RUS
EN
 / Главная / Публикации / Какой он, русский немец?

Какой он, русский немец?

Елена Ерёменко12.09.2014

Русский мир всегда был многонационален и полифоничен, в нём уживались и уживаются многочисленные народы, и это нашло своё отражение и в русской литературе. Речь идёт даже не столько о том, что русская культура впитала в себя национальные культуры всех населяющих огромную территорию этносов, но и в том, что в ней сложились многочисленные национальные типажи — как правило, это персонажи, воплотившие национальные характеры населявших территорию российского государства татарина, украинца, чеченца, белоруса, калмыка и так далее.

Но есть здесь и уникальный образ — это иностранец, живущий среди коренного населения. Русская культура создала удивительный образ немца, живущего в России. Эта литературная традиция насчитывает уже несколько веков и зафиксирована научным литературоведением.

Первым на особенность русской литературы поддерживать устойчивый, кочующий от автора к автору немецкий персонаж обратил внимание, кстати, немецкий филолог — это был профессор доктор Рольф-Дитрих Кайль в работе «Немцы Гоголя. Стереотип — опыт — вымысел».

Немцы среди нас

Чуткий Кайль и отметил, что в русских литературных персонажах немцев отражены все представления и стереотипы о народе, который, сохраняя свою самобытность несколько веков, живёт внутри русского этноса. Сам Кайль, нужно сказать, сломал один из устойчивых стереотипов: «Что русскому здорово, то немцу — смерть». Его научные взгляды были тепло встречены русской филологией, и у него появилось много последователей. Позже к этой теме возвращались многие литературоведы, лингвисты, культурологи — русская литература не переставала подбрасывать материал для расширения этой темы, с лёгкой руки профессора Кайля его последователи сравнивали изменения стереотипов описания немцев в разные эпохи.

В XIX столетии сложилась вообще уникальная ситуация — едва ли найдётся русский автор, который бы избежал персонажа-немца. Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Лесков, Гончаров, Толстой, Салтыков-Щедрин, Достоевский, Чехов — список можно продолжить и дальше.

В XX веке традиция получила своё продолжение, и, если исключить идеологическую литературу периода Великой Отечественной войны, когда образ претерпел понятные изменения, далее традиция была в мирное время продолжена Фазилем Искандером.

Потом наступил большой перерыв в данной теме, казалось бы, можно написать и завершающий труд по персонажу «немца», живущего в России. Но тут эстафету подхватил кинематограф и появились фильмы, не связанные с экранизацией литературных произведений, где действует немецкий персонаж, например «Духов день».

В начале XXI века в России на экраны выходит детский мультипликационный сериал «Смешарики», который смело можно назвать самым русским из того, что было сделано в последние пару десятилетий нашими кинематографистами. Авторам удалось создать новый мир, в котором живут персонажи, каждый из которых стал носителем определённой культурной русской традиции: это такие узнаваемые взрослым типажи, с цитатами из литературы и кинематографа.

Здесь представлены все слои современного общества, легко узнаваемые благодаря отсылке к популярным героям.

Трудно не услышать «русского мужика» с папановскими интонациями в Копатыче, или бюрократа-учёного с культовыми поговорками персонажа Гафта из «Гаража», или деятельную пенсионерку с богатым жизненным опытом и фанатическим стремлением к здоровому образу жизни — здесь всплывает целая плеяда устойчивых образов, воплощённых актрисами старшего поколения, чьи голоса звучат за образом Совуньи.

Можно было бы продолжать этот рад устойчивых персонажей и дальше, но это просто требует отдельного разговора.

Нам в сериале важно то, что «Смешарики» поддержали и тему «русского немца», что было очень логично, ведь «Смешарики» — продукт питерской команды. Дело в том, что в городе была основана одна из первых старейших колоний немецких переселенцев и городская история, архитектура навеки связаны с немецкой культурой, немецким присутствием.

Новый герой

Интересно, что впервые положительный персонаж «русского немца» появился в детской массовой культуре. Этот персонаж воплощён в пингвине по имени Пин. У него, как и у всех смешариков, своя, легко восстанавливаемая биография, он, как и все другие персонажи мультфильма, несёт стереотипные черты, связывающие с его предшественниками культурной традиции.

