EN
 / Главная / Публикации / "Я не создаю историю, просто размышляю над ней"

"Я не создаю историю, просто размышляю над ней"

25.09.2008

Александр Солженицын: «Поэзия Юрия Кублановского отличается верностью традициям русского стихосложения, ненавязчиво, с большим чувством меры обновленной метафоричностью – никогда не эксцентричной, всегда оправданной по сущности, и естественной упругости стиха, часто просящегося к перечитыванию и запоминанию».

Иосиф Бродский: «Это поэт, способный говорить о государственной истории как лирик и о личном смятении тоном гражданина».

 ***

Юрий Михайлович Кублановский родился 30.04.1947 года в Рыбинске. Окончил исторический факультет МГУ, работал экскурсоводом и музейным работником на Соловках и в Кирилло-Белозерском монастыре. В 1982 года эмигрировал в Париж, где был членом редколлегии и составителем литературного раздела журнала «Вестник РХД». В 1990 вернулся в Россию, работает в журнале «Новый мир» зав. отделом публицистики (1995–2000) и с 2000 года зав. отделом поэзии. Живёт в Москве. Принимал участие в больших литературных проектах, например, как член жюри конкурса «Илья-премия». На Волошинский фестиваль 2008 года прибыл из Парижа.

Будучи на Волошинском фестивале в Коктебеле, поэт дал интервью корреспонденту Информационной службы фонда «Русский мир».

Юрий Михайлович, что вас привело в Париж?

– В Париже я занят работой – редактирую большой курс русской истории.

 

Ваш интерес к русской истории общеизвестен, вы много стихов на эти тему писали о Годунове, о Соловках, острове Анзер, о русских поэтах… Но редактирование это тяжёлая работа для поэта. В смысле – нетворческая.

– Тяжёлая, но небезынтересная. Она позволяет провести ревизию накопленных знаний, представлений…

А вы не чувствуете себя в некотором роде творцом истории, её «создателем»?

– Нет, я не создаю историю, просто размышляю над ней. Это необходимо для любого человека. По окончании этой работы вернусь в Москву.

Вы успели пообщаться с русскими, находящимися за рубежом, с русской диаспорой? Верно ли, что русские эмигранты за рубежом лучше говорят на русском языке, чем россияне?

– Но ведь нет эмигрантов как слитного, среднего понятия. Есть эмигранты первой волны, которые переняли язык от своих родителей – их язык красивый, правильный, но уже с лёгким акцентом. И конечно, это язык реликтовый, неживой. Хуже говорят дети эмигрантов второй волны, им требуется больше сил для адаптации в новой среде, их родительские корни не привились. Говорить о нынешних эмигрантах ещё сложнее, это, как правило, экономическая эмиграция. Это не люди искусства, в смысле языка ничего примечательного. В Париже сейчас живет режиссёр Отар Иоселиани, из писателей, кажется, никто не уехал в последнее время. Уехали бизнесмены, возможно, люди, укрывающиеся от уплаты налогов. Так что о языке такой эмиграции как о явлении говорить не стоит.

 

Скажите, люди, оторванные от родины, сильнее хранят родной язык? Лучшее в языке – это язык литературный?

– Безусловно, в литературном языке всё лучшее.

Многие писатели заискивают перед стариной, считая её нормой.

– Да нет, это стилизация, следовательно, искусственно. Стихи пишутся по вдохновению, на порыве, там не успеваешь задуматься, что древнее, а что нет… Я не Солженицын, не сидел, проводя время в чтении Даля, не писал словари. В этом всё же чудится некая мертвоватость. Мне кажется, что нельзя искусственно привить языку некие нововведения, точно так же, как и старинность. Это должно рождаться спонтанно, органично. И если знаешь всё, что хочешь сказать – можно сказать просто и без ухищрений.

Славянизмы, восковые соты
Строф и звуков позабудь, пиит.
Есть иные образцы и ноты,
Стих - как дом Романовых – убит.
Наша правда не в высоком слоге,
Наши не в согласье голоса.
Знать недаром мечены в итоге
Все твои крестами адреса…

(из книги «Дольше календаря»)

Поэт и критик Ольга Ермолаева недавно сказала, что от чтения молодых авторов у неё порой возникает ощущение, что они самонадеянны, холодны, нелюбопытны, невежественны… Вам подобное не приходит в голову как члену жюри литературных конкурсов?

– Дело вовсе не в том, что всё молодые – наглые и самонадеянные. Это происходит оттого, что теперь рано начинают писать, когда личность автора ещё  не сложилась! Они уже владеют языком, но не тем багажом, который нужно вложить в этот язык. И образуется большой зазор между умением складывать слова и самой личностью. Проблема в том, что молодой автор часто поражает яркостью, метафоричностью, а личности в нем ещё нет. То есть зазор между формой и содержанием.

