EN
 / Главная / Публикации / Российские вепсы: с финнами говорим без переводчика

Российские вепсы: с финнами говорим без переводчика

Сергей Виноградов25.03.2019

Фото Юлии Наумовой

Международный год языков коренных народов, объявленный ООН, выпал на благоприятный для вепсского языка период. Учёные, изучающие вепсский язык, вепсские писатели и журналисты в один голос называют этот период «возрождением». Толчок к развитию, который был дан в 1990-е годы, с финансовыми и административными вложениями, принёс свои плоды – издаются словари и учебники, открыты классы и центры вепсской культуры, на вепсском языке работают газеты, сайты и телеканалы. Что не менее важно, изучать вепсский язык приходит молодёжь, в том числе русская.

Вепсский язык стал в последние годы языком международного общения. Изучение вепсского языка объединило специалистов и активистов из России, Финляндии и стран Балтии. Проводятся международные конференции, выделяются гранты от европейских фондов на изучение вепсского языка, иностранные учёные совершают языковые этнографические экспедиции в российские деревни. И про «санкции» с «аннексиями» здесь никто не говорит, таких слов в вепсском языке попросту нет.

Вепсский язык – сохранить и развить

Вепсы – северный народ, родственный финнам и карелам. Больше всего вепсов сегодня живёт на северо-западе России – в Ленинградской и Вологодской областях, а также в Карелии. Также вепсов можно встретить в Иркутской и Кемеровской областях – массовое переселение вепсов в Сибирь произошло при Столыпине. Согласно переписи населения, в России проживает около 6 тысяч вепсов. Практически все они двуязычны, однако для многих вепсский язык остался языком детства и бабушкиных сказок – понимать понимают, но в быту не употребляют.

О том, зачем и кому нужны сегодня исследования вепсского языка, «Русский мир» побеседовал с самым авторитетным специалистом в этой области, создателем литературного вепсского языка доктором филологических наук Ниной Зайцевой. Она издала 15 учебников по вепсскому языку и является автором вепсского эпоса «Вирантаназ», в котором фольклорные мотивы переплетаются с диалогами, песнями, похоронными и свадебными плачами. Нина Зайцева возглавляет сектор языкознания в Институте языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН.

Нина Зайцева. Фото Юлии Наумовой

«Кому нужны наши исследования? Нужны науке, прежде всего, мы же учёные, – говорит она. – Наука не может стоять на месте и должна развиваться. Но когда научная работа совпадает с периодом возрождения языка, эти знания используются ещё и на практике. Наука исследует всё, что нас окружает. Каждый вид растения и насекомого. Тоже можно задать вопрос – зачем, для чего, кому это нужно?»

– Вы назвали сегодняшний период возрождением вепсского языка…

– Безусловно, развитие идёт. Знаете, когда ко мне в 1989 году обратились с предложением перевести что-то из Библии на вепсский язык, я тогда засомневалась, при том, что я вепсянка с абсолютным знанием языка. А теперь я могу с уверенностью сказать, что любую филологическую лекцию я могу прочитать на вепсском языке и выступить на любую тему общечеловеческого характера по-вепсски. Физика, химия или, условно говоря, ракетостроение на вепсском пока недоступны. Вепсский язык развивается, в том числе благодаря учёным, преподаванию в школе, выходу учебников и так далее.

– Насколько сегодня вепсский язык развит в бытовом общении?

– Трудно сказать. Функция сохранения языка лежит на семье, а семьи, в которых есть вепсы, очень часто смешанные. Даже больше скажу – сегодня, наверное, уже нет ни одной однонациональной вепсской семьи. Радует, что родители, которые являются генетическими вепсами и сами часто не говорят на языке, отдают своих детей изучать вепсский язык. Также хочу сказать, что существует вепсская интеллигенция, которая живёт в Петрозаводске и других городах. Эти люди работают в газетах, на радио и телевидении, снимают фильмы и многое делают для того, чтобы вепсский язык звучал. Работает специальный клуб, в который мы можем придти и поговорить по-вепсски.

– Насколько тесно вы связаны с учёными из Финляндии?

– Бесспорно, мы тесно общаемся. В Финляндии живёт один профессор, который активно занимается изучением вепсского языка, преподаёт его студентам. Я сама туда ездила читать лекции по вепсскому языку и литературе. Кроме того, в Финляндии есть фонд, который выделяет гранты, в том числе и на изучение вепсского языка.

– Зная вепсский язык, можно разговаривать с современными финнами без переводчика?

– Языки очень похожи, в особенности корни. По некоторым языковым законам в вепсском языке отпали конечные гласные. Например, лес по-фински будет «мется», я по-вепски - «метс». Когда я определила эти законы как языковед, мне стало легко. Но поначалу я путала финские и вепсские слова, и финны говорили, что я говорю на праязыке, потому что вепсский – более древний язык. Некоторое время назад его даже назвали прибалтийско-финским санскритом.

«Ворона, ворона, чего тебе надо?»

Вепсские писатели и поэты, с которыми довелось побеседовать корреспонденту «Русского мира», рассказали, что для них творчество – не только самореализация, а настоящая жизненная миссия. И за перо они взялись во многом для пополнения вепсской книжной полки. Пишут не только о древности и мифологических героях, но и о дне сегодняшнем.

Фото Юлии Наумовой

Ольга Жукова – педагог, учёный и детский писатель из Петрозаводска. «Я родилась в Ленинградской области в вепсской семье, – рассказала она. – Большую часть детства я прожила с бабушкой и дедушкой, и между собой они разговаривали по-вепсски, а с детьми по-русски. У меня было пассивное знание языка – я всё понимала, но говорила очень мало. Когда началось возрождение языка и в моей школе вепсский язык появился в качестве факультатива, я стала посещать занятия».

Иногда по вечерам маленькая Оля просила прабабушку рассказать вепсскую сказку. Некоторые из этих сказок, услышанных перед сном, вошли в вепсский фольклорный сборник, который составляла дипломированный специалист Ольга Жукова. «Я иногда звоню своей бабушке и маме, чтобы уточнить, как произносится то или иное слово по-вепсски», – говорит Ольга. – Хотела бы я, чтобы мои дети знали вепсский язык? Наверное, да. Утром одеваю маленького сына, говорю ему по-вепски: “подними ногу, подай шапку”. Он понимает. Я знаю, что нужно с малых лет говорить с ребёнком на вепсском языке, и пытаюсь это делать, но не выдерживаю – говорю вперемежку».

Стихи Ольга Жукова начала писать ещё в школе – на уроке дали задание придумать стишок или сказку. Она и сочинила песенку, да так удачно, что её опубликовали в финском журнале и стали разучивать в детских садах. И до сих пор поют.

«С тех пор я пишу, – говорит Ольга. – Не потому, что я настоящий поэт и из меня льётся лирика, а потому что у нас мало литературы, мало книг для детей на вепсском языке. Появились журналы, просят написать, я откликаюсь, потому что вижу, что это нужно». Вышли несколько книг авторских произведений Ольги Жуковой и сборников сказок, колыбельных и считалок, которые она собрала и обработала. Их быстро разбирают по кружкам и детским садам.

Фото Юлии Наумовой

«Бывает так – есть фольклорная фраза, я беру её и дописываю до полноценного стихотворения, – рассказывает Ольга. – Допустим, есть такая приговорка – “Ворона, ворона, чего тебе надо?” По-вепсски она рифмованная. Я с детства слышала эту приговорку, она очень хорошо запоминается. Я её досочинила до стихотворения – “Чего вороне надо?” Она рассказывает, что ей нужно поесть, попить, