RUS
EN
 / Главная / Публикации / Ждем ли мы перемен

Ждем ли мы перемен

23.01.2008

«Бывает так, что нечего сказать. Действительность бескрыла и помята» - эта строка из песни Гребенщикова «Ангел всенародного похмелья» - на самом деле достаточно точно отражает состояние новостной ленты во второй половине января.

Всеобщее информационное похмелье после новогодних праздников начинает ощущаться в тот странный промежуток, когда все, связанное с праздниками и подведением итогов старого года, уже давно проговорено, а новая повестка дня только формируется.

К тому же начало формирования этой повестки сопровождается новостями, например, о том, что американская экономика недужит, и плохо от этого рано или поздно будет всем – хотя никто не знает, когда и насколько плохо. Такие новости – тупая боль, бьющая в висок и не сулящая ничего, кроме смутной тревоги и неопределенности будущего. Но иногда к этой боли и тревоге стоит прислушаться.

Ведь никто действительно не представляет, чего ожидать от происходящего в стране и мире. Причем, кажется, все ожидают каких-то изменений. Президентские выборы в США -  неважно, кто победит, но что-то должно поменяться, потому что «так как сейчас» быть не может. Президентские выборы в России – тут как раз важно, кто победит и, кажется, мы все знаем, кто. Но потом ведь все равно что-то изменится – просто потому, что «точно так же как сейчас» с новым президентом не получится. Все обсуждают проблему Косово – потому что там все тоже должно поменяться, никто не знает, к чему это приведет. Все знают, что в одной из главных проблемных точек Европы в ближайшее время должны произойти малопредсказуемые перемены. И в Ираке они тоже должны произойти – потому что скоро президентские выборы в США, потому что дальше так продолжаться не может. Какие именно перемены? Никто не может сказать точно. Что будет в Пакистане? Никто не может дать точных прогнозов, но важных и не слишком радующих всех изменений ожидают все. Должны ли произойти перемены в Закавказье? Конечно, должны – потому что прошли президентские выборы в Грузии, скоро президентские выборы в России, ну и вообще - не может же все так и дальше продолжаться. Какие именно перемены? Сложно сказать, но что-нибудь обязательно изменится.

Цена на нефть? И здесь все сулят перемены. Кто-то предсказывал значительный рост. Теперь чаще говорят о заметном падении. Но перемены обязательно будут. И, насколько можно понять, ни к чему особо хорошему не приведут.

Это, разумеется, не внешнеполитический анализ с обзором рынков. Это - картина мира на информационных лентах и в газетных статьях. Никто ничего не знает. Все чего-то ждут. И явно не Деда Мороза с мешком подарков для всех, кто хорошо себя вел в прошлом году.

Вызвана ли такая картина ежегодными и сезонными процессами (праздники закончились, а все новое в этом году только начинается),  или чем-то, реально происходящим в мире? Этим вопросом можно продолжить ряд прочих, не имеющих пока определенного ответа. Но все же можно отметить, что в этом году слова «неопределенный», «пока неизвестно», «ожидания» и «непредсказуемые последствия» звучат чаще обычного. Над этим не мешает задуматься. Попробуем представить себе, например, как мир выглядел перед тем, как вступил в последнюю, по-настоящему великую эпоху перемен. Например, начало 1985 года. Иран и Ирак – затяжная война, что будет дальше – неизвестно, но, разумнее предположить, что ничего не изменится. Ливан – все безнадежно, вряд ли нужно ожидать скорых перемен. Афганистан - все безнадежно, края войны не видно. Никарагуа и пресловутый Гондурас– без перемен. Советский Союз – сначала Брежнев, потом Андропов, теперь Черненко – ждать нечего, ничего не изменится. Цены на нефть – тоже ничего интересного. Как можно видеть, изменения начались тогда, когда, если судить по газетам, их ничто не предвещало. Можно, впрочем, привести и другой пример: конец 1960-х. Шестидневная война. Парижские молодежные бунты. Война во Вьетнаме. Хиппи. Вудсток. «Пражская весна». То, что мир вступает в период фундаментальных перемен, казалось чем-то само собой разумеющимся. Писали об этом тоже все. И что? И в общем-то, ничего.

