EN
 / Главная / Публикации / Вячеслав Никонов: Русский мир не ограничивается теми людьми, которые владеют русским языком

Вячеслав Никонов: Русский мир не ограничивается теми людьми, которые владеют русским языком

06.11.2013

Глава Комитета по образованию Госдумы, председатель правления фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов 4 ноября, в День народного единства, в эфире «Голоса России» беседовал с главой Россотрудничества Константином Косачёвым об основных темах VII Ассамблеи Русского мира и о текущей работе фонда. 

Косачёв: Добрый день, утро или вечер, уважаемые слушатели радиостанции «Голос России». С вами, как всегда, я, Константин Косачёв, руководитель Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству, спецпредставитель Президента России по связям с государствами — участниками СНГ.

Наша передача выходит в эфир в знаменательный для России день. И дело не в том, что он выходной. С 2005 года 4 ноября в России считается государственным праздником, Днём народного единства.

Эмоции вокруг решения объявить эту дату праздником не утихают. Кому-то оно нравится, кто-то его связывает с нашей историей (это дата освобождения Москвы от польских захватчиков в 1612 году). Кому-то она нравится, поскольку совпала с церковным праздником Казанской иконы Божией Матери. Кто-то, наоборот, разочарован тем, что был ликвидирован другой праздник, многими по-прежнему любимый, 7 ноября, День Октябрьской революции. Ну а для кого-то это вообще повод проявить свои настроения, для кого-то патриотичные, для кого-то националистические.

Так или иначе, праздник есть, и с ним уже связаны многие традиции. Одна из них — проведение накануне праздника Ассамблеи Русского мира. Такая Ассамблея прошла в Петербурге уже в седьмой раз. И я с удовольствием представляю своего собеседника и, насколько я подозреваю, непосредственного автора традиции проведения Ассамблеи Русского мира перед Днём народного единства.

Итак, в нашей студии Вячеслав Алексеевич Никонов — депутат Государственной думы, председатель Комитета по образованию, доктор исторических наук, очень известный политолог, историк, государственный деятель и председатель правления фонда «Русский мир».

Спасибо, что Вы согласились быть в нашей студии. Мой первый вопрос: как возникла идея проведения Ассамблеи? Как она развивалась в последние семь лет?

Никонов: Спасибо Вам за приглашение. Прежде всего, я хотел бы поздравить всех наших радиослушателей с праздником 4 ноября — Днём народного единства. Под народом мы понимаем всех представителей огромного Русского мира — людей, которые считают себя русскими, думают по-русски, интересуются Россией.

Это праздник, который мы сделали своим, праздник Русского мира в широком смысле этого слова. Как родилась идея проведения Ассамблеи? В связи с праздником 4 ноября проводится государственный приём, на который приглашаются наши соотечественники — видные русисты со всей планеты.

Естественно, когда приглашается такое количество людей, хорошо организовать и широкую Ассамблею. То есть идея родилась из практических потребностей организации государственного приёма, как бы официально это ни звучало. Но изначально мы старались заложить в Ассамблею максимально большое содержание, чтобы делать это мероприятие не просто собранием представителей Русского мира со всей земли.

Обычно приезжают, и этот год не исключение, порядка 400 зарубежных гостей, порядка 600 гостей из самой России, которые представляют все срезы Русского мира. Люди не просто общаются друг с другом, идёт содержательная дискуссия.

Каждая Ассамблея имеет определённое тематическое наполнение, есть какая-то стержневая идея. В этом году это 1150-летие славянской письменности, деятельности Кирилла и Мефодия. Это праздник, который отмечался на протяжении всего года, событие, исключительно важное для российской, и не только, истории.

Наша дискуссия на Ассамблее была посвящена проблемам, связанным с тем, какое значение наследие Кирилла и Мефодия — наша письменность — имеет для современной России. Мы поговорили об этом и в историческом, и в литературно-филологическом контексте.

