EN
 / Главная / Публикации / «Обломов» в эпоху коронавируса. Почему в мире по-новому перечитывают русского классика

«Обломов» в эпоху коронавируса. Почему в мире по-новому перечитывают русского классика

Сергей Виноградов10.01.2022

Наступивший год станет юбилейным для Ивана Гончарова. 210-летие автора, описавшего русский национальный характер, будут отмечать не только в России, но и по всему миру. Многим жителям немецкоговорящих стран творчество Гончарова известно в переводах Веры Бишицки, которая в наступившем году отметит 10-летие выхода первого издания своего «Обломова», ставшего настоящим бестселлером в Германии, Австрии и Швейцарии. В эпоху коронавируса Илья Ильич, предпочитавший диван светским раутам, стал для немцев примером социально ответственного поведения.

Переводчица рассказала «Русскому миру» о том, что самым дорогим для неё подарком к Рождеству стал авторский экземпляр шестого переиздания романа «Обломов» в мягком переплёте (издание в твёрдом переплёте выдержало уже четыре переиздания). В прошлом году Вера Бишицки выпустила перевод «Обыкновенной истории» и приступила к работе над последним романом Ивана Гончарова «Обрыв».

Вера Бишицки / Фото предоставлено В. Бишицки

Первый корона-роман

«Обломов» в переводе Бишицки вышел в свет в 2012 году, предыдущий немецкий перевод главного произведения Ивана Гончарова был сделан за полвека до этого. Версия Веры Бишицки сегодня представлена в книжных магазинах как основная. Её «Обломова» не только читают, но ставят по нему спектакли, обсуждают (и роман, и перевод) в газетах и журналах.

Статьи о гончаровском лежебоке появлялись в немецкоязычной прессе все девять лет существования нового перевода, роман и его герои обсуждались в телепрограммах. Но в эпоху пандемии Обломов вернулся в статьи журналистов и критиков, что называется, под новым соусом.

Одна из ведущих немецких газет «Ди Вельт» опубликовала в апреле 2020 года статью под названием «Первый корона-роман. Чему мы можем научиться у Обломова для нашей жизни». Автор констатирует: «Сегодня мы читаем «Обломова» Гончарова как первый веский корона-роман. Его главный герой ведёт себя примерно. Если все следовали бы его примеру, зараза скоро была бы побеждена...»

В саксонской газете «Фолксцейтунг», которая выходит тиражом около 150 тысяч экземпляров, рассказали о романе и порекомендовали его перечитать. Издание задало читателям обломовский вопрос: «вставать или не вставать?»

Новую актуальность романа русского классика поняли и в немецких театрах, которые в последние годы не раз обращались к постановкам «Обломова» в переводе Веры Бишицки. «На днях я узнала, что в ноябре 2021 года в Кёльне поставили вольную версию «Обломова» под названием «Oblomow revisited», – рассказывает переводчица. – Герой постановки, точнее, героиня, некая Обломова, вообще не появляется на сцене. Она решает не покидать домa, чтобы тем самым противостоять напряжению и амбициям социума. Её коммуникация с окружающим миром ограничивается интернет-каналом Twitch».

Литературный вечер в книжном магазине, Берлин. Фото предоставлено В. Бишицки

Беспомощный Обломов, деревянный Штольц

Впрочем, и в доковидную эпоху «Обломов» пользовался популярностью у немецких читателей. Переиздания говорят о том, что роман широко востребован, его общий тираж составляет около тридцати тысячи экземпляров, что позволяет назвать его настоящим бестселлером. В интервью «Русскому миру» Вера Бишицки поделилась мнением о причинах популярности романа.

– Это объясняется тем, что затронутые проблемы не ограничиваются Россией, как может показаться на первый взгляд, – говорит она. – «Обломов» – универсальный роман, который, помимо чисто русских проблем, рассказывает о человеке, страдающем oт самого себя и погибшем душевно и физически. Причины этого Гончаров проанализировал задолго до Фрейда в главе о благословленном уголке. Летаргия Обломова – это ведь и последствие его воспитания, избалованности. Такое воспитание сегодня очень распространено в Германии и не только. В его основе – чрезмерная защита от всего сложного, гиперопека.

В противовес Обломову Гончаров создал в романе образ Штольца – русского немца, деятельного и неугомонного, но в человеческом смысле гораздо более тусклого, чем главный герой. Немецкому читателю льстит такой образ соотечественника или обижает? По словам Веры Бишицки, ни то, ни другое.

– Штольца, этого как будто образцового немца, рецензенты упоминают лишь вскользь, говорит переводчица. – И он, в самом деле, несколько деревянный персонаж. Сам Гончаров констатировал, что он слишком «бледен, не реален, не живой, а просто идея». Русские собеседники мне часто говорят, что продолжительный успех «Обломова» в Германии, по всей вероятности, связан и с образом Штольца. Однако мало кто в наши дни ещё смотрит через эти очки на роман Гончарова. Эта стереотипная, утвердившаяся точка зрения сильно изменилась. Симпатия и сочувствие немецких читателей на стороне беспомощного, доброго и инертного Обломова.

Рабочий стол переводчицы. Фото предоставлено В. Бишицки

Окрошка в жару

По словам Веры Бишицки, любовь к русской литературе и русскому языку ей привили родители, и детское увлечение впоследствии стало её профессией. Помимо Гончарова Вера Бишицки переводила произведения Гоголя, Чехова и других русских классиков, а также современных российских и русскоязычных авторов, но автор «Обломова» занимает в её жизни особое место.

