RUS
EN
 / Главная / Публикации / Классик

Классик

12.12.2007

"Скажут нам: что ж может литература против безжалостного натиска открытого насилия? А не забудем, что насилие не живет одно и не способно жить одно: оно непременно сплетено с ложью. А нужно сделать простой шаг: не участвовать во лжи. Пусть это приходит в мир и даже царит в мире, — но не через меня", - Александр Исаевич Солженицын.

Восемьдесят девять лет назад родился лауреат Нобелевской премии Александр Исаевич Солженицын – великий русский писатель, публицист и общественный деятель. За свою долгую жизнь Александр Исаевич прошел через страх и боль ГУЛАГа, через унижение и изгнание, позже - через реабилитацию, первые публикации, и, наконец, - мировое признание. Биография Солженицына – это своеобразный слепок эпохи. Рос без отца, воевал, защищая Родину в Великой Отечественной, был ранен, получил медали и ордена, однако в 1945 году за неосторожные высказывания в личной переписке о Сталине последовал арест и приговор на 8 лет лишения свободы. После реабилитации в 1956 году Солженицын пишет рассказ «Один день Ивана Денисовича», а в 1960 году - «Матренин двор». Несмотря на то, что его рассказы увидели свет только в 1962 году, будучи опубликованы в журнале «Новый Мир», они сразу же были переведены на ряд иностранных языков и изданы за границей.

Во многом именно благодаря творчеству Солженицына мир узнал правду о ГУЛАГе и сталинском режиме. В 1969 году Солженицына выдвигают на Нобелевскую премию в области литературы. Присуждается премия в 1970 году, однако получил ее писатель лишь в 1975 году, справедливо опасаясь, что в случае поездки в Стокгольм ему могут запретить въезд в СССР. Солженицын неминуемо должен был вступить в конфликт с государственной властью. Последовательность его критики коммунистического режима и фундаментальное неприятие самих основ советского строя предопределили последующее развитие событий. К тому же писатель, критикующий коммунистическую власть, а тем более разоблачающий ее репрессивный характер, автоматически вызывал интерес на Западе и становился элементом общего идеологического противостояния «Свободного мира» и «Социалистического лагеря».

В этом противостоянии советский режим действовал предсказуемо и однобоко. Сначала КГБ конфисковал архив Александра Исаевича, затем, после издания в США и Западной Европе романа «В круге первом», начинается организованная травля – «разоблачающие» статьи в газетах, возмущенные письма трудящихся, гневные заявления членов Союза писателей. После издания в 1974 году «Архипелага ГУЛАГ» Александра Исаевича Солженицына лишают советского гражданства и выдворяют из СССР. Вернулся на Родину он только в 1994 году. Почему выбор пал на 1994 год – сказать сложно. Многие его ждали уже после августа 1991 года. Тогда в атмосфере всеобщей эйфории от событий, представлявшихся победой народа над коммунистической властью, его возвращение могло быть сравнимо с возвращением Хомейни в Иран в 1979 году. Сложно сказать, какие последствия это могло иметь для новейшей российской истории. Тем не менее, он решил подождать до 1994 года – тогда жизнь в России уже пошла по пути, весьма далекому от того, который некогда представлялся Солженицыну.

Да и сам он в той России казался почти музейным экспонатом. Его путешествие на поезде с Дальнего Востока через всю страну подробно освещалось в газетах, на радио и телевидении, но, по большому счету, мало резонировало с начинающейся «эпохой 90-х», в которую на полных скоростях въезжала страна. В Москве Солженицын фактически затворился в предоставленной ему резиденции в Троице-Лыково, не принимая активного участия в общественной жизни. Периодически он пытался выступать со своими программами на ТВ, писал газетные статьи, давал интервью, но все это – несмотря на важность и глубину затрагиваемых вопросов – казалось голосом из какого-то другого мира. Вряд ли стоит оценивать это в категориях «хорошо» или «плохо».

Фактически роль Солженицына сейчас – роль «живого классика». Это не так уж мало. Далеко не в каждой культуре есть сейчас фигуры, способные претендовать на такую роль. То, что в таком качестве, несмотря на общие ностальгические чувства по отношению к советской эпохе, в нашей стране выступает человек, активно боровшийся с этим режимом, напоминающий своими произведениями о том, как «жить нельзя», - важно и симптоматично. Благодаря Александру Исаевичу мы можем научиться гражданскому мужеству и умению выживать в нечеловеческих условиях, продолжать верить в правоту своих идей. И, как показывает жизнь, именно такие качества превращают русского писателя в классика.

 

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

Восьмой международный поэтический интернет-конкурс «Эмигрантская лира» назвал победителей в номинациях «Эмигрантский вектор» и «Неоставленная страна» для русскоязычных поэтов дальнего зарубежья и авторов из России и стран СНГ соответственно. «Русский мир» выяснил, что сегодняшние поэты-эмигранты в большинстве своём считают себя продолжателями «оставшихся» Пушкина и Есенина, а не уехавших Ходасевича и Бродского.
Разобравшись с русскими школам в Латвии, которые в соответствии с новой реформой в скором времени полностью переводятся на латышский язык обучения, власти взялись и за малышей. В январе 2020 г.  латвийский парламент без обсуждения с заинтересованными лицами в первом чтении принял спорный законопроект, цель которого – покончить с русским языком в детских садах национальных меньшинств. Правда, перед вторым чтением вышла заминка, но ненадолго…
В ореоле праздника Дня влюблённых поговорим о насущном. Многих интересует вопрос, почему невесты милы и нежны, словно феи, а стоит им выйти замуж, как они становятся сварливыми, ворчливыми и придирчивыми, аки ведьмы? Кто бы мог подумать, что такое романтическое, нежное слово, как невеста, состоит в историческом родстве с существительным ведьма? В современном русском языке они далеки друг от друга, а в прошлом, оказывается, были близкими родственниками.
Весной этого года исполняется 125 лет со дня выхода высочайшего указа императора Николая II о создании в Петербурге Русского музея. Уникальность музея была в том, что экспонаты для его коллекции собирала буквально вся страна – от крестьян, даривших старинные предметы быта, до представителей высших сословий, передававших в фонд богатейшие собрания картин.
В день праздника трёх святителей – Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, которые считаются духовными покровителями Общины русских-липован Румынии (ОРЛР), организация отмечает своё 30-летие. А ещё в этот день в Румынии отмечают День родного русского языка.
Правопреемник основанного в 1972 году на волне оттепели в отношениях СССР с ФРГ Общества «СССР – ФРГ» – Международное общество «Россия – Германия» – продолжает свою активную деятельность, несмотря на объективные трудности, в первую очередь отсутствие государственного финансирования.
В год столетия исхода первой волны русской эмиграции в Доме русского зарубежья продолжают открывать ранее неизвестные страницы жизни русских общин за рубежом. Одна из таких страниц – история русской эмиграции в Марокко. Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Николай Сухов представил сразу две своих книги, посвящённые этой теме.
75 лет назад, 4 —11 февраля 1945 года, в Ливадийском дворце состоялась судьбоносная встреча лидеров стран антигитлеровской коалиции — руководителей СССР, Великобритании и США. За неделю, проведённую в Ялте, Сталин, Черчилль и Рузвельт приняли важнейшие решения, предопределившие исход Второй мировой войны и определившие принципы послевоенного мироустройства. Кто бы что ни говорил, действуют они и сейчас.