RUS
EN
 / Главная / Публикации / На родине Веры

На родине Веры

Алла Березовская 23.09.2019

В рижском Доме Москвы открылась выставка, посвящённая знаменитой русской художнице – скульптору Вере Мухиной, 130-летие со дня рождения которой отметили многие наши соотечественники, живущие за рубежом. Рига, конечно, тоже не могла остаться в стороне. Ведь именно здесь, в небольшом деревянном доме, в семье русских купцов Мухиных, на свет появилась девочка Вера…

На двадцати объёмных выставочных стендах, установленных в фойе Дома Москвы, подробно описывается весь жизненный путь автора самого узнаваемого символа советской эпохи – мемориала «Рабочий и колхозница» и ещё множества не менее прекрасных и величественных скульптур и памятников.

Род Мухиных обосновался в Риге после войны 1812 г. Дед и отец Веры торговали льном, пенькой, были весьма известными и уважаемыми купцами в округе. Дед – Козьма Игнатьевич Мухин – был почётным гражданином Риги, вырастил 13 детей. На свои средства он построил гимназию в Смоленске, больницу для престарелых и реальное училище в Рославле. Отец также жертвовал тысячи рублей на строительство и ремонт рижских православных церквей.

Вера Мухина в мастерской. Фото: diaryrh.ru

Помимо торговли пенькой Игнатий Мухин увлекался рисованием, поощряя занятия живописью и у своих детей. Как Вера писала в автобиографии, «мои художественные наклонности перешли ко мне от моего отца, которого я помню склонённым над чертежами машин. В молодости он любил копировать марины Айвазовского…».

Когда девочке не было ещё двух лет, её мать умерла от туберкулеза. Опасаясь за здоровье Веры и её сестры, отец увёз всю семью из дождливой Риги в Россию – сначала в усадьбу под Могилёвым, а потом к Чёрному морю – в Феодосию.

И всё же именно Ригу Вера Игнатьевна всегда считала своей родиной, с сыном Всеволодом она приезжала сюда в разные годы, поддерживая связи с местными художниками. А однажды, уже будучи влиятельным и авторитетным скульптором, оказала для Латвии неоценимую, можно сказать, историческую услугу: спасла от сноса Памятник Свободы в Риге – один из символов Латвии.

Я слышала эту историю лет десять назад от председателя рижского Общества Веры Мухиной – Виктора Грецова, бывшего инженера Латвийской железной дороги, основателя мини-музея Мухиной в одной из комнат дома на ул. Тургенева, 23, в котором родилась Вера Игнатьевна. После отъезда Мухиных дом в 1900 г. был продан Латвийской железной дороге.

В советские годы благодаря настойчивости инженера-железнодорожника В. Грецова, решившего восстановить в Риге память о Мухиных, в левом крыле здания, в бывшей привратницкой, была выделена маленькая комната, нечто вроде девичьей светёлки. И к столетию скульптора, в 1989 году, здесь была открыта комната-музей Веры Мухиной. А на фасаде здания установлена мемориальная доска. Каждый год в день рождения своей выдающейся землячки сюда с цветами приходили поклонники её творчества.

Дом Мухиных в Риге. Фото: russkije.lv

В поисках экспонатов для музея Виктор Иванович познакомился с сыном скульптора Всеволодом Алексеевичем Замковым, который предоставил для рижского мемориала копии фотографий из семейного альбома и передал В. Грецову доверенность на право сбора документов и материалов, относящихся к жизни и семье Мухиных в Латвии.

В комнате на стенах были развешаны большие фотографии с работами Веры Игнатьевны, на полках – солидная подборка книг, журналов и газет, рассказывающих о её жизни и творчестве. Сюда все эти годы, вплоть до самой смерти В. Грецова в 2014 г., приходили туристы и гости города, чтобы увидеть дом, в котором родилась знаменитая Мухина, взглянуть на «её комнату», оставить записи в Книге для посетителей. Я их читала – десятки благодарностей на русском и латышском языках от жителей Латвии, России, Белоруссии…

В эпоху независимости и всеобщей приватизации мухинский дом, переходивший от одного хозяина к другому, несколько раз пытались снести, а музей ликвидировать. И каждый раз Виктор Иванович поднимал на ноги всю русскую общественность, газеты, радио, обращался к депутатам Рижской думы. Но «топор лесоруба» то и дело зависал над музеем. У дома не было статуса памятника, который хоть как-то мог бы защитить его. Зато был план постройки на этом месте многоэтажной автостоянки…