Они ещё не поняли, чему будут служить в литературе. А ведь высокое назначение русской литературы в том, чтобы укреплять человеческую душу. Это было всегда. Но вот та литература, которая душу разрушает – постмодернистская…

Вы сказали – молодые ещё не поняли, чему служить… А вы поняли? Вас называют классиком, надеюсь, это не обидно?

– Если классик – это что-то застывшее, то не согласен, моя поэзия довольно живая. Это оттого, что душа болит. А потом, смотря что считать классикой. Русские поэты ведь недолго живут. Мне 61, в этом смысле я классик живой, две трети русских поэтов до этого возраста не дожили. А если серьезно – путь пройдён большой, но я в себе классика пока не ощутил.

Тогда каково главное приобретение?

– В принципе, я добился, чего хотел: я старался вложить новое содержание в традиционную классическую форму. У меня нет штампов, затрёпанных эпитетов…

А иногда стих идёт лёгкий, озорной, даже хулиганский… Помните, про дождь…

Это благородная норма, которую вы создали.

– Против этого не возражаю…

На открытии фестиваля Юрий Кублановский читал и старые стихи о Крыме, и более новые – о Сталкере.

Из «Сталкера»

Товарняков заоконный скрежет.
Прижавшись к наволочке несвежей,
Будто пацан беспризорный – к лону –
Он спит и видит родную зону.
Когда напорист, когда опаслив,
Он люто разом и зол, и счастлив,
Кричал, как чибис, и ждал ответа
В сухой траве на излёте лета.
Не отличая ответ от эха,
Он ждал отдачи, а не успеха,
И где-то там, где репей в бурьяне,
И в станционном порой шалмане –
Спи, сталкер. Что тебе нынче слава?
Она диагноз, а не забава.
Чтобы какой-нибудь сноб с набобом
Шли за твоим, извиняюсь, гробом?
В небытие уходить достойней
Здесь, на отшибе, чем в центре с бойней,
Пока заря на сырой подушке
Одна и держит на красной мушке…

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

Алла Баркан (Швейцария) – профессор психологии, педагог, писатель и президент Международного союза русскоязычных и двуязычных родителей – рассказала об особенностях развития детей-билингвов и дала несколько советов, как помочь детям, оказавшимся за рубежом, сохранить родной язык.
Мы публикуем перевод заметки “Język „wroga” trzeba znać!” («Язык «врага» надо знать!»), вышедшей в польском издании Obserwator polityczny. «В чём виноват Фёдор Достоевский? Может быть, творчество Александра Пушкина представляет угрозу для умов молодых польских студентов?» - так комментирует её автор недавнее закрытие Русского центра в Кракове.
В 70-е в Тбилиси Роберт Стуруа поставил спектакли «Кавказский меловой круг» и «Ричард III», которые прославили и их создателя, и грузинский театр как явление. Кто бы тогда мог подумать, что в начале ХХI века в театр превратится вся Грузия, переживающая трагедию «В поисках демократии».
Роза Новикова родилась в 1929 году в Ленинграде и подростком пережила страшную блокаду. Теперь она живёт в венгерском городе Печ, где действует Русский центр. Своей семейной историей Роза Аввакумовна поделилась с «Русским миром», эту краткую хронику местами невозможно читать без слёз.  
«Мы на развилке – или Россия находит систему способов цивилизованной защиты своих граждан и соотечественников, или число нарушения их прав и свобод в мире будет расти в геометрической прогрессии», – уверен автор доклада «О нарушении прав россиян и соотечественников за рубежом в 2020 году» Александр Брод.
Крупнейшая русская школа Сиднея отмечает в этом году 50-летие. Ещё в 1971 году школа святого Александра Невского выделилась из присоборной одноимённой школы. За годы существования это учебное заведение воспитало в русском духе несколько поколений жителей города.
Российскому кукольному искусству не так много лет, но сегодня именно в нашей стране существует крупнейшее сообщество художников-кукольников. И самая большая в мире тематическая выставка – «Искусство куклы» – тоже проходит в России. В этом году в ней приняли участие более 1000 мастеров из 26 стран. Почему же авторские куклы стали так популярны?
Жители села Тихонькое Алтайского края не обижаются, когда слышат в свой адрес – глушь алтайская. До ближайшего города от Тихонькой верных двести километров. «Предки знали, куда бежать», – говорят в селе, образованном в XVIII веке старообрядцами с Большой земли. Но уже не одно десятилетие Тихонькая гремит так, что не только в Барнауле, а и в Москве слышно. И всё благодаря фольклорному ансамблю «Сиберия».