EN
 / Главная / Публикации / Вперёд, к дополненной реальности. Как современному музею работать с интернет-аудиторией?

Вперёд, к дополненной реальности. Как современному музею работать с интернет-аудиторией?

Сергей Виноградов04.11.2020

Русский музей. Фото: artchive.ru

Едва ли не самый большой в России опыт в создании музейного пространства в интернете – у Русского музея. Об особенностях этой работы мы и поговорили с замдиректора Русского музея Ольгой Бабиной – одним из спикеров круглого стола «В чём секрет успеха продвижения культурно-гуманитарного контента в сети?», который состоится в рамках XIV Ассамблеи Русского мира.

В дискуссии также примут участие представители ведущих вузов и музеев России, а также специалисты и российские соотечественники из Швеции, Аргентины и Австралии.

Петербургский музей одним из первых в России стал предлагать интересный и познавательный досуг интернет-пользователям, оказавшимся на самоизоляции. За время пандемии Русский музей увеличил свою онлайн-аудиторию в несколько раз.

«Виртуальные прогулки по музейным залам в какой-то степени помогали людям преодолеть психологические барьеры, связанные с изоляцией», – рассказала «Русскому миру» Ольга Бабина. По её словам, музей сохранит ряд программ и форм работы, введённых во время пандемии, и не оставит без интересных лекций, экскурсий и фильмов новую онлайн-аудиторию, география которой – от Чили до Якутии. «Пандемия показала – цифровая эпоха настала, обратной дороги нет», – уверена представитель Русского музея.

Новые стратегии, прежние задачи

– На каких проектах Русского музея вы будете делать акцент в своём выступлении?

– Русский музей достаточно давно представляет русское искусство в сети. С 2003 года это была локальная сеть между виртуальными филиалами, но сейчас большая часть этого контента живёт в интернет-пространстве, при этом объединяя организации, которые имеют полный доступ к цифровой коллекции Русского музея.

– В своё время проект «Русский музей: виртуальный филиал» был новым словом в культуре России. Как он развивается сейчас?

– Проект большой, масштабный, и он до сих пор не потерял актуальности, у нас много партнёров в России и за рубежом. Действуют 170 центров, за пределами России у проекта более сорока организаций-участников.

У нас есть центры, который открыты совместно с фондом «Русский мир» – успешно и активно работают центры в Салониках и бельгийском городе Монсе. В Греции на базе виртуальных филиалов проводятся совместные акции, выставки детского творчества, телемосты, и дети оттуда приезжают в Русский музей. Благодаря проектам продвигается русская культура, и находятся точки соприкосновения с культурой Греции. В Монсе виртуальный музей открыт в Центре русского языка и культуры местного университета и действует скорее как языковой ресурс, который помогает овладеть русским языком через фильмы, программы, тексты.

Русский музей. Виртуальный филиал. Фото: rusmuseumvrm.ru

Эти центры играют важную координационную роль. Благодаря им удаётся не просто представить посетителю выставку или проект, а направить его. Полагаю, что у нас есть все возможности для усиления совместной работы в этих направлениях.

– Сохраняется ли интерес к программам виртуальных филиалов в период пандемии?

– Да, безусловно, интерес существенно вырос. Мы отслеживаем посещаемость и заметили, что огромное количество соотечественников открыли для себя портал «Виртуальный Русский музей». Посещаемость сайта русскоязычными соотечественниками из Германии, Казахстана, с Украины увеличилась в восемь раз. Очевидно, возможность погулять по виртуальным выставкам Репина, Куинджи и других художников (у нас их размещено порядка пятнадцати) оказалась очень востребованной. Кроме того, в странах ближнего зарубежья, в отдалённых уголках России наблюдался большой интерес к трансляциям из Русского музея. Социальные сети помогли существенно расширить аудиторию.

– Меняются ли с годами задачи проекта «Русский музей: виртуальный филиал»?

– За годы существования проекта у нас дважды менялась стратегия в связи с выполнением предыдущей. В рамках первоначальной стратегии ставилась задача по созданию локальной сети для любителей русского искусства. А сегодня мы реализуем стратегию по предоставлению контента о русском искусстве интернет-посетителям в максимальном объёме через различные формы. Это виртуальные выставки, курсы русского искусства, коллекции, информация о художниках, трансляции лекций из Русского музея, которые проходят почти ежедневно.

Конечно, виртуальный музей изменился. В 2003 году это был набор фильмов о русском искусстве, но за прошедшие годы технический прогресс сделал колоссальный шаг вперёд, и мы уже можем, например, показать посетителям дополненную реальность. Стратегии меняются, но глобальные задачи по продвижению русского искусства остаются.

От цифры к подлиннику

– Всё-таки виртуальный музей не может заменить посещение реальной выставки. А что тогда может?

– Он такую задачу и не ставит. Тем не менее мы видим, что молодёжь от цифры идёт к подлиннику. И об этом могут свидетельствовать очереди, которые выстраиваются на знаковые выставки в Русском и других музеях. Люди приходят, потому что хотят посмотреть на подлинник, но чаще всего информацию о нём они получили в интернете. Наши опросы свидетельствуют, что посетители узнают о новых выставках в основном через соцсети или от друзей, которые опять-таки сообщили им об этом в интернете.

Сегодня молодёжь можно завлечь в музей грамотным размещением информации. И знаете, в музейном сообществе сейчас появляются новые профессии, ориентированные на эту работу. Музей меняется, посетитель меняется, но остаётся неизменной наша главная функция – хранение подлинников, которые дают особые впечатления. А помочь в этом могут цифровые технологии, которые рассказывают о художниках и коллекциях. Человек видит картину «Девятый вал», заходит в приложение, читает об Айвазовском и видит информацию о других выставках в Русском музее, которые тоже захочет посмотреть.