В борьбу за сохранение важного для истории Риги здания включился депутат Сейма Латвии Игорь Пименов. Опираясь на заключения архитекторов и историков, ему удалось доказать, что купеческий домик Мухиных является образцом уникального деревянного зодчества в стиле ампир, каких в Риге сохранились считанные единицы. На этом основании в 2007 г. Рижская дума, наконец, присвоила зданию охранный статус памятника архитектуры местного значения. Это означает, что государство гарантирует его защиту от разрушения или перестройки, но не оказывает финансовой поддержки. Что и послужило причиной продажи родового гнезда Мухиных частной компании.

На сегодняшний день владельцы здания пока не возражают против мемориальной доски, но как долго будет длиться их благосклонность, никто не знает.

Что же касается музейной комнаты, то она закрыта. А все документы и книги с записями хранятся у Игоря Пименова. После смерти Виктора Грецова именно ему пришлось стать хранителем памяти о Вере Мухиной.

Выставка в Доме Москвы. Фото автора

В Латвии, конечно, знают, чем они должны быть обязаны этой великой женщине. Это ведь именно она когда-то спасла от сноса главный символ республики – Памятник Свободы. Это факт в 1989 г. в своём письме к В. Грецову ещё раз подтвердил сын Веры Игнатьевны – Всеволод Замков. На одном из выставочных стендов в Доме Москвы также можно ознакомиться с этим документом.

По словам Всеволода Замкова, в 1944 г., вскоре после освобождения Риги от фашистов, Веру Мухину в качестве эксперта командировали в Латвию на Военный совет. По инициативе местных активистов здесь собирались снести Памятник Свободы как «идеологически чуждый нам монумент буржуазной эпохи». Но «товарищ Мухина» в своём заключении написала, что памятник работы Карлиса Зале не имеет националистической направленности. И отозвалась о его авторе, которого она хорошо знала по годам учёбы, как о мастере высочайшего уровня. Рассказывают, что в благодарность за спасение «Свободы» тогдашний руководитель Совета народных комиссаров писатель Вилис Лацис даже предложил ей в подарок дачу на Рижском взморье. Скульптор отказалась.

Как известно, Мухина заступалась и за Казанский собор на Красной площади, когда его решили сносить. Но в этот раз даже её заступничество не помогло. По воспоминаниям современников, нетерпеливо выслушав «строптивую Веру», Каганович показал ей через окно Храм Василия Блаженного и пообещал «снести и этот курятник», если она и дальше будет возмущаться.

На выставочных стендах отражены все этапы жизни Веры Мухиной – детство и жизнь в Феодосии, учёба в Москве, в Париже, Первая мировая война и работа сестрой милосердия в лазаретах, начало работы в скульптуре, создание театральных костюмов, первые успехи на выставках – в России, в Венеции, Франции. Монументальные работы предвоенных и военных лет, мухинские вазы из стекла и, конечно, её знаменитые гранёный стакан и пивная кружка. Интересная подборка фактов из биографии Веры Игнатьевны, рассказы о семье, болезни сына, арестах и ссылках мужа.

Вера Мухина с мужем Алексеем Замсковым и сыном. Фото: 24smi.org

Супруг Веры Игнатьевны Алексей Замков был очень известным врачом, в конце 20-х годов он создал уникальный препарат типа нынешней виагры. К его услугам обращались Будённый, Горький, Орджоникидзе, Куйбышев, Мичурин и другие влиятельные лица. Тем не менее, это не уберегло его от сталинских репрессий. Между прочим, Алексей Замков стал прототипом профессора Преображенского в «Собачьем сердце» Михаила Булгакова.

Памятник мужу, похороненному в 1942 г. на Новодевичьем кладбище, Мухина создала сама. Через 11 лет, в 1953-м, здесь же похоронят и её саму – по её воле. На надгробии Замкова выбито: «Я сделал для людей всё, что мог». А под ними слова Веры Игнатьевны: «Я тоже».

На открытии выставки её автор Игорь Пименов выразил признательность правительству Москвы и руководству Дома Москвы, благодаря поддержке которых и удалось подготовить выставочные стенды. Дизайн выставки – заслуга известного рижского историка и общественного деятеля Влада Богова.