Пин живёт несколько обособленно среди героев мультфильма, он часто предпочитает работу общению с друзьями, говорит с немецким акцентом, часто вставляет немецкие слова и выражения. Можно предположить, что постоянные маленькие зрители сериала обладают уже небольшим лексическим запасом немецкого языка: «Зер гут! Арбайтен! О майн гот». Есть у Пина и устойчивый музыкальный рефрен — популярная немецкая песенка.

Пин в мультфильме — техник, изобретатель, и, конечно он связан со своими литературными предшественниками — инженерами, конструкторами. Пин работает и над глобальными проектами — ракета, подводная лодка, огонь восторга (бенгальские огни), он же решает и повседневные заботы своих соседей-друзей — ремонтирует часы, утюги, к нему они забегают запросто решить свои бытовые проблемы. Ещё лет двадцать-сорок назад в сибирских деревнях, где жили небольшие немецкие общества обычным делом было носить поломавшуюся технику к «соседу-немцу»: почему-то считалось, что он починит лучше всех.

В одной из серий «Смешариков» — «Близко к сердцу» — они всем миром пытаются переубедить Пина не принимать слишком близко к сердцу работу, потому что он заболевает от перенапряжения. «Арбайтен, арбайтен! — Работать, работать!» — постоянный рефрен Пина в этом эпизоде.

Пин — страстный любитель книг. Иногда, например, в серии «Полёты во сне и наяву», это может нарушить весь его распорядок дня и повредить даже работе.

С Пином и связана тема религии, и можно предположить, что представление о немцах как народе традиционно религиозном у нас сохраняется, а в Петербурге это до сих пор заметно: немецкие церкви — это привычные здесь реалии (Petrikirche — церковь Святых Петра и Павла на Невском проспекте, где традиционно проходят богослужения на немецком языке, Немецкая реформаторская церковь, несколько лютеранских церквей — Святой Анны, Святой Екатерины, Святого Михаила).

В серии «День справедливости» Пин постоянно обращается к Богу: сначала он просит о помощи в своём труде — он хочет сделать бенгальский огонь, «вдохновенный фонтан огня» — интересно, что и лексика Пина в этот момент возвышена, он одухотворён, он — Созидатель.

Небо отвечает ему и на все труды Пина обрушивается большой метеорит. Пин расстроен — и опять обращается к всевышнему с вопросом — что он плохого сделал? Он начинает роптать, сомневаться: «Строишь планы... а потом сверху... и пустота!» — «Нет никакой справедливости!» — восклицает Пин, стукает по метеориту, и вдруг небесный камень начинает выдавать «фонтаны вдохновенного огня». Серия заканчивается опять обращением Пина к Богу: «Спасибо! Спасибо!»

Младшие смешарики — Крош, Ёжик, Нюша — приходят к Пину за советом, Пин — для них пример учёного-экспериментатора, не зря вся серия научно-популярных фильмов на базе этого сериала названа «Пин-кодом». И здесь прочитываются традиции влияния немецких учёных, инженеров на русскую историю.

Пин всё-таки чувствует себя одиноким — ведь он на чужбине. Он грустит, вспоминая «фатерланд»-родину. И тогда изготавливает для себя маленького сына — трогательного робота Биби. С семейной историей Пина связано несколько серий — «Биби и его папа», «Каникулы Биби», «Космическая Одиссея. Эпизод 1, Эпизод 2».

Если в предыдущих сериях Пин, как и положено представлению о немцах, всё делает для пользы, то происхождение Биби он объясняет так: «Я его сделать не для пользы — просто так. Для того чтобы не скучно было». Немецкий рационализм всегда смешан с сентиментальностью.

Пин очень добрый и чувствительный отец. Он старается передать все свои знания сыну и, когда тот уезжает, так беспокоится, что сам отправляется за ним в космическое путешествие. Когда Биби приезжает на каникулы, Пин ведёт себя нетипично для легкомысленного мира смешариков: на многочисленные предложения отпраздновать Пин отвечает отказом — он объясняет, что главное для него — общение с сыном.

Пин — персонаж в сериале, безусловно, положительный, даже его технические неудачи воспринимаются остальными персонажами и зрительской аудиторией только как очередная ступень эксперимента («Железная няня»). Пин в итоге всегда добивается успеха, и всем его техническим новинкам находится позже место в мире смешариков.

