EN
 / Главная / Публикации / «Тихий Дон» изучен пока недостаточно

«Тихий Дон» изучен пока недостаточно

22.05.2008

Вот уже 80 лет – практически начиная с того времени, когда в 1928 году началась публикация романа «Тихий Дон», – не утихают разговоры о том, что его настоящим автором на самом деле был не Михаил Шолохов. Однако если поначалу сомнения возникали главным образом в связи с чрезвычайной молодостью автора (Шолохов начал писать роман в возрасте 20-21 года!), то со временем аргументация становилась все более изощренной. Особенно активным «антишолоховедение» стало в 90-е годы, когда обвинять Шолохова в плагиате стало едва ли не модно. Следует заметить, что среди «антишолоховедов» немало и профессиональных литературоведов, которые в своих книгах и статьях приводят доказательства не только общего характера, но и ссылаются на собственные исследования шолоховского текста.

Судьба архива писателя, утерянного в годы Великой Отечественной войны, давала в руки «антишолоховедам» дополнительные козыри.

Однако в 80-е годы отыскались следы рукописи первой и второй книг «Тихого Дона». Первому ее удалось обнаружить известному московскому журналисту Льву Колодному, однако в своих публикациях он не указывал места хранения рукописи. Тогда по следам исчезнувшей рукописи пошли сотрудники Института мировой литературы (ИМЛИ) им. А.М. Горького РАН. После довольно непростых и хлопотных поисков в 1999 году она наконец была обнаружена и выкуплена за 50 тысяч долларов. Оказалось, что рукопись все эти годы хранилась в семье друга Михаила Шолохова Василия Кудашева, погибшего во время войны.

Несколько лет потребовалось для того, чтобы отреставрировать рукопись и найти деньги для ее факсимильного издания.

В феврале 2008 года состоялась торжественная передача Международным Шолоховским комитетом факсимильного издания рукописи первых двух книг романа М.А. Шолохова «Тихий Дон» Российской государственной библиотеке. А в начале апреля подобная презентация была проведена в Киеве.

О состоянии и актуальных задачах современного шолоховедения мы побеседовали с ведущим научным сотрудником отдела новейшей русской литературы Института мировой литературы профессором Александром Мироновичем Ушаковым. Александр Миронович,  которому принадлежит честь обнаружения рукописи, является членом Международного Шолоховского комитета и возглавляет Шолоховскую группу в ИМЛИ.

Как это часто бывает, беседа оказалась более длительной и насыщенной, чем ожидалось. В сущности,  профессор Ушаков не только нарисовал развернутую картину того, какие задачи стоят сегодня перед исследователями биографии и творчества Шолохова, но и рассказал о непростой судьбе великого романа в контексте сложного политического и литературного процесса 20 века.  

– Александр Миронович, презентация факсимильного издания состоялась 4 февраля в Москве и 2 апреля в Киеве. На этом представление издания широкой публике закончено?

Предполагается, что подобные презентации пройдут и в других городах страны, а также за границей.

– Международный Шолоховский комитет, который занимался изданием рукописи, в настоящее время продолжает свою работу?

Планы комитета подвижны, они зависят от конкретных задач. Когда нашлись рукописи, возник вопрос, как их приобрести. Деньги на покупку по государственным масштабам совсем небольшие: нужно было 50 тыс. долларов, а это был 1999 год… Мы обратились с письмом к Владимиру Путину. Он решил эту проблему положительно. После этого возникла другая проблема. Нужно было реставрировать рукописи. Если бы они еще пять лет пролежали у владельца, бумага бы рассыпалась. Деньги на реставрацию нашла Академия наук. Затем понадобились деньги на издание и стало очевидно, что без Международного комитета не обойтись. В ближайших планах комитета – снабдить крупнейшие библиотеки нашей страны и зарубежных стран экземплярами факсимильного издания, ведь оно дорогое. Комитет выделил РГБ и институту (ИМЛИ – ред.) – владельцу рукописи – по 100 экземпляров для безвозмездной передачи библиотекам страны и мира.

– Вы возглавляете Шолоховедческую группу в ИМЛИ. Чем она сейчас занимается?