Кроме того, было проведено несколько секций. Мне выпало вести секционное заседание, связанное с подготовкой нового школьного учебника по истории, о чём в последнее время много говорят.

То есть мы обсуждали большое количество исторических сюжетов в ходе Ассамблеи. Настроение было хорошее. Ассамблея прошла в этом году в Санкт-Петербурге, уже второй раз — в историческом месте — это Таврический дворец, который связан с князем Потёмкиным-Таврическим. Там же, как мы знаем, в 1917 году заседал Временный комитет Государственной думы Российской империи — место, безусловно, историческое. Кстати, там заседает Парламентская ассамблея СНГ, что Константину Иосифовичу хорошо известно.

Косачёв: Конечно. Вячеслав Алексеевич, мы обязательно вернёмся к теме истории и учебника по истории.

Несколько слов об Ассамблее. Кто на неё приезжает? 400 человек — это одни и те же люди, год из года приезжающие на государственный приём и на Ассамблею? Это люди, которых кто-то от себя делегирует, выбирает, направляет? Либо они приезжают по приглашению фонда «Русский мир», в этом году одни, а в следующем другие?

Никонов: Они приезжают по приглашению фонда «Русский мир». Есть люди, которые присутствовали почти на всех Ассамблеях. Например, у фонда «Русский мир» есть собственные центры в разных университетах, библиотеках планеты, их уже около 100, и руководители этих центров всегда приезжают на Ассамблею — всегда работает отдельная рабочая секция для тех людей, которые посвятили себя руководству нашими центрами.

Что касается остальных, кто-то из них, как, например, руководители Всемирного координационного совета соотечественников, бывают практически на всех Ассамблеях. Другие — это руководители организаций соотечественников, видные русисты, филологи, литераторы, специалисты. Они могут быть как русскими по происхождению, так и людьми с любой другой кровью.
Не обязательно представлять именно русских, потому что мы понимаем под Русским миром очень широкое культурное понятие, культурный феномен. В том смысле, в каком мы говорим о «Русских сезонах» Дягилева. То есть это люди, которые считают себя принадлежащими к Русскому миру, которые интересуются Россией.

Косачёв: По Вашим ощущениям, Русский мир расширяется, сужается, стабилен? Что с ним происходит?

Никонов: Однозначно не ответишь. Если говорить о мире русского языка (это, наверное, самое простое), в последние десятилетия здесь были огромные потери. По моим оценкам, число людей, говорящих по-русски, на планете сократилось почти на 40, может быть, даже на 50 миллионов человек.

Косачёв: Я иногда даже называю цифру 70.

Никонов: Я думаю, что всё-таки не больше 50. Ушло почти полностью русскоязычное поколение, которое жило в бывших союзных республиках и в странах Восточной Европы. Это главные потери.

Кроме того, в 1990-е годы и во многих бывших союзниках республиках, и в странах Восточной Европы русский язык оказался «наказанным». Его перестали изучать в школе, в университетах. Даже в Болгарии в 1990-е годы русский язык был 14-м по числу изучающих его школьников.

Потом, уже в нынешнем веке, произошёл всплеск интереса к русскому языку. Если изобразить тренд в виде графика, он будет похож на латинскую букву L: резкое падение, затем плато, а затем небольшой подъем. Причем подъем этот идет во многом за счет стран Восточной Европы, где знание русского языка, как оказалось, является конкурентным преимуществом. Компании, которые действуют в Восточной Европе, и разного рода культурные учреждения с гораздо большей охотой принимают людей, которые знают русский, хотя желателен ещё и английский.

Мы видим, что в той же Болгарии русский язык уже стал вторым по популярности. Кстати, в Польше тоже. Он был 16-м, стал вторым. В Прибалтийских республиках сейчас увеличивается число людей, изучающих русский язык из числа титульного населения. Сейчас мы фиксируем подъём также и в Западной Европе, и в Соединённых Штатах Америки, и в Китае. Но на те показатели, которые существовали в конце 1980-х годов, нам не удастся выйти.