То, что тип персонажа «русского немца» нашёл своё продолжение именно в детском жанре, только доказывает его типичность и «встроенность» в русскую культуру. Позже, уже читая русскую классическую литературу, сегодняшние зрители «Смешариков» будут знакомиться с другими персонажами: Германом, Штольцем, фон Кореном — всеми теми, кто стоит в длинном списке «русских немцев», и это будет уже другая история.

Но добрый, слегка наивный пингвин Пин будет напоминать им о первом знакомстве с этой оригинальной линией русской культуры.

Послесловие

Однажды я рассказала своей немецкой подруге о Пине. Сначала она обиделась и сказала, что представлять немца для детей пингвином ей кажется обидным. К счастью, у нас дома есть «Смешарики» на немецком — мои два сына, выросшие на этом сериале, с удовольствием показывают его своим друзьям, и я предложила посмотреть пару серий вместе.

В итоге наша Анке хохотала и стала интересоваться, почему вообще появился такой персонаж. Пришлось вспомнить кратко историю немцев в России и то, как это спроецировалось в культуре. Моя подруга задумалась и сказала: «Как жаль, что мы об этом мало знаем».

Также по теме

Новые публикации

15 февраля исполняется 30 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Время быстротечно, и немало воды утекло за эти годы в реке Амударья, по мосту через которую выводил войска на советскую территорию командующий 40-й армией генерал Борис Громов.
«Мудрые государственные деятели России всегда знают, как выбирать своих иностранных представителей», – так писала одна из американских газет в 1851 году о российском после в США Александре Бодиско. Он проработал на этом посту 17 лет – рекордный срок. Уважение к нему было столь велико, что в день его похорон американский конгресс на день прервал работу, что стало беспрецедентным событием.
Ивана Андреевича Крылова, 250-летие которого мы отмечаем, все знают как автора замечательных басен. Между тем современникам он не менее был известен как автор популярных пьес, но ещё больше – как один из главных русских чудаков.
Абделлатиф Мохамед Эльсайед Рефат – директор и преподаватель языкового центра «Восток» (Хургада), где изучается русский язык. Дипломированный преподаватель РКИ, выпускник московского вуза, сейчас он обучает жителей Хургады как русскому, так и арабскому языкам. Он рассказал корреспонденту «Русского мира» о возможностях обучения в Хургаде и об отношении простых египтян к нашей стране.
Почему современному политику не обойтись без багажа пословиц и поговорок и как русская фразеология стала международным брендом, в кильватере которого следует вся Европа и часть Америки? Об этом рассказывает профессор Санкт-Петербургского университета, автор «Большого словаря русских крылатых слов» и «Большого словаря русских пословиц и поговорок», почётный председатель Фразеологической комиссии при Международном комитете славистов Валерий Мокиенко.
Выставка «Путешествие с Достоевским» открыта в петербургском Музее железных дорог России. Экспозиция рассказывает о том, куда и на чём великий русский писатель перемещался по железной дороге, как под стук колес менялось его мнение о России и Европе и в каком именно вагоне познакомились герои романа «Идиот» князь Мышкин и Парфён Рогожин. Музейный эксперимент по привлечению новой публики удался – среди экспонатов по сути технического музея ходит начитанная публика и иностранцы, привлечённые именем Достоевского.
8 февраля в Фотоцентре Союза журналистов России (Москва) открылась фотовыставка «Афган – наша память!», посвящённая 30-летию окончания боевых действий и вывода советских войск из Афганистана. Выставка организована при поддержке фонда «Русский мир», Московского комитета ветеранов войны и ряда других ветеранских объединений.
Со Второй мировой войной связано возникновение новой, «второй» волны эмиграции из СССР, состоящей преимущественно из т. н. перемещённых лиц («ди-пи») – русских квалифицированных рабочих, угнанных на работу в Германию, а также военнопленных. По далеко не полным данным местных советов, с оккупированных территорий из СССР было насильственно перемещено 4 797 089 человек. Кроме того, органами репатриации было учтено 2 016 480 военнослужащих советской армии, оказавшихся в плену.