Петербургская квартира Обломова захламлена и покрыта пылью, зато в его родной деревне, которую герой вспоминает во сне, яркие краски природы, хлебосольные обеды, общение и смех. Вкусным получилось описание деревенской жизни и в первом романе Ивана Гончарова «Обыкновенная история», его немецкий перевод за авторством Веры Бишицки вышел весной прошлого года. Чтобы максимально точно передать гончаровский колорит, требуется глубокое проникновение в русский быт XIX века.

Переводчица собрала богатую библиотеку книг о русской культуре и истории, изучив немало обычаев и традиций российской провинции. Потому что убеждена: «Нужно понимать то, что переводишь». Многие сведения, почерпнутые Бишицки из книг и энциклопедий, писем Гончарова и общения с сотрудниками Пушкинского Дома и ульяновского музея Ивана Гончарова, она изложила в комментариях к переведённым романам. Комментарии к «Обломову» заняли 90 страниц, а к «Обыкновенной истории», объём которой не такой обширный, 50.

– Если мама говорит Саше «блюди посты, мой друг: это великое дело! В среду и пятницу – бог простит; а в великий пост – боже оборони!», то надо объяснить правила православного поста, которые наши читатели, конечно, не знают, уверена переводчица. – Необходимо было пояснить, какую роль играли именины или другие праздники и обычаи. Так, если в тексте говорится: «Сядьте, сядьте все! – повелевал Антон Иваныч, – извольте сесть, Александр Федорыч! и ты, Евсей, сядь. Сядь же, сядь! – И сам боком, на секунду, едва присел на стул. – Ну, теперь с богом!» – то надо объяснить и этот русский обычай присесть перед дорогой. Нужен также комментарий, рассказывающий о традиционных русских блюдах, как, например, пироги или калачи, постные булки.

В. Бишицки в Москве. Фото Л. Калашниковой

Ценные знания приносят и путешествия Веры Бишицки по России и странам СНГ, в одном из них переводчица попробовала окрошку и, вспомнив строки из романа, тут же согласилась с Ильёй Ильичём, в мечтах которого об идеальном летнем дне нашлось место и для прохладной окрошки.

– В Ульяновске я бывала два раза, говорит Бишицки. – Музей Гончарова расположен в доме, в котором он родился. Получить Гончаровскую премию именно в Ульяновске и побывать в его родительском доме было очень трогательно. Конечно, много раз я бывала в Санкт-Петербурге, работала в архиве Гончарова в Пушкинском Доме. Посещала улицу Моховую, где много лет жил Гончаров, и улицу Гороховую, где он поселил Обломова. Как неутомимый миссионер Гончарова я пытаюсь распространять весть о нём, хожу по его следам и пытаюсь его понять и почувствовать.

Также по теме

Новые публикации

Ассоциация учителей литературы и русского языка (АССУЛ) завершила большой проект «Учим русский язык, обучаем на русском», который выполнялся при поддержке Министерства просвещения России.
С начала беспорядков в Казахстане некоторые СМИ и Telegram-каналы рассуждали об угрозе русским, проживающим в республике. Якобы из-за ввода военных ОДКБ они окажутся в опасности из-за роста казахского национализма. «Известия» поговорили с русскими жителями страны, чтобы разобраться, как январские события повлияли на их отношения с казахами.
Сводка новостей со словами Крещение, крещенские купели, крещенские купания в 2022 году пестрит сообщениями об отмене традиции. И хотя у читающих подобные сообщения может сложиться впечатление, что праздник в этом году не удался, на самом деле всё наоборот.
В 2022 году Русско-венгерское общество в венгерском Пече отмечает 25-летие. Нынешний руководитель общества,  возглавивший его  в 2010-м, наш соотечественник Борис Якшов, – не только организатор самых разных мероприятий, но и прекрасный пианист, аккомпаниатор балетной труппы Печского национального театра.
Врать не буду – лететь не очень хотели, всё-таки мы любим погорячее. А что зимой на Кипре делать? Ни позагорать, ни в море поплавать. Но дети задумали именно там, на острове Афродиты, встретить всей нашей разлетевшейся по миру семьёй  Новый год.
Драматические события в Казахстане привлекли самое пристальное внимание к этой стране, особенно в России, поскольку именно в Казахстане проживает одна из самых больших диаспор российских соотечественников. Как они оценивают произошедшее, рассказывает член Всемирного координационного совета российских соотечественников, проживающих за рубежом, Максим Крамаренко (Астана, Казахстан).
В конце декабря были подведены итоги I Ибероамериканской онлайн-олимпиады по русскому языку, организованной Государственным институтом русского языка им. А. С. Пушкина при поддержке фонда «Русский мир». В олимпиаде приняли участие 15 университетов и 17 языковых центров многих стран Латинской Америки, Испании и Португалии.
Волнения в Казахстане, о которых очень много пишут российские СМИ, выявили одну проблему. Как писать правильно: Алма-Ата или Алматы (Алмааты), Чикмент или Шыкмент? Кыргызстан или Киргизия, в конце концов?.. При взгляде на пёструю от разных написаний ленту новостей появляется ощущение, что в каждой редакции собственные взгляды на правила.