Косачёв: Сообщу вам одну оптимистичную новость. Не поверил своим глазам, но это данные Болгарского статистического агентства: русский язык обогнал английский и занял 1-е место. 35 процентов школьников учат русский, 28 — английский.

Для меня это было совершенно неожиданной новостью, разумеется, обрадовавшей меня. В Польше, действительно, он пока на втором. Будем надеяться, что составим конкуренцию английскому.

Никонов: Я думаю, тенденция будет усиливаться. В странах Европейского союза есть серьёзные экономические проблемы, на фоне которых российские экономические проблемы блекнут. Поэтому Россия представляется сейчас как более динамичная экономическая сила. Ну и, конечно, существует культурная тяга, которая является главной причиной интереса к русскому языку в самых разных уголках земного шара.

Косачёв: Но русский язык — только один из критериев, определяющих масштабы Русского мира. В остальном интерес к России, готовность посвятить свою судьбу, карьеру, связать бизнес с Россией как фактор, формирующий Русский мир, тоже сейчас уходит в тот маленький прирост после плато на букве L?

Никонов: Да. Этот прирост идёт во всех странах, мы это видим. Причем, вы правы, Русский мир не ограничивается теми людьми, которые владеют русским языком. Например, в этом году я был на праздновании столетия создания города Сан-Хавьера в Уругвае. Это город, который был основан русскими, выходцами из Воронежской губернии.

Косачёв: Это было после Октябрьской революции?

Никонов: Нет, до неё. Основателями были сектанты, которые бежали от религиозных преследований. Сан-Хавьер — это часть уругвайской национальной легенды, русские эмигранты вошли в число людей, которые основали страну Уругвай.

В Сан-Хавьере улицы носят русские названия, там есть русские клубы, русский танцевальный ансамбль, курсы русского языка. Жители города — в основном потомки русских, но многие из них уже не владеют русским языком. Они испаноязычные, но в душе они, безусловно, русские.

Более того, на Ассамблею Русского мира мы пригласили в этом году в качестве специального гостя танцевальный ансамбль «Калинка» из города Сан-Хавьера, и они блестяще выступили, произвели большое впечатление. Это действительно хороший профессиональный коллектив, с которым работает хореограф из Воронежа.

Косачёв: Те благоприятные тенденции, о которых мы говорим, связаны с тем, что тема России, тема русского языка перестала политизироваться, идеологизироваться? Либо это явление, связанное с тем, что современная Россия своим развитием, своими позициями привлекает к себе повышенное внимание?

Никонов: Я думаю, и то и другое. Играет роль и русофобская волна 1990-х годов. Сейчас в большинстве стран, соседствующих с нами, она спала. Во всяком случае, уже не нужно доказывать, как в своё время делал Леонид Кучма, что «они там не Россия». У него вышла знаменитая книга «Украина — не Россия».

Доказательством было, прежде всего, то, что украинцы не говорят по-русски. Сейчас доказывать это уже не надо. Они поняли, что состоялись как независимое государство и свою идентичность могут определять, исходя из своего естества, а не из противопоставления.

Косачёв: Не из отрицания естества других.

Никонов: Да, это во-первых. А во-вторых, конечно, экономика — это очень важный фактор. Например, мы много говорим о проблемах среднеазиатских трудовых мигрантов. Я уже достаточно давно для себя открыл, что значительная часть средств, которые приходят из России в республики Средней Азии, используются в семьях для того, чтобы послать детей на курсы русского языка. Люди, которые работают в России, понимают, что хорошо, если их дети будут хорошо говорить по-русски.

Косачёв: То есть люди начинают относиться к русскому не как к государственному языку России, а как к языку, который может им помочь в их бизнесе, в карьере?

