RUS
EN
 / Главная / Публикации / Владимир Лопатин: Запросто можно сказать – «Какое вкусное кофе»

Владимир Лопатин: Запросто можно сказать – «Какое вкусное кофе»

01.12.2011

Знаменитый «Русский орфографический словарь» Владимира Лопатина, обновлённый в конце 2010 года, уже успел устареть. О том, почему словари не успевают за временем, и о причинах ускорения языкового развития в интервью порталу «Русскому мир» рассказывает главный научный сотрудник Института русского языка (ИРЯ) РАН имени В.В. Виноградова Владимир Лопатин.

– Владимир Владимирович, вам приходилось слышать о том, что ваш словарь едва издан, а уже считается «устаревшим»?

– Наш словарь новейший – 2005 и 2010 годов издания. Он включает в себя 200000 слов. Он в том числе вобрал в себя слова, пришедшие в эпоху перестройки и реформ. Другое дело, что в нём нет слов, вошедших в обиход в последние два-три года. Но это естественное отставание для всех словарей. Они не успевают за стремительно развивающимся русским языком. Таков речевой темп времени. Словарь – это свод классических правил, которые всегда хотя бы чуть-чуть, но отстают от современного состояния. И в этом – проверенное временем преимущество словарей.

– Переиздавать словарь с учётом новых слов будете?

– Такая работа ведётся. В обновляемый словарь войдут уже более 210000 слов. Также выйдет мой справочник, исправленный и дополненный.

– Насколько оправданно обилие словарей? Почему не ограничиться существующими авторитетными изданиями?

– Здорово, что словарей много. Все они разного объёма и служат для разных целей, но среди них, увы, много халтурных. Что тут сделаешь? Не допустить этот хлам к тиражности сложно. Институт русского языка РАН, к сожалению, к этому отношения не имеет. В его компетенцию не входит издательская деятельность. Мы, конечно, отказываем в экспертизе слабым словарям. Но их издатели обходятся и без неё: обращаются в частные издательства. Те нанимают так называемую «независимую» экспертизу. А она независима, к сожалению, только от компетентности. И даёт потоку такой же некомпетентности зелёный свет. В итоге издатели формально учитывают мнение экспертизы, обещают устранить ошибки, но издают словари в том виде, в каком считают нужным.

– И потому мы имеем в новой редакции некоторых словарей слово кофе среднего рода, вместо йОгурт – йогУрт и дОговор?

– Вот тут бы я был аккуратнее. Дело в том, что ещё с 70-х годов во всех словарях, включая мой, допускается строгая письменная форма слова кофе – мужского рода, и устная форма этого же слова, допускающая средний род. Так что в разговоре допустимо и даже запросто можно сказать: «Какое вкусное кофе». Почему новые словари избрали средний род как единственную трактовку и правильную, мне непонятно. Со словом йогурт тоже не вижу трагедии. Оно, действительно, в 30–40-е годы пришло к нам из турецкого языка и имело сразу три формы написания и произношения – йогУрт, юугУрт и ягУрт. В годы перестройки, подзабытое, оно вернулось из немецкого языка и с принятым в нём ударением – йОгурт. Зачем менять сложившуюся практику ударения, мне не совсем понятно. Одновременно не могу согласиться с теми реформаторами от русского языка, которые во всём хотят навести «порядок» – всех приучить говорить единообразно. Смею утверждать – это невозможно! Русский язык – это живой организм. Он растёт и развивается. У него есть письменная – строго литературная – и устная или разговорная формы. Кофе – мужского рода – письменная, кофе среднего – разговорная. Какая из них выживет и станет нормой, устанавливают не издатели словарей, не учёные или органы власти, а люди через разговорную практику. А она веками такова, что допускает варианты.

– О каких «реформаторах» вы говорите?

– Я тут на днях долго спорил и объяснялся с представителями одного телеканала и нескольких радио. По поводу слова «одновременно». Все они в приказном порядке заставляют ведущих и корреспондентов говорить одноврЕменно. Я же в телеэфире сказал одновремЕнно. Это допустимые варианты ударений. Как твОрог и творОг. А мне звонят с телевидения и просят говорить «грамотно» – одноврЕменно. А то, говорят: «Мы будем вынуждены вырезать вас из эфира». Это ложный подход к развитию русского языка. Он отнимает возможность его творческого развития, а вместе с ним – богатства речи.

– Насколько развитию русского языка способствует или отнимает такую возможность поток иностранных заимствований?

– В этом смысле я считаю разумным сравнивать нынешнюю эпоху с эпохой Петра I. Сегодня англицизмы проникают в русскую речь в основном из области бизнеса и компьютерной техники. Ещё и потому, что бизнеса в СССР не было, а в IT-технологиях мы в конце перестроечной эпохи сильно отставали. Не было и своей терминологии в этих областях. В эпоху Петра I, когда, как известно, было прорублено «окно вы Европу», в русский язык тоже ринулись иностранные слова. В перестройку, если помните, был снят «железный занавес». Очень похожие образы. Русский язык как в эпоху Петра, так и сегодня только выигрывает от заимствований иностранных слов. Язык что-то берёт, что-то, что ему неудобно, отсеивает. Со временем те слова, что укрепляются в языке, развивают и обогащают его. Русский язык действительно в разные эпохи обогащается за счёт иностранных языков. В этом его сила, а не противоречивость.

