RUS
EN
 / Главная / Публикации / Апелляция отклонена – Александр Гапоненко остался под арестом ещё на два месяца (подробности)

Апелляция отклонена – Александр Гапоненко остался под арестом ещё на два месяца (подробности)

Алла Березовская27.04.2018

За пару часов до начала рассмотрения апелляции по делу Александра Гапоненко в Рижском окружном суде собрались журналисты и единомышленники политического активиста. Надежды было две – высказать рижскому узнику слова поддержки, и вторая – его освободят под подписку прямо из зала суда. Обе не сбылись.

Среди группы поддержки А. Гапоненко был и сопредседатель Латвийского комитета по правам человека Владимир Бузаев, который ответил на вопросы корреспондента портала «Русский мир».

Подробнее об аресте латвийского правозащитника читайте: Что «подрывал» Александр Гапоненко?

– Почему делу известного правозащитника был придан статус секретности? С адвоката взяли подписку о неразглашении. Это же дает очень большой простор для разного рода спекуляций и нарушений прав человека? 

– Излюбленный приём нашей Полиции безопасности, который, конечно, сильно затрудняет и саму защиту подозреваемого или обвиняемого, и работу СМИ. Нам тоже приходилось сталкиваться с подобными методами ведения возбужденных дел, к примеру, в отношении антифашистов. Причём делается это без серьёзных оснований.
 
Фото: Конгресс Неграждан Латвии/Facebook

– Значит, по делу Гапоненко тоже можно опротестовать через суд законность приданного ему статуса «секретности»?

– В данной ситуации неизвестно, за какие конкретные действия в отношении доктора экономики, которого многие знают как автора критических статей и ряда документальных фильмов, была применена такая жесткая мера, как арест. Даже при довольно серьёзных уголовных делах, связанных, например, с хищениями в крупных размерах, на стадии следствия заключение под стражу почти никогда сейчас не используется. На мой взгляд, это говорит о том, что службы безопасности Латвии готовы пойти ва-банк. Но прежде всего – это предупреждение и всем нам, сторонникам Александра Гапоненко, и тем, кто не согласен с политикой нынешних правящих властей. Как вы знаете, мы уже провели митинг протеста у здания ПБ и в случае неблагоприятного развития событий собираемся и дальше выступать в защиту нашего товарища. 

Пока мы беседовали, зажглась табличка на двери в зале суда. Слушания начались. И никто из нас не увидел – как, по каким коридорам и с какого входа туда попал конвоируемый заключенный. Это расстроило многих соратников Александра Гапоненко, которые надеялись, что, увидев своих друзей с плакатами в его защиту, он хотя бы немного воспрянет духом… Но все остались ждать у дверей решения суда. Многие надеялись, что суд всё-таки проявит гуманное отношение к немолодому уже правозащитнику, почтенному профессору, только что перенесшему пятидневную голодовку. Через полтора часа объявили перерыв. Журналисты ринулись к запасному выходу, но успели заснять лишь спины уходящего конвоя. 

Шедший впереди в наручниках Александр Гапоненко, на ходу отвечая на вопросы, крикнул, что лекарства у него есть, а вот книги на русском языке в тюрьму, в 4-й корпус, можно было бы передать – в качестве дара. Дверь за ним захлопнулась. А мы принялись гадать, что да как. Если просит книги, значит, надежды выйти на волю нет… Или всё же есть?

Адвокат А. Гапоненко Имма Янсоне тоже выглядела утомлённой и расстроенной, но просила её не пытать – через полчаса приговор огласят. Она рассказала, что Александр чувствует себя неважно, но настроен по-боевому. Да, его, как и в прошлый раз, конвоировали в наручниках – таков порядок. Но в зале суда наручники сняли. В своей жалобе на решение первой инстанции она просила изменить своему подзащитному меру пресечения на любую другую, не связанную с лишением свободы. В случае удовлетворения жалобы поручителями Гапоненко были готовы стать лидер партии «Русский союз Латвии» Татьяна Жданок и евродепутат Мирослав Митрофанов.

Из запасного выхода через полчаса вышел конвой, к которому кинулись друзья профессора, его сторонники и просто неравнодушные люди. 

– Держитесь, Александр! Мы желаем вам удачи! Мы с вами! Мы боремся за ваше освобождение! 

На бегу я успеваю крикнуть ему, что в его защиту с заявлением выступил Вячеслав Никонов, он требует прекратить политическое преследование правозащитника… По кивку головы понимаю – услышал и рад.

Фото автора
Фото автора
Даже успел сказать пару слов в телекамеру:

– Я держусь, со мной все в порядке. Наше дело правое и мы победим! 

И опять томительное ожидание. Через сорок минут за дверьми послышался шум отодвигаемых стульев – закончили. Мы вновь все бросаемся к запасному выходу. Вот дверь открывается, первой выходит девушка-конвоир, за ней – Александр. Смотреть на него больно. По глазам видно – отказали. 

– Всё осталось без изменений – шесть месяцев до суда, – скороговоркой подтвердил Александр наши опасения. Плохи дела… 

На улице беседуем с Иммой Янсоне. Ей уже не в первый раз приходится защищать в суде инакомыслящих, но и она явно расстроена, хотя и пытается улыбаться. Спрашиваю её, почему Александр говорил про шесть месяцев?

- Имелось в виду, что по той статье и за те действия, в которых его обвиняют, подследственного можно содержать под стражей до 6 месяцев. По уважительным причинам этот срок могут продлить ещё на три месяца, но после этого дело должно быть передано в суд. Я просила суд изменить меру пресечения, но мои доводы во внимание не были приняты. Теперь апелляцию я могу писать только через два месяца. Можно попробовать обратиться в ЕСПЧ. 

Как уже сообщал «Русский мир», лидера Конгресса неграждан Латвии Александра Гапоненко подозревают в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 80 Уголовного закона Латвии. Наказание по этой статье  «За деятельность, направленную против государственной независимости Латвийской Республики, её суверенитета, территориального единства, государственной власти или государственного строя, осуществляемую способом, не предусмотренным Конституцией Латвийской Республики»  предусматривает лишение свободы на срок до восьми лет.

Также по теме

Новые публикации

Главный герой Масленицы, конечно, румяный блин. Мало того, что он вкусен, так ещё и богатой символикой наделён: круглый блин – это, по Куприну, «настоящее щедрое солнце, воспоминание о языческом прошлом, символ красных дней, хороших урожаев, ладных браков и здоровых детей».
У русскоязычного сообщества праздник – 120 лет со дня рождения Дитмара Эльяшевича Розенталя, выдающегося учёного, чьё имя стало синонимом строгой нормы и чётких правил в русской филологии.
В День защитника Отечества поговорим об истории воинских званий. «Мне солдат дороже себя», – говорил великий русский полководец Александр Васильевич Суворов. Вот и мы начнём с солдата.
К Международному дню родного языка в нашей стране приурочили акцию «Родные языки России». Более 8000 тысяч школьников из 72 регионов страны записали на видео и опубликовали в социальных сетях стихи на 60 языках народов России. А в некоторых российских регионах в этот день прошли Тотальные диктанты на национальных языках.
Россия – страна многонациональная и многоязычная. И в Международный день родного языка мы хотим пригласить всех за праздничный стол, чтобы попотчевать национальными блюдами. Уверяем, вас ждут не только гастрономические, но и лингвистические открытия.
В конце августа прошлого года на работу в киргизский Ош приехали 17 учителей из Российской Федерации. Этому предшествовал серьёзный отбор, кандидаты из разных городов не были знакомы друг с другом. Для многих это был первый выезд за границу причём на длительный срок – на год. О том, как им работается в школах с разными языками обучения, что нравится, а что нуждается в улучшении, рассказали трое учителей: Марина Петрова, Наталья Сахарова и Марина Зайченко.
Восьмой международный поэтический интернет-конкурс «Эмигрантская лира» назвал победителей в номинациях «Эмигрантский вектор» и «Неоставленная страна» для русскоязычных поэтов дальнего зарубежья и авторов из России и стран СНГ соответственно. Как оказалось, поэзией соотечественники из-за рубежа не избывают тоску по утраченной родине, а общаются с русскоязычными друзьями и ищут единомышленников по всему миру. Стихи и раньше не знали границ, а интернет разрушил последние преграды.