Никонов: Да, который поможет в жизни. Миграция в Россию очень велика. Россия занимает второе место по числу людей, приезжающих в страну, после Соединённых Штатов Америки. Это — свидетельство экономической силы России, потому что миграция — категория экономическая. Едут туда, где платят больше, и наши соседи достаточно активно приезжают в Россию. По разным оценкам, до 12 миллионов мигрантов находятся в России. И конечно, для них и их семей русский язык очень важен.

Очень серьёзный показатель — ответ на вопрос, который задавали в странах СНГ: хотите ли вы, чтобы ваши дети знали русский язык. Число ответивших на него положительно растёт все последние годы. В бывших советских республиках самый низкий показатель — в Грузии. И этот показатель — 92 процента.

Косачёв: Во всех остальных странах он выше?

Никонов: Да.

Косачев: Россия как государство, на Ваш взгляд, улавливает эту новую тенденцию? Она отвечает на увеличивающийся спрос увеличением предложения?

Никонов: Недостаточно. Я думаю, это отражается и в финансировании Россотрудничества.

Косачёв: И в финансировании фонда «Русский мир».

Никонов: Да, с этим есть проблемы. На самом деле спрос гораздо больше, чем то предложение, которое исходит сейчас от российского государства. Нужно поддержать русский язык в гораздо большем объёме, чем он поддерживается сейчас, но у нас не такая простая финансово-экономическая ситуация, и в системе приоритетов поддержка русского языка оказывается не на самом почётном месте, к сожалению.

Косачёв: Фонд «Русский мир» как себя чувствует в этой ситуации? Вы стабильно получаете финансирование, оно увеличивается или же сокращается?

Никонов: Как ни странно, фонд «Русский мир» — одна из немногих организаций, которая в этом году получила дополнительное финансирование, прежде всего, на программу поддержки русских школ (в которых ведётся преподавание на русском языке). Это глобальная программа, приоритетное внимание в ней мы уделяем странам СНГ, но не только. Например, одной из приоритетных стран становится Китай, где явно растёт интерес к сотрудничеству с нашей страной, к русскому языку. Всё больше и больше школьников выбирают русский. Кстати, у нас китайский язык тоже становится более популярным.

Плюс к этому — поддержка школ, которые находятся в дальнем зарубежье, в Европе и Америке. Правда, поддерживать их довольно сложно, прежде всего потому, что в западных странах свои правила, и не всегда внешняя поддержка уместна. В Соединённых Штатах, честно говоря, довольно сложно кого-то поддерживать, потому что там школы и так неплохо финансируются. Там мы насчитали до 3 тысяч школ, где так или иначе преподают русский язык. Это действительно очень много.

Косачёв: А как выглядит эта поддержка? Вы передаёте соответствующим школам деньги, привозите учебники, посылаете учителей?

Никонов: Всё перечисленное. Речь идёт и о поддержке конкретных школ, для которых важно прямое финансирование. Мы помогаем решить проблему с учебниками. Привозить их из России бессмысленно, потому что нужны учебники, которые были бы признаны местными министерствами образования.

Главное — чтобы местные министерства образования признали российские учебники в качестве рекомендованных для обучения в школах. Мы такие учебники разрабатываем, а затем печатаем в тех странах, в которых они и будут использоваться для обучения.

Ну и, конечно, проводим большую методическую работу, связанную с курсами повышения квалификации, с приглашением учителей русского языка в Россию, с организацией занятий по методике. Плюс мы начали активно развивать программы приглашения в Россию самих учащихся, победителей различных олимпиад.

Собственно, проведение школьных олимпиад тоже является частью этой программы. Например, Всеукраинская олимпиада по русскому языку для школьников проводилась при поддержке фонда «Русский мир», как и конкурс «Учитель года Украины» в номинации «Русский язык».

Косачёв: Поддержка школ — это одно направление. Что ещё делает «Русский мир»?