Это в большей степени заставляет говорить о том, насколько велика цена в современном мире журналистским прогнозам и мнениям экспертов. И вообще о том, какую роль выполняют в современном мире СМИ.

Впрочем, это слишком серьезная тема. Пока следует отметить одно. В этом году совершенно неожиданно все заговорили о чем-то неясном и неопределенном, что ожидает нас впереди. Ожидает, в том числе, и Россию. Весьма популярная еще не так давно риторика: «Несмотря на явление «икс», наблюдающееся в стране «игрек», России ничего не угрожает» постепенно изымается из оборота. Складывающееся ощущение – привычное, но не слишком приятное – собственно, именно оно и составляло одну из главных причин дискомфорта, испытываемого российскими гражданами от просмотра новостей и чтения газет лет 10-15 назад. Насколько устойчивым будет это ощущение и как повлияет на нашу картину мира и восприятие действительности в ближайшее время – весьма интересный вопрос. Ответа на него пока нет.

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

Внук знаменитого художника Валентина Серова – Григорий Серов – родился в Ливане, где стал известным архитектором и построил множество зданий. Но в последние несколько лет он регулярно приезжает в Россию и даже получил российское гражданство. Григорий Серов – представитель той плеяды русских соотечественников, которые внесли большой вклад в развитие тех стран, где они проживали.
В конце ноября в Кишинёве уже в шестой раз состоялся Международный фестиваль русской литературы «Пушкинская горка». Этот фестиваль объединяет людей творческих профессий вокруг имени Александра Пушкина и русской литературы. «Убеждена, что России нужна государственная программа поддержки русской литературы за рубежом – в странах бывшего СССР», – считает Олеся Рудягина, инициатор проведения и куратор «Пушкинской горки».
Зимой любовь к кофе и кафе становится крепче. Так приятно сидеть за столиком с чашечкой ароматного напитка и наблюдать, как за окном порхают снежинки, сверкают огни шумного города. И обязательно к кофеёчку просится что-нибудь вкусненькое. Не будем себе отказывать в приятных мелочах и закажем… шарлотку. В любом словаре этим словом обозначается яблочный пирог.
Недавно открытая в Бишкеке «Школа Газпром Кыргызстан» стала одним из пяти ресурсных центров российского образования за рубежом. А на днях туда уже приехали первые преподаватели из российских вузов. Почему именно эта школа была выбрана в качестве участника пилотного проекта довузовской подготовки школьников за рубежом? И в чём её отличие от других русских школ? Об этом рассказывает заместитель директора школы по развитию Станислав Епифанцев.
В декабре 1769 года указ об учреждении ордена Святого Георгия, ставшего высшей военной наградой Российской империи, подписала императрица Екатерина II. Указав,  что вручать его надлежит не за «высокую породу», а за «особливые мужественные поступки», то есть личную храбрость. В новые времена орден Святого Георгия, упразднённый в 1917 году, был восстановлен, статут ордена подписал в 2000-м году президент России Владимир Путин.
До Нового года совсем чуть-чуть. Время в декабре воспринимается по-особенному: оно словно меняет свой привычный ритм и начинает ускоряться, концентрироваться, прессоваться. В магазинах ажиотаж (от франц. agitation возбуждение), и даже пешеходы на улицах пребывают в радостной ажитации.
Общество преподавателей русского языка в Швейцарии (ОПРЯШ) отметило полувековой юбилей. На праздник в Цюрихе в конце ноября собрались русисты из разных уголков страны. И среди них – Мария Александровна Банкул. Более 50 лет она живёт в Швейцарии, в окружении русской литературы: в доме богатая домашняя библиотека – почти семь тысяч томов.
В апреле 2019 года экспедиция «Современный этномир» Пензенского отделения Русского географического общества побывала в крупных городах Казахстана – Нур-Султане, Караганде, Темиртау, Алма-Ате и Киргизии – Караколе и Бишкеке. Члены экспедиции выясняли, как живёт русскоязычное население региона, что происходит там с русским языком и с русским культурным наследием. «Современный этномир» стала первой этнографической экспедицией РГО в Казахстан и Киргизию в постсоветский период.