Каждая группа, которая занимается творчеством того или иного писателя, строит работу по-своему. К примеру, в ИМЛИ есть группа, которая изучает творчество Есенина. Ее сотрудники уже издали замечательное академическое собрание сочинений поэта, поэтому сейчас собственно текстологической работой они не занимаются. Теперь на первом плане у них – подготовка летописи жизни и творчества Есенина, это грандиозная работа.

У нас другая задача. Погружаясь в изучение рукописи, мы видим, что в ней очень много неизученного. Сейчас мы занимаемся подготовкой первого научного собрания сочинений Шолохова.

Шолохова издавали немало, в том числе вышло несколько его собраний сочинений, но издавали его в основном с желанием заполнить книжный рынок, особенно в советское время, ведь он был очень популярен. В те годы еще традиционное шолоховедение не располагало необходимой для полноценного научного издания текстологической базой – рукописи считались утерянными, хотя на самом деле это было не так, и если бы шолоховеды поставили перед собой такую задачу, то, не сомневаюсь, рукописи отыскались бы значительно раньше.

Еще нужно было собрать письма. Ведь эпистолярий проливает свет на разные моменты биографии писателя, отражены в письмах в определенной степени и разные этапы авторской работы над «Тихим Доном», который создавался пятнадцать лет. Письма впервые были собраны и изданы несколько лет назад.

Третье. Словарь шолоховского языка. Это же очень важно! Впервые такой словарь был издан в позапрошлом году под руководством Елены Дибровой. Очень и очень полезное и нужное издание!

Дальше. Большое значение имело создание летописи жизни и творчества Шолохова, ведь для исследователя писатель должен быть полностью «открыт». Когда про автора все знаешь, легче понять, почему он пишет именно так, а не иначе. Летопись жизни и творчества, пусть и не совсем полная, была подготовлена в мемориальном музее М.А. Шолохова в Вешенской (станица в Ростовской области, где жил писатель – ред.) и издана к столетнему юбилею Шолохова.

Всего того, о чем я сейчас говорю, не было сделано. Если бы и захотели в советское время издать научное собрание сочинений, сделать этого все равно не удалось бы. Ведь и текстология за прошедшее время вышла на новый уровень. Раньше при подготовке текста жестко ориентировались на последнюю авторскую волю. Но, как считают ныне многие текстологи, следует искать вариант текста, выражающий наиболее полно авторский замысел, его творческую волю. Иногда в силу самых разных причин – жизненных, может быть, цензурных – последний вариант может быть не самым лучшим. Поэтому без новых материалов и без использования новых научных подходов невозможно подготовить научное собрание.

И последнее. Я всегда говорю своим сотрудникам: «Если мы сейчас не сделаем, то никто уже этого не сделает. В ближайшие пятьдесят лет точно, потому что тут нужно наработать текстологический опыт и «погрузиться» в материал. В настоящее время подготовлен текст «Донских рассказов», первой и второй книг «Тихого Дона», начата подготовка к третьей. В этом году мы должны подготовить почти весь текст «Тихого Дона». Нас в группе всего несколько человек, и работы еще много, поэтому мы торопимся. Я думаю, где-то с 2010 года начнем подготовленные тома издавать. Но это будет текст, который, с нашей точки зрения, наиболее полно выражает авторскую волю.

Следует иметь в виду, что большие книги пишутся небыстро, и в них, главным образом от того, что авторская работа длится годами, возникают порой противоречия. К примеру, в «Войне и мире» княжна Марья дарит Андрею серебряную ладанку, а он лежит на Бородинском поле с золотой. Лев Николаевич просто забыл, какая была ладанка, отсюда противоречия в тексте «Войны и мира», есть они и в шолоховском тексте. Сконцентрировав свою творческую энергию на конкретной художественной задаче, писатель может забыть некую конкретику, которая была написана ранее, те или иные отдельные детали.

Мы должны разобраться, откуда берутся те или иные противоречия в тексте, объяснить их в комментариях, чтобы не было спекуляций и глупостей.

– Одним из главных аргументов тех, кто ставит под сомнение авторство «Тихого Дона», всегда было отсутствие рукописи Шолохова. Поможет ли ее обнародование поставить точку в дискуссии с «антишолоховедами»?