Никонов: У «Русского мира» традиционно было два крупных направления деятельности. Первое — это создание Русских центров в различных университетах, библиотеках мира (как я сказал, их уже около 100). В этом году открывались центры в Великобритании, в Италии, ещё будут открыты центры на Украине (в Горловке и Кривом Роге). Первый центр откроется на Тайване.

Число центров будет расти, они проводят довольно большую работу. В центрах русистики при университетах проводятся занятия, курсы, это точки концентрации усилий наших соотечественников — для них проходят разного рода мероприятия.

Уменьшенный вариант этой программы — «Кабинет Русского мира». Это библиотеки, видеотеки, аудиотеки, ресурсные центры небольшого размера, которых уже больше 150. Это одно направление.

Второе большое направление — это грантовая поддержка. Наши гранты делятся на две категории: одни идут на поддержку разного рода языковых программ (приблизительно 60 процентов средств), а 40 процентов — на разного рода просветительские, образовательные, общественно-политические мероприятия.

Эти гранты бывают очень разными. В основном это реакция на заявки, которые приходят в фонд «Русский мир», их очень много. Каждый год мы удовлетворяем порядка 200 грантовых заявок, хотя приходит их намного больше. Можно сказать так: наверное, каждый день в разных уголках земного шара проходит 10-12 событий.

Косачёв: Для тех наших радиослушателей, которые интересуются деятельностью фонда, но, может быть, не знают, как его найти, у вас на сайте написано, где расположены ваши центры и кабинеты, как правильно оформлять заявки на получение грантов.

Никонов: На портале фонда присутствует вся эта информация. Russkiymir.ru — это наш большой портал, который посещает довольно много пользователей, мы уже давно перешагнули за миллионную отметку ежегодного посещения.

Через сайт мы объявляем разного рода конкурсы. Например, в этом году был объявлен конкурс «Слово за нами» — конкурс рисунков, эссе и сочинений, связанных со 1150-летием славянской письменности. Пришло более 4 тысяч работ, причём очень большое количество детских рисунков из всех уголков земного шара, мы будем устраивать специальную выставку.

Меня, с одной стороны, порадовало, а с другой — насторожило как председателя Комитета по образованию, что многие пришедшие из-за пределов России сочинения, эссе были написаны хорошим русским языком, в отличие от целого ряда сочинений и эссе, которые пришли из России.

Косачёв: Да, но это уже другая тема. Какова судьба учебника по русской истории, насколько плотно решением этого вопроса занимается Государственная дума и Комитет по образованию? Либо всё происходит в рамках научной и общественной дискуссии?

Никонов: Комитет по образованию специально не занимался этим вопросом. Подготовлена концепция учебника, в работе над которой принимали участие ученые из Академии наук и ведущих российских вузов под руководством академика Александра Огановича Чубарьяна. Концепция готова, она представлена президенту Российской Федерации. Я думаю, если она его устроит, будет объявлен конкурс.

Косачёв: То есть пока есть только концепция учебника, не текст?

Никонов: Никакого текста пока нет. Будет объявлен конкурс. Я думаю, придёт достаточно большое количество работ, написанных в рамках этой концепции, и будет выбран какой-то один учебник.

Косачёв: На Ваш взгляд, сколько времени потребуется, чтобы этот учебник занял своё место на школьных партах?

Никонов: Для написания учебника понадобится как минимум год. Это значит, что в школы он сможет попасть только в 2015 году.

Косачёв: Чем занимается Комитет по образованию? Что актуального происходит?

Никонов: Основная задача в дни, когда идёт бюджетный процесс, — это битва за бюджет, за финансирование.

Косачёв: Я так понимаю, система образования пока не приносит положительных эмоций?

Никонов: Мне — точно не доставляет. Мы ведём серьёзные «бои», пытаемся защитить, продлить на ближайшие годы программу федерального финансирования, создания детских садов. Это ключевой момент. Мы к 2016 году должны полностью ликвидировать очереди в детские сады. Без федерального финансирования это сделать не получится.