– Новые словари проигнорировали вполне распространённые англицизмы, ставшие русскими словами: «о(ф)фшор» или «бре(э)нд»? Они так и пишутся по-разному. Как решить эту проблему?

– В нашем словаре пишется оффшор и бренд. Это устоявшаяся норма – в иностранных словах после твёрдых согласных писать букву е. Исключение – мэр, сэр, пэр, рэкет.

– Многие филологи и лингвисты утверждают, что все языки мира упрощаются, что образует тенденцию. Русский язык вписывается в неё?

– Я не согласен с этим мнением. Грамматическая система русского языка и правил ударения сложная, орфография ещё сложнее. Он не упрощается, а обогащается. Толчок тенденциям внутреннего развития дают иноязычные слова. Много слов – первых частей сложных слов, которые выступают в роли несклоняемых прилагательных (аудио-, видео-, радио-, теле- и другие) – играют роль новаторов. Обращали внимание? Мы уже не говорим: «Я посмотрел по видео». – «Я посмотрел по видику». Не факт, что именно этот пример станет нормой словоприменительной практики. Но вот такие частицы – видео-, теле- и другие – остаются неизменяемыми словами, которые русский язык пытается учить склонять и спрягать. Это новые элементы аналитического строя языка. В этом можно увидеть некоторое развитие грамматического строя русского языка – появление так называемых аналитических прилагательных.

– Лично вам какие новые слова или их преобразование режут слух?

– Сегодня как-то вдруг многие начали говорить «имеет место быть». Это ошибка. «Быть» – лишнее слово в этом словосочетании. Мне режет слух повальное увлечение этим нововведением. То же самое могу сказать о словосочетаниях «на самом деле» и «в этой связи». Таких словосочетаний в русском языке нет. Есть «в самом деле» и «в связи с этим». Ещё допускается просторечный вариант «в этой связи». Мне иногда кажется, что кто-то так однажды пошутил, а словосочетания вошли в разговорную практику и замусоривают речь.

Антон Самарин

 

Также по теме

Новые публикации

Участники полевого этапа экспедиции «Современный этномир (Средняя Азия)» по Узбекистану побывали в Бухаре. Экспедиция проводилась с целью изучения культуры, быта и традиций русского и русскоговорящего населения, проживающего на территории постсоветской Средней Азии.
С 13 по 16 декабря в Рязани проходит форум неправительственных организаций молодых соотечественников «Made in Russia», в котором принимают участие лидеры молодёжных объединений из почти 50 стран всех регионов мира. В работе форума также принимает участие фонд «Русский мир»
В начале декабря в Сочи прошёл V Международный педагогический форум. Одна из его секций была посвящена развитию детского чтения. О самых интересных школьных практиках, которые там обсуждались, рассказывает руководитель секции профессор РГПУ им. А. И. Герцена Татьяна Галактионова.
Соотечественники в Риге отметили 70-летие Всеобщей декларации прав человека. Там прошла конференция балтийских правозащитников с участием представителей Латвии, Литвы, Эстонии и России. И хотя повод был вроде бы радостный – юбилейный, но большинство участников с тревогой и сожалением говорили о нарастающем кризисе в сфере прав человека в своих странах.
«Мы любим вас, русские…» – такое признание, да ещё от совершенно незнакомых людей Елена Сташевская с сыном никак не ожидали услышать в Германии. Чем же заслужили его гости из России? Ответ на этот вопрос лежит во временах более чем полувековой давности, когда возле небольшого немецкого села Сихра героически погиб её отец майор Владимиров.
«Перекрёстный» Год культуры России и Японии подходит к концу. Сотни мероприятий прошли не только в столицах и городах-миллионниках, но и в удалённых от Москвы и Токио регионах. Российскому Тамбову и японской Тамбе 2018 год запомнится надолго – в этом году родилось общество дружбы и сотрудничества «Тамба – Тамбов». Они нашли друг друга благодаря созвучию названий, но, познакомившись ближе, нашли у себя много общего.
11 декабря исполняется 100 лет со дня рождения писателя,  публициста, общественного деятеля Александра Солженицына. Известная французская переводчица с русскими корнями Анн Колдефи-Фокар более 30 лет своей жизни посвятила переводу его романа «Красное колесо». И сегодня у неё есть надежда, что и к роману, и к самому писателю ещё вернутся.
8 декабря в Риге, Даугавпилсе и Резекне прошли первые, пилотные, уроки, организованные Санкт-Петербургским государственным университетом и латвийской общественной организацией «Славия». В рамках этого образовательного проекта для соотечественников – учащихся старших классов в интерактивном режиме организовано преподавание истории России, русского языка и литературы.