RUS
EN
 / Главная / Публикации / Командировка на всю жизнь

Командировка на всю жизнь

04.02.2009

Есть люди, посланные на землю свыше. Невзирая на политику, скромно, без шума они выполняют свою миссию. Многие из них не осознают значимость своей работы. Они просто не могут иначе…

Перелистывая в музейном архиве «Туркестанские ведомости», я обратила внимание на заметку. Она начиналась так: «Старая Бухара, 15 августа 1922 года. Малярия в Бухаре принимает грозные размеры. Наблюдается колоссальный рост заболевания… В старой аптеке, единственной на весь город, толпится масса людей, которые стоят в очереди в надежде получить лекарство…». Возможно, эта же заметка попалась на глаза и ехавшему в Среднюю Азию в командировку Леониду Михайловичу Исаеву. Тем более что он приехал сюда именно в связи с этими обстоятельствами.

Малярию здесь называли «болотной лихорадкой». В начале двадцатого века от этого заболевания, широко распространённого на территории Центральной Азии, гибли тысячи людей. Местность в некоторых местах была заболочена, здесь откладывал яйца анофелес – комар, распространяющий малярию. Победить малярию можно было, только осушив заболоченные, заиленные водоёмы.

Исаев разрабатывает программу осушения болот на территории Бухары. Он работает стремительно. Уже в 1923 году в Бухаре им был создан Тропический институт. Его сотрудники обследовали весь Бухарский оазис. Было потрачено немало времени, чтобы уяснить сложную систему каналов, питающих дехканские поля. Народные умельцы-строители некогда с большой находчивостью соорудили распределительную сеть каналов. Но постройки со временем обветшали, в некоторых низинах образовались болота, и жителей окрестных кишлаков просто косила малярия. Старожилы Бухары рассказывали, что в летние душные вечера невозможно было спокойно пройтись по улице: здесь летали тучи комаров, люди выходили из дома с факелами…

Ежедневно сотрудники нового института вели поиски личинок анофелеса во всех районах Бухары, в её окрестностях. И, если где-нибудь их находили, начиналась работа. Болота и лужи обрабатывались специальным раствором.

Работы по обезвреживанию личинок проводились по всем городам  и районам республики. В 1926 году противомалярийная организация «Атропина» имела 12 станций, 7 врачебных малярийных пунктов, 26 неврачебных и 9 подвижных исследовательских отрядов. В результате исследований, проведённых Исаевым и его сотрудниками, была создана карта опасных болотистых участков, с учётом водоёмов и арыков. Над несколькими десятками пунктов было установлено наблюдение. Постепенно Тропический институт, который имел поначалу только один микроскоп и походную лабораторию, вырос в крупное научное учреждение.

В 1931 году институт переезжает в Самарканд. Леонид Михайлович продолжает упорно работать. Он впервые в истории широко использовал для борьбы с малярией санитарное просвещение. В результате исследовательской, организаторской и просветительной работы Тропического института в Средней Азии постепенно исчезают такие заболевания, как ришта, малярия, лейшманиоз, а в 1960 году на территории современного Узбекистана был зафиксирован последний случай заболевания малярией.

У меня в руках пожелтевшая папка с документами Леонида Михайловича Исаева. Среди документов много фотографий. Здесь фотографии, на которых он читает лекции в Пекинском университете, во время работы на участках, в кругу семьи, в рабочем кабинете. Но как же выглядел Леонид Михайлович тогда, в далёком двадцатом? По описанию друзей, это был невысокий худощавый человек в поношенном полувоенном френче, брюках галифе, в солдатских обмотках. Бедность костюма скрашивал тропический шлем с противомоскитной сеткой. Именно таким Исаев приехал в Бухару в том далёком 1922 году. Впереди были годы упорного, адского труда, бесконечные разъезды, командировки, создание карт болотистых участков Узбекистана, работа по осушению болот. Леонид Михайлович и не подозревал, что его командировка в Среднюю Азию продлится так долго – всю жизнь. В Самарканде, как и во всём Узбекистане, помнят учёного. Научно-исследовательский институт паразитологии города назван в его честь, во дворике института установлен бюст учёного.

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

«Колокольчики мои, цветики степные», – от этих строк Алексея Толстого русское сердце охватывает светлая грусть. А китайский читатель удивится – зачем сочинять стихи о сорняках? Чтобы уяснить подобные различия, мало разговорного и толкового словарей. В Российском государственном педагогическом университете имени Герцена выпускают серию словарей для китайских студентов-филологов «Вербальные коды русской культуры в лексике языка».
Члены русскоязычного сообщества в Сиэтле (США) участвуют в борьбе с коронавирусом, включившись в работу по пошиву медицинских масок для городских больниц. Об этой инициативе наших соотечественников мы поговорили с членом правления Русского культурного центра в Сиэтле и владелицей швейного бизнеса Людмилой Соколовой.
Эти книги мы читали в советском детстве, но сейчас их уже не переиздают. Вспомнить любимые истории хочется сегодня, 2 апреля, в Международный день детской книги. Этот праздник отмечают в мире уже больше полувека.
1 апреля мы отмечаем годовщину Николая Васильевича Гоголя. Яркое образное мышление находило воплощение не только в гоголевских текстах. Писатель проявлял интерес к разным сферам жизни и смело пробовал себя в роли то зодчего, то кулинара, то дизайнера. Причём не без успеха.
«Все мы вышли из бондаревских "Батальонов…"», – сказал когда-то Василь Быков от имени всех писателей-фронтовиков. 29 марта в Москве скончался Юрий Василий Бондарев. За две недели до этого, 15 марта, ему исполнилось 96 лет.
Китай рапортует о том, что распространение коронавируса остановлено. В России, благодаря своевременному реагированию и принятым мерам, прирост заболевших удаётся сдерживать. В некоторых же странах, как в Италии, Испании или США, ситуация довольно тревожная – заболевших там считают десятками тысяч. Чтобы понять, как выглядит ситуация «изнутри», корреспондент «Русского мира», сама живущая в Италии, пообщалась с нашими соотечественниками в разных странах. Картина получилась довольно пёстрой.
Дорогой Виталий Григорьевич… Именно так – уважительно и сердечно – хотелось обратиться к этому удивительному человеку, силу личности и неповторимое обаяние которого ощущали все, кому посчастливилось знать В. Г. Костомарова, внимать ему.
Распространение пандемии коронавируса ставит перед обществом новые вызовы и задачи: необходимо не только лечить заразившихся, но и помогать тем, кто оказался в сложной жизненной ситуации из-за самоизоляции. И есть впечатление, что многие практики взаимопомощи и поддержки, которые появляются благодаря карантину, останутся с нами и после того, как эпидемия закончится.