Кроме того, есть проблема дополнительного образования, его финансирования и, возможно, продолжение программы модернизации средней школы, которая неожиданно остановилась.

Вот основные вещи, вызывающие наибольшую головную боль. Плюс несколько вопросов, связанных с корректировкой закона об образовании, принятого ещё в прошлом году и вступившего в силу.

Косачёв: Его уже нужно корректировать?

Никонов: Да. Например, сейчас в Госдуму внесён законопроект, который возвращает студентам право бесплатно посещать музеи. Также острый вопрос — стоимость проживания в студенческих общежитиях, которая вызывает очень много вопросов. Мы сейчас вырабатываем формулу, чтобы ко второму чтению бюджета всё-таки принять поправки и к закону об образовании, и к закону о бюджете, чтобы для студентов плата не повышалась.

Ну и, конечно, бесконечное количество вопросов, связанных с Единым государственным экзаменом (ЕГЭ), с новой системой профессионального образования, с детсадовскими образовательными стандартами. Сейчас образование в детском саду стало первым уровнем образования.

Образовательные стандарты нужны и для аспирантуры. Есть проблемы, связанные с эффективностью деятельности российских вузов, с завершением аттестации и закрытием тех вузов, которые, по сути, не являются учебными заведениями. Работы очень много.

Косачёв: Я хочу пожелать Вам успехов в этой работе. При всём уважении ко всем другим комитетам, думаю, что ваш комитет — один из главных, потому что образование — системообразующий элемент для любого государства, для любой нации.

Источник: радио «Голос России»

Также по теме

Новые публикации

Многие иностранные студенты уже получают образование в вузах РФ, а нацпроект «Наука и университеты» предполагает развитие этого направления и повышение привлекательности отечественного высшего образования. В августе пять российских университетов объединились в консорциум, чтобы предложить уникальную программу подготовки иностранцев к обучению на русском языке.
Как и чему сегодня нужно учить инженеров? Могут ли российские технические вузы конкурировать с зарубежными? Стоит ли опасаться роботов и искусственного интеллекта? На эти и другие вопросы отвечает и. о. ректора МГТУ СТАНКИН Владимир Серебренный.
В Международном союзе немецкой культуры представлена книга «Немецкие тайны» Александра Фитца. Это исследование о том, как немцы стали российскими, затем уехали в Германию, а теперь кто-то возвращается, а кто-то живёт на две страны.
Глава Комитета Госдумы по образованию и науке, председатель правления фонда «Русский мир» прокомментировал заявление Президента Украины Владимира Зеленского о возможной войне с Россией.  
Лето на Аляске короткое, зима заглядывает в глаза уже с ранней осени. Лучше многих об этом знает известный российский путешественник Сергей Синельник. Переход, который он с 2019 года совершает на точной копии средневековой поморской ладьи «Пилигрим», привёл его в самый северный американский штат.
В конце августа ФСБ рассекретила подлинник текста приговора Токийского международного военного трибунала 1946 – 1948 годов, в котором говорится о планах империалистической Японии захватить советские Дальний Восток и Сибирь. А накануне открылся международный форум, посвящённый Хабаровскому процессу1949 г., – суду над военнослужащими Квантунской армии, обвинёнными в разработке и применении бактериологического оружия.
Преподаватели Тюменского университета (ТюмГУ) активно участвуют в популяризации русского языка и культуры в других странах. Так, в конце августа стартовал курс русского языка в университете Северной Аризоны (Northern Arizona University (NAU)).
Фонд «Русский мир» ежегодно выступает одним из партнёров «Евразия Global». В этом году на форуме организованы две дискуссионные площадки: «Медийное измерение евразийской интеграции. Точки роста» и «Русский язык в XXI веке: цифровая репутация». Первая – в сотрудничестве с Институтом Русского зарубежья, вторая – с РГПУ им. А. И. Герцена.