Фото: baik-info.ru

Виртуальный музей не может подменить реальный, но всё же даёт о нём представление. Например, мы открывали виртуальный филиал в Чили. Не думаю, что многие чилийцы смогут побывать в Санкт-Петербурге, но благодаря филиалу и интернету они могут совершить виртуальные прогулки по залам Русского музея. В Якутии наши центры открыты в Якутске и пятнадцати улусах. Чтобы добраться в некоторые улусы, нужно частный вертолёт заказывать или много часов ехать по бездорожью, но там подключились к программе и знакомятся с русским искусством.

– Вернёмся к пандемии. Вспомните весну, когда музеи в одночасье закрылись, и нужно было быстро переориентировать деятельность в виртуальное пространство. Трудно было не растеряться тогда?

– Я думаю, не растерялись благодаря проекту «Виртуальный Русский музей», у нас есть целая служба, которая им занимается. Она относится к службе хранения, которой я руковожу. Это связано с тем, что само хранение переходит в цифровую сферу: учёт, сверки и многие другие направления переходят в сферу цифры. Это очень удобно, мобильно. Когда началась пандемия, мы смогли использовать тот огромный контент, который был собран в виде медиаресурса, а это порядка 600 различных программ и фильмов. Порой у нас были практически круглосуточные трансляции. Очень много прошло образовательных семинаров, они были организованы для виртуальных филиалов, но могли присоединиться и те, кто хотел послушать. Были задействованы новые формы работы. Например, мы провели медиамарафон к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, мероприятия к 125-летию Русского музея. И всё это имело огромный отклик.

Важная вещь – до пандемии служба «Виртуальный Русский музей» была скорее вспомогательной, как и наши виртуальные филиалы. В их функции входило помочь, подсказать, дополнить. А когда музей закрылся, на эти службы легла основная нагрузка, они вдруг стали лидерами. Эта деятельность позволила быстро переключиться на онлайн-аудиторию. Очень пригодился опыт трансляции и другой деятельности в интернете. Для нас не было проблемы организовать трансляцию через соцсети, телеканал «Культура» – связи были налажены. Они лишь приобрели новую форму и стали носить программный характер. До этого мы, допустим, делали одну-две лекции в неделю, а теперь стали делать каждый день.

– Какое из направлений стало самым востребованным у онлайн-посетителей Русского музея?

– Безусловно, это виртуальные прогулки по музею с экскурсоводом. Если раньше люди пользовались этим, чтобы посмотреть определённую коллекцию, вероятно, с учебной целью, то теперь посетители стали гулять по виртуальным экспозиционным залам. В какой-то степени это помогало людям преодолеть психологические барьеры, связанные с изоляцией.

– Какие из новшеств пандемийного периода стали (или станут) постоянными в Русском музее?

– Нам очень понравился ИЗОмарафон – программа, к которой подключились разные музеи и регионы. Проект позволил представить интересных людей и музейные коллекции, и, я думаю, мы неоднократно вернёмся к этому опыту. Или взять организацию онлайн-конференции – стало ясно, как их нужно готовить и как проводить, чтобы было не скучно и интересно. Выяснилось, что материал, подготовленный для офлайн-выступления, может не подойти для онлайна. В нашей работе во время пандемии появилось больше открытости. Было создано много нового контента, который ещё нужно осмыслить.   

Также по теме

Новые публикации

О заимствовании русским языком иностранных слов знают все. А вот чем  русский обогатил другие языки, известно меньше. К довольно необычному заключению пришли учёные из Института языкознания РАН: если рост влияния английского языка в мире крепится на мощи американской науки, то у русского языка сегодня иной козырь – быт.
В таких случаях принято говорить – ушла эпоха. И это действительно не преувеличение. Более 40 лет факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова ассоциировался исключительно с его деканом Ясеном Николаевичем Засурским. Большинство известных имён в советской и российской журналистике – его выпускники.
Наталья Марчеля, представитель русского национального меньшинства в Приморско-Горанской области, живёт в Хорватии и успешно работает в сфере туризма. Она рассказала «Русскому миру» об особенностях местной русскоязычной общины, о целях и задачах возглавляемой ею общественной организации «Русский дом».
Ансамбль народного танца «Калинка», созданный в 2003 году, уже многие годы является визитной карточкой Русско-немецкого культурного центра в Нюрнберге. Этот детский творческий коллектив бережно сохраняет традиции народного музыкального и танцевального искусства.  
Греческий фотохудожник Костас Асимис готовит выставку о российских кремлях, которая предназначается для западного зрителя. На протяжении нескольких лет фотограф ездит по российской глубинке, чтобы запечатлеть храмы от куполов до подвалов и открыть выставки с бесплатным входом.
В День Крещения Руси обратим внимание на то, как прочно закрепились в нашей речи слова и выражения, упомянутые в священных текстах. Настолько прочно, что многие носители русского языка даже не всегда осознают, что употребляют церковнославянизмы.
Согласно статистике Росстата падает число заявок от соотечественников, желающих переехать жить в Россию. По данным Форума переселенческих организаций, сократилось как число тех, кто хочет вступить в российское гражданство, так и тех, кто раньше пользовался возможностью получения разрешения на временное проживание (РВП), – это был шаг к последующему переезду на постоянное место жительства.
Глава Комитета Госдумы по образованию и науке, председатель правления фонда «Русский мир» прокомментировал принятые на Украине дискриминационные в отношении русских и русскоязычных законы «О коренных народах» и о госязыке, а также очередное антироссийское решение ЕСПЧ.