С открытием памятной выставки жителей города поздравил и гость Риги, приехавший в латвийскую столицу в рамках Дней Москвы в странах Балтии, президент Московской торгово-промышленной палаты Владимир Платонов. Общественный лидер наших соотечественников в Латвии Виктор Гущин выразил надежду, что работа по сохранению русского культурно-исторического наследия в Латвии только выставкой не ограничится. По его мнению, дом на Тургеневской улице когда-нибудь должен стать мемориальным музеем одной из самых великих женщин минувшей эпохи – Веры Игнатьевны Мухиной.

На открытии выставки. Фото: автора

Покидая Дом Москвы, и находясь под большим впечатлением от этой, действительно замечательной, выставки, на открытие которой собралась русская интеллигенция Латвии, я решила сделать небольшой крюк и проведать домик Мухиных. Вдруг что не так?

Но нет, слава Богу, хоть и старенький, местами обшарпанный, но скромный «образец местного деревянного зодчества» по-прежнему стоит на Тургеневской улице. И памятная доска, напоминающая, что именно здесь «родилась скульптор – народный художник СССР Мухина Вера Игнатьевна», тоже висела на прежнем месте. Разве что намокла немного под проливным дождем. Погода в Риге такая же промозглая, как и сто лет назад…      

Также по теме

Новые публикации

До Нового года совсем чуть-чуть. Время в декабре воспринимается по-особенному: оно словно меняет свой привычный ритм и начинает ускоряться, концентрироваться, прессоваться. В магазинах ажиотаж (от франц. agitation возбуждение), и даже пешеходы на улицах пребывают в радостной ажитации.
Общество преподавателей русского языка в Швейцарии (ОПРЯШ) отметило полувековой юбилей. На праздник в Цюрихе в конце ноября собрались русисты из разных уголков страны. И среди них – Мария Александровна Банкул. Более 50 лет она живёт в Швейцарии, в окружении русской литературы: в доме богатая домашняя библиотека – почти семь тысяч томов.
В апреле 2019 года экспедиция «Современный этномир» Пензенского отделения Русского географического общества побывала в крупных городах Казахстана – Нур-Султане, Караганде, Темиртау, Алма-Ате и Киргизии – Караколе и Бишкеке. Члены экспедиции выясняли, как живёт русскоязычное население региона, что происходит там с русским языком и с русским культурным наследием. «Современный этномир» стала первой этнографической экспедицией РГО в Казахстан и Киргизию в постсоветский период.
15 лет работы и более 150 авторов – вышло третье издание энциклопедии «Русский язык», подготовленное Институтом русского языка им. В. В. Виноградова РАН. Впрочем, создатели энциклопедии уверены, что её можно считать новым отдельным изданием – настолько сильно энциклопедия отличается от двух предыдущих редакций. И вообще, мало у каких языков в мире есть такого рода энциклопедии.
В конце ноября Конституционный суд Латвии отказал русскоязычным детям в праве учиться на родном языке даже в частных школах. Такое решение, уверен председатель правления фонда «Русский мир», глава Комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов, противоречит нормам Евросоюза, приведёт к ухудшению качества образования русскоязычных детей и обострению межнациональных конфликтов.
В преддверии зимних холодов поговорим о тёплой одежде. Да не осудят нас гринписовцы, начнём с мехов, ибо без них в России в морозы не прожить. Самой распространённой на Руси зимней одеждой был, пожалуй, тулуп из овчины – длиннополая, мехом внутрь шуба с большим воротником.
Если вы до сих пор думаете, что русский стиль – это нечто из бабушкиного сундука, значит, вам срочно пора на выставку «Трын*трава» во Всероссийском музее декоративно-прикладного искусства. 18 российских дизайнеров объединили свои усилия, чтобы доказать: русский стиль – это актуально, практично и просто красиво.
В Финляндии есть место, где рассказывают об истории России ежедневно на 15 языках без перерыва на обед. Крепость Свеаборг (финское название – Суоменлинна), ныне входящая в городскую черту Хельсинки, была основана в XVIII веке Швецией, завоёвана и реконструирована  Россией, владевшей крепостью более ста лет, и перешла к Финляндии в 1917 году с обретением страной независимости.