздник, проведённый в стиле литературно-музыкального салона Пушкинской эпохи.