Вы понимаете, люди, отрицающие авторство Шолохова, могли изучать рукопись и раньше, ведь она уже года полтора доступна в Интернете. Но должен Вам сказать, что изучать эти рукописи все-таки должны профессиональные текстологи. Шолоховеды, как и специалисты по другим писателям, изучают и биографию писателя, и историю создания произведения, содержание художественных образов и т. д. Но есть более глубокий пласт исследования творчества того или иного писателя, и тут возникают другие проблемы – это изучение рукописей, изучение всех вариантов текста, истории его возникновения и обновления. Ведь текст может писаться непоследовательно: сначала, к примеру, написана первая глава, а потом десятая. Это все должен исследовать текстолог. Так вот, доказательств принадлежности текста «Тихого Дона» Шолохову очень много внутри самой рукописи.

Приведу пример. При тщательном изучении рукописных текстов авторская правка расслаивается. Одна из особенностей шолоховской работы состоит в том, что он может написать замечательный, потрясающий текст, но затем он его зачеркивает. Из старого текста выбирает всего два-три слова или две-три фразы – и создает другой текст. Это не движение от средне написанного текста к лучшему, а от прекрасно написанного текста – к совершенно другому, тоже прекрасному.  Поэтому расслоить правку и объяснить движение текста, причины его обновления очень и очень непросто.

«Антишолоховеды» утверждают, что Шолохов получил рукопись от кого-то, а потом переработал, переписал. Вы знаете, вот когда человек переписывает – это одна задача, и одна скорость! А когда он пишет сам, сочиняет – другая задача и другая скорость. А в рукописи, которую мы имеем, Шолохов помечал дни, и видна скорость его письма. Масса, масса всяких аргументов внутри рукописи в пользу авторства Шолохова! Но они требуют серьезного изучения.

– Весь архив писателя пропал во время наступления немцев в 1941 году. Откуда же взялась рукопись, найденная Вами?

Известно, как пропал архив писателя – он был упакован в сундуки, но их не вывезли вовремя. А когда немцы стали обстреливать Вешенскую, архив погиб.

Часть листков собрал один наш офицер, и после войны передал Шолохову. В конечном счете эти страницы оказались в Институте русской литературы (Пушкинский дом) в Ленинграде – это были куски из третьей книги, их немного.

В конце 20-х, когда возник слух, что автором романа является не Шолохов, он обратился за помощью в опровержении этой клеветы в руководство Союза писателей и к Серафимовичу, который его поддерживал. Была создана комиссия, и Шолохов привез на комиссию то, чем мы сегодня располагаем. Он составил эту рукопись из частей и глав, которые у него были написаны. Куски разные: есть и написанные набело, есть и такие, которые содержат много правки, и есть даже несколько глав, которые переписаны руками жены и ее сестры. В общем и целом, когда комиссия рукописи посмотрела, был сделан вывод, что нет никаких оснований сомневаться в авторстве Шолохова. В «Правде» появилось заявление комиссии, где все обвинения с него были сняты. Вот, собственно говоря, начало этой истории. И вся эта история затихла. Рукопись же Шолохов оставил у своего московского друга Василия Кудашева, у наследницы которого мы позже ее и нашли.

На время об этом замолчали, тем более что были написаны третья и четвертая книги романа. Потом страна пережила лихолетье Великой Отечественной войны, прошли суровые 50-е годы. После смерти Сталина наступает пора оттепели, раскрепощения. И вот на волне усилившейся критики социалистического строя и диссидентских настроений история о якобы имевшем месте плагиате возникает вновь. 

И важной фигурой тут является А.И. Солженицын. При этом нужно учитывать, что существует его письмо к Шолохову, в котором он называет его выдающимся писателем нашей страны.

Однако во время обсуждения вопроса о присуждении Солженицыну Ленинской премии за «Один день Ивана Денисовича», Шолохов по каким-то соображениям выступил против.

– По каким соображениям? По идеологическим или эстетическим?

Думаю, по идеологическим. Ведь речь, как я это понимаю, шла о том, как надо изображать лагерную жизнь. Для Шолохова это была важная проблема, потому что тема Сталина и репрессий звучит и в его романе «Они сражались за Родину». Я думаю, что водораздел между ними был в этой плоскости. Потому что с художественной точки зрения произведение Солженицына написано сильно. Но, как бы то ни было, Шолохов выступил против. А Солженицына, как я это представляю, это сильно задело.

Возможно, что «Один день Ивана Денисовича» был для Солженицына лишь поводом. В этот момент он работал над одним из главных своих произведений – «Архипелагом Гулагом». Не исключено, что Шолохову об этом стало известно. В отличие от «Ивана Денисовича», «Архипелаг Гулаг» содержит глобальную критику всей советской системы – и ее идеологии, и ее практики.

На вопрос, есть ли гуманность внутри советского строя, Солженицын отвечает однозначно: «нет». Концепция Шолохова иная. В «Они сражались за родину» ответ другой: «Да, мы жили неплохо», хотя судьбы у его героев там тоже разные.

Оказавшись за рубежом, Солженицын поднимает шлагбаум для продолжения дискуссии о плагиате. Он пишет послесловие и предисловие к книге писателя Д. (Ирины Медведевой-Томашевской – ред.) «Стремя «Тихого Дона»».

– Написать такую книгу было ее инициативой?

Возможно, но имеется документ, который показывает, что Солженицын искал автора. Это письмо человека, который ранее был очень близок к Солженицыну и к которому тот обращался с аналогичной просьбой.

Александр Миронович, мы уже затронули тему «антишолоховедения». Когда в двадцатые годы появились первые сомнения в принадлежности текста «Тихого Дона» М.А. Шолохову, о серьезном исследовании текста речи тогда еще не было. Почему же возникла версия, согласно которой Шолохов не был автором, а лишь переписчиком попавшей к нему в руки рукописи?

Вы знаете, эта версия возникла впервые в 1928–29 году. Сейчас уже трудно найти «концы», наверняка определить, кто первый выдвинул эту версию. Тем не менее, наши разыскания дают основание считать, что одним из первых такие сомнения высказал писатель Березовский, хотя вряд ли он сам это придумал. Возможно, он лишь озвучил чью-то точку зрения.

Что касается злополучного вопроса о молодости, то не будем забывать, что гений русской литературы Лермонтов погиб в 27 лет. Можно иначе сформулировать вопрос: откуда у молодого человека такой запас знаний, касающихся психологии людей, понимания жизни, человеческих характеров, что обычно дается человеку с годами? Мне кажется, гений уже с самого рождения живет по своим законам. То, что принято называть социальным опытом, у гения есть изначально. Иначе ничего не объяснишь.

Я  два раза встречался с Шолоховым. Его кто-то из присутствующих спросил: «Михаил Александрович, вы так хорошо разбираетесь в женской психологии, откуда?». Вы знаете, что он ответил? «Я? – говорит, –  да я их совсем не понимаю». И пошутил: «Вот Лукин Юра сидит – у него пять жен было – Вы у него спросите». Тогда я спросил у него: «А как же Вы пишете?!». Он говорит: «А это касается не только женщин. Вот у человека есть какое-то гудение, какое-то излучение, и по нему я вижу, какой он есть на самом деле, он правду говорит или нет». Потрясающе! Нечто подобное встречаем в письмах Толстого, а он человек другого типа. Поэтому мне представляется, что у великого художника понимание психологии, ощущение человека существует на генетическом уровне.

Когда мы говорим о спорах, которые шли вокруг «Тихого Дона», нужно учитывать еще один важный момент. Это – отношение автора к событиям, которые он описывает. Теперь, хорошо зная содержание и поэтику «Тихого Дона», можно сказать, что Шолохов, который к началу работы над романом был очень молодым человеком, обладал фантастическим гражданским сознанием, он написал о революции и Гражданской войне так, как никто ранее не писал. Он первым встал на точку зрению, до которой наша историческая наука дорастает только сейчас: любая Гражданская война – это величайшая трагедия, чудовищная беда для народа. Ведь в романе у каждой стороны – у красных и у белых – есть своя правда. Вот с этих позиций и написан «Тихий Дон», и из-за этого у него впоследствии, когда даже уже не шла речь о плагиате, возникли серьезные проблемы с властью. Эта позиция шла вразрез с тем, как ее понимала тогда новая марксистская историческая наука и многие деятели культуры и общественной жизни. И если бы не поддержка «Тихого Дона» Сталиным, то никто бы его не защитил.

