RUS
EN
 / Главная / Публикации / Сколько в России литературных музеев?

Сколько в России литературных музеев?

Георгий Осипов14.12.2015


Три дня ‒ с 10 по 12 декабря ‒ в Москве проходил Международный форум литературных музеев, организованный Государственным литературным музеем (ГЛМ) и Государственным музеем А. С. Пушкина. Подобные встречи проходили в Москве и раньше. Нынешний же форум проходил в рамках Года литературы и оказался самым представительным.

Нередко на подобных форумах происходит представление крупных сетевых проектов, воплощаемых в жизнь многими десятками, а то и сотнями специалистов, и зачастую не из одной страны. Нынешний исключением не стал. Завершило его представление проекта двухтомной энциклопедии «Литературные музеи России» ‒ она должна быть издана через три года. В энциклопедии будет более 2200 статей, на сегодняшний день готово не более 15%.

По словам директора ГЛМ Дмитрия Бака, пока этот проект существует лишь в бумажном виде и предназначен только для специалистов; интернет-портал появится позже. «Точного количества существующих в России литературных музеев мы не знаем, ‒ пояснил г-н Бак. ‒ Были случаи, когда мы посылали официальные запросы в соответствующие органы той или иной области, и нам отвечали, что литературных музеев в данном регионе нет. Но мы-то точно знаем, что они есть! Так что пока важно, прежде всего, просто знать, сколько нас».

Вторым важным событием стала презентация создающейся Ассоциации литературных музеев России. 

Литература как основа развития города

Основная цель форума, как об этом заявили его организаторы,  ‒ сформулировать стратегии развития сети литературных музеев, которые по окончании Года литературы могли бы привести к новым качествам существования этой сети. В переводе с бюрократического на нормальный русский: что надо сделать для того, чтобы в этих музеях с годами окончательно не перевелись посетители? А те, что пришли, ‒ не пожалели бы о визите, но захотели бы прийти ещё и ещё раз?

Дискуссии и обсуждения на форуме проходили на круглых столах, темы которых формулировались в довольно общей форме. Например: «Литературное наследие: новые подходы музеефикации и экспонирования», «Литература в городе — музейный взгляд», «Новый этап отношений музеев и посетителей», «Социальные практики в литературных музеях». Звучит, конечно, не слишком интригующе. 

Но ‒ удивительное дело: любой из докладов кратчайшим путём выводил на самые острые проблемы не только музейного дела как такового, но и образования, книжной торговли, туризма и даже экономики. И тема практически любого из них могла бы стать предметом отдельной аналитической статьи. Сюжеты же ‒ на любой вкус.

Вот, например, старинный город Чистополь в Татарстане. Именно туда, как известно, в годы войны был эвакуирован Союз писателей СССР. Точнее, многие из его корифеев. В Чистополе в прошлом году открылся музей-заповедник, в состав которого входят и литературные музеи, в частности, музей Бориса Пастернака. «Литературное наследие Чистополя как основа развития городской среды» ‒ именно так сформулировали музейщики Чистополя тему своего выступления. Идея такова: появился музей ‒ появились туристы. А вместе с ними и хорошие дороги, кафе, рестораны, клубы, новые рабочие места...

Триединство Горького и сны о Шиллере

Был в советское время в Самаре музей Горького ‒ в той самой квартире, где он некогда жил. В 1990-е годы ‒ по разным причинам ‒ он был утрачен. Восстанавливать музей в прежнем виде не было ни возможности, ни средств. Он возродился не в виде традиционного музея, а в виде некоего пространства, отражающего мысли, чувства и планы, занимавшие «Буревестника» во время его жизни в Самаре. Пространства, в котором одновременно и без малейшего ущерба друг для друга соседствуют Алексей Пешков, Максим Горький и Иегудиил Хламида. 

Опыт самарцев был весьма интересен ещё потому, что нынешний форум впервые обрёл международный статус — перед участниками выступил доктор Томас Шмидт, директор Департамента музеев и памятных мест немецкой федеральной земли Баден-Вюртемберг. Только в ней, между прочим, насчитывается более ста литературных музеев. Г-н Шмидт поделился ‒ в целом и в частностях ‒ опытом работы литературных музеев Германии. 

Некоторые моменты показались нашим музейщикам, трудягам и бессребреникам (некоторые из них признались, что приехали на форум за свой счёт), настоящей сказкой. Например ‒ децентрализация культуры в Германии: там более 70% её бюджета обеспечивается не центром, а землями. Поражает отношение солидных банков к школьным экскурсиям в литературные музеи: детям, и это считается очень престижным, оплачивают не только транспорт, но и, при необходимости, проживание в гостиницах. 

Но самарский опыт вспомнился не зря ‒ одним из самых популярных литературных музеев Германии является музей Фридриха Шиллера в его родном городке Марбахе (15 тыс. жителей), где ныне находится Государственный литературный архив Германии. 

Кто-то из деятелей отечественной культуры может представить себя ЦГАЛИ, к примеру, таком же по размерам российском провинциальном городке? Например, в Белёве, в окрестностях которого родился Василий Жуковский? Марбахский дом Шиллера не сохранил никаких «меморий» ‒ сегодня посетителей неизменно привлекает экспозиция «Сны о Шиллере». А на Волге, выходит, ‒ «сны о Горьком»? Музейная мысль отечественная и европейская идут одной дорогой ‒ это весьма отрадно.

Читать ‒ значит думать

Немецкие литературные музеи учат не столько преклоняться и благоговеть перед тем или иным литературным авторитетом, но и «продвигать» его наследие. Входить, вживаться, а главное – вдумываться в его мир. 

Как? Нередко ‒ путём так называемой инсценировки идентичности, хотя многие до сих пор считают, что литература вообще инсценированию не подлежит. А главное ‒ посредством чтения. Музейщики, увы, хорошо отдают себе отчёт в том, что большая часть, например, нынешних 35‒40-летних если и изучала недавно полностью прозвучавший по ТВ роман «Война и мир», то не по оригиналу, а по памятным многим в 90-е годы тоненьким брошюркам с пресловутым «кратким содержанием»...

‒ Может ли литература опираться только на память и школьные практики? Нет. Литература умирает, если достаётся только музеям и библиотекам, она неразделима с практикой чтения, практикой анализа, практикой анализа нового, ‒ заявил на форуме Борис Куприянов, публицист и председатель Ассоциации независимых издателей и книгораспространителей.

Иначе говоря, все средства хороши, чтобы увлечь чтением подрастающие поколения некогда «самой читающей страны». Есть, например, собирающие целые толпы молодёжи «Ночи в музее» и «Библионочи», которые уже успели стать полноценной частью городского развлекательного календаря. «Как-то странно представлять, что совсем недавно их не было!» ‒ сказала мне одна из участниц.

Или, к примеру, книжно-кулинарная ярмарка, впервые прошедшая минувшим летом в Москве. Ничто не ново под луной ‒ как-то сразу вспоминается царь Пётр I, некогда открывший в первопрестольной «австерию» (ресторан), где кормили бесплатно, но лишь тех, кто перед тем отведал пищи духовной...

А матушка Екатерина II неспроста покупала для России библиотеку Дени Дидро. Она-то, в отличие от многих наших современников, точно разделяла его суждение о том, что люди перестают мыслить, когда перестают читать...

Также по теме

Новые публикации

Чтобы изучать историю русского письма, не нужно идти в музей или архив – достаточно внимательно посмотреть на сами буквы. И обнаружить, к примеру, как в одной букве сплетаются древнегреческие, латинские и славянские мотивы. Но тайны письма этим не исчерпываются. Доказано, что письмо перьевой ручкой необходимо человеку – для здоровья и развития творческого потенциала. Может, поэтому сегодня такой интерес к древнему искусству каллиграфии?
21 марта в Ханты-Мансийске стартовал Международный форум «Год языков коренных народов в России». Международный год языков коренных народов был задуман Генассамблеей ООН, чтобы привлечь внимание к значимости всех языков, не только крупных. К сожалению, исчезновение малых народов ускоренными темпами происходит на всей планете. Хотя Россия тут не исключение, в нашей стране создана система, помогающая сохраняться малым языкам.
Ровно десять лет назад фонд «Русский мир» открыл в Риге Русский центр. Созданный на базе Балтийской международной академии – крупнейшего частного вуза в странах Балтии, Русский центр отметил свой первый солидный юбилей. На встречу пришли преподаватели, студенты, писатели, представители русской общественности и все причастные к работе ставшего популярным в Латвии центра российской культуры и образования.
18 марта 2019 года мы отмечаем 5-летие воссоединения Крыма с Россией. Именно в этот день в 2014 году Крым и город Севастополь официально вошли в состав Российской Федерации. Об этих событиях во время видеомоста «Крым вернулся домой», связавшего Москву и Симферополь, вспомнили непосредственные участники тех событий.
По инициативе совета Ассоциации российских соотечественников клуба «ЖАРКИЙ» и при поддержке Министерства просвещения Туниса 16 марта 2019 года в лицее города Матера области Бизерта пройдёт День русского языка и культуры. По приблизительным подсчётам около 20 тыс. жителей страны владеют русским языком, сейчас его изучают порядка 1000 учеников в 20 лицеях Туниса.
Каково будущее русского языка в Центральной Азии? Пока этот вопрос открытый и перспективы скорее неясны. Как утверждает перепись населения 1989 года, 80 процентов жителей Советского Союза говорили по-русски. В 2019 году всё кардинально изменилось. Во всей Центральной Азии (кроме Казахстана) на русском не говорит более половины жителей.
В России проходит Год театра, а это значит, что поклонников этого искусства ждёт немало премьер. О том, как живёт сегодня провинциальный театр и почему он по-прежнему необходим зрителю, несмотря на большой выбор других возможностей досуга, рассуждает театровед, автор книги «Два века русской провинциальной сцены», руководитель театра поэзии Credo в Пятигорске Николай Прокопец.
Татьяна Юрьевна Лескова – правнучка Николая Семёновича Лескова, единственный прямой потомок великого русского писателя. Уроженка Парижа, она уже более 70 лет живёт в Рио-де-Жанейро. Выдающаяся балерина и хореограф, Татьяна Лескова стояла у истоков южноамериканского балета, а на страницах её мемуаров встречаются имена Баланчина, Мясина, Фокина, Бароновой, Лепешинской и других выдающихся деятелей мирового балета.