– Известно, что Шолохов писал Сталину. У Сталина было какое-то особое к нему отношение?

Одно можно сказать точно. В связи с тем, что третья книга «Тихого Дона» несколько лет не издавалась, Шолохов обратился к Горькому, передал ему текст третьей книги. И вот что интересно: за несколько лет до этого Сталин пишет письмо Феликсу Кону, где высказывает свое мнение о напечатанных (первых двух – ред.) книгах «Тихого Дона». Это письмо стало известно только после войны, когда стало издаваться сталинское собрание сочинений. Из этого письма можно сделать вывод, что Сталин читал «Тихий Дон», первые две части которого вышли в журнале «Октябрь». А потом ситуация обострилась из-за третьей книги – и у «друга всех народов» существовали свои критические замечания к роману.

На даче у Горького в Красково произошла встреча Горького, Сталина и Шолохова. Между ними состоялся разговор. Известно, что Сталин задавал Шолохову довольно жесткие вопросы, к примеру, почему он именно так описывает деятелей Белого движения – Краснова, Каледина и других. Шолохов довольно смело ему отвечал. Немало шолоховедов полагает, что Сталин в конечном счете поддержал шолоховский роман из-за того, что в описании причин  Вешенского восстания показана неправильная политика расказачивания, инициированная Троцким. Но, с моей точки зрения, это не совсем так. Встреча состоялась в 1931 году, в это время Троцкий вообще не имеет реального политического веса, он уже выслан из страны. Для Сталина это уже законченное дело. У Шолохова в тексте «Тихого Дона» Троцкий упоминается всего, кажется, два-три раза. А что для Сталина было действительно важно: на встрече разговор не мог не зайти о предстоящих серьезных переменах в сельском хозяйстве, и Сталин, думается, рассчитывал на то, что его линия получит поддержку и с писательской стороны. В это время для Сталина главным противником был уже не Троцкий, а Бухарин. Сталин, возможно,  почувствовал, что Шолохов может написать роман о коллективизации. Сталину важнее было, что этот молодой и талантливый автор поддержит политику коллективизации. После этого весной 1932 года вышла третья книга «Тихого Дона».

– А как в русской эмиграции отнеслись к роману?

Сейчас издана книга, где представлены отклики русского зарубежья, в том числе и казачьих журналов.

Материалы, опубликованные в ней, свидетельствуют, что многие эмигранты высоко ценили произведение Шолохова.

После войны начинается новая страница истории «Тихого Дона». С одной стороны, роман был переведен на многие языки и признан выдающимся произведением мировой литературы, Шолохов получает Нобелевскую премию. С другой стороны, как Вы сказали, публикация за границей (в 1974 году) книги Ирины Медведевой-Томашевской «Стремя «Тихого Дона»» дало начало новой волне обвинений Шолохова в плагиате…

Проблема плагиата обросла подобием аргументации и разного рода якобы научных рассуждений. После публикации злосчастной книги «Стремя «Тихого Дона» появилась работа известного ныне шолоховеда Германа Ермолаева, принадлежавшего ко второй волне русской эмиграции, который преподает в Принстонском университете (США). Он выступил против книги Томашевской. Аргументы против «антишолоховедов» появились и в других странах.

– Среди «антишолоховедов» Вы не видите никого, кто действительно хотел бы разобраться в авторстве «Тихого Дона»?

«Антишолоховеды» тоже внимательно читают текст, и некие противоречия внутри его находят. Но выводы, которые они делают, порой фантасмагоричны. Возьмем, к примеру, Зеева Бар-Селлу – у него дикие предположения сочетаются с довольно тонкими наблюдениями, но все же первые перевешивают. Например, он всерьез считает, что известная всем биография Шолохова на самом деле вымышлена, что это – результат секретного проекта НКВД тех лет! Да, в те годы НКВД занимался оппозицией, но никак не Шолоховым. 

Но иногда противникам сложившегося, как я говорю, научного шолоховедения удается сделать интересные наблюдения. Они, например, указывают, что те или иные образы имеют параллели в текстах других авторов. Однако это свидетельствует не о плагиате. Такие совпадения есть у многих авторов, и пути, по которым они могли бы перекочевать из одного текста в другой, могут быть очень сложными. Тут должна быть своя деликатность, точность, взвешенность, а как раз этого «антишолоховедам» не хватает.

Противниками авторства Шолохова пока не выдвинуто ни одного серьезного довода, который мог бы заставить меня и людей из моего окружения изменить свою точку зрения.

Написать великое произведение так, как написан текст, равный «Тихому Дону», практически невозможно. Поручите всем, входящим в нынешний Союз писателей, заплатите им, сколько захотят, – все равно не напишут. Я могу привести Вам малоизвестные цитаты из «Тихого Дона» и показать, что это – тексты высочайшего художественного уровня. Ведь в его метафорическом зрении одновременно присутствует рисунок, запах, различные семантические пласты языка. Такого в прозе больше ни у кого нет, в поэзии – только у Маяковского. На то, что Шолохов может описать в четырех абзацах, Л.Н. Толстому может понадобиться четыре страницы, а Александру Исаевичу – в несколько раз больше.

– Могу предположить, что в результате такой многолетней шумихи вокруг рукописей «Тихого Дона» сейчас это одно из наиболее исследованных произведений нашей литературы.

Нет. При подготовке мы сличаем все прижизненные издания Шолохова, сравниваем их, и выявляем массу расхождений. Когда начинаешь вчитываться, тогда лучше понимаешь содержание «Тихого Дона», видишь в нем то, что раньше специалистами не замечалось. Да что раньше! И теперь многие наши и зарубежные литературоведы далеко не всегда обладают умением через шолоховский язык, стиль, метафорический строй проникать в глубины авторского замысла, в оттенки смыслов, заложенных во всех слоях текста. К тому же появляется масса материалов, которые только сейчас стали собирать и издавать. «Тихий Дон» изучен пока недостаточно.

Печатается с сокращениями. С полным текстом интервью можно познакомиться в журнале «Русский мир.ru».

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

14 октября состоялось открытие международного проекта «Русский язык в Африке: образование, диалог, культура», который будет проходить в странах Восточной и Юго-Восточной Африки в октябре – ноябре этого года.
В России на сегодняшний день проживает около двух миллионов армян. А вот русских в Армении гораздо меньше – всего около 15 тысяч человек. Но и те и другие постоянно живут на два дома и укрепляют связи между нашими странами – экономические, культурные и духовные.
Россия успешно продаёт по всему миру не только нефть, газ, уголь, оружие, но и шоколадные конфеты. В этом году наша страна имеет все шансы войти в десятку мировых поставщиков шоколада: уже 94 страны по всему миру закупают российскую продукцию, и спрос только растёт.
14 октября российскому режиссёру Павлу Чухраю исполняется 75 лет. Его фильмы: «Клетка для канареек», «Вор», «Водитель для Веры» – стали классикой советского и российского кино. По словам режиссёра, для него хобби – это его работа. А сейчас он снимает фильм об эпохе конца 40-х – начала 50-х годов XX века.
В Екатеринбурге завершил свою работу VII Конгресс Российской ассоциации преподавателей русского языка и литературы (РОПРЯЛ) «Динамика языковых и культурных процессов в современной России», посвящённый памяти академика Л.А. Вербицкой. Он объединил 230 учёных и 46 городов России.
Оксана Соломченко из немецкого Оффенбурга стала победительницей конкурса «Образование на русском. Учитель 2021 года для детей-билингвов». Участниками конкурса, организованного культурно-образовательным центром FoRuss, стали педагоги из Германии, Швейцарии, Германии, Австрии, Испании и Марокко.
Монумент «Скорбящая мать» молодого скульптора Дениса Стритовича стоит в мемориальном комплексе «Жестяная Горка» в Новгородской области. Его стела «Погибшим советским военнопленным» –  в Вене (Австрия), а памятник первому главнокомандующему РВСН Митрофану Неделину – в подмосковном Одинцово. Скульптор рассказал «Русскому миру» о создании образов героев Великой Отечественной войны.  
На Московском международном салоне образования обсудили первые результаты самой масштабной российской государственной программы по поддержке университетов «Приоритет – 2030». Ректоры видят в этой программе большой потенциал по развитию не только самих университетов, но и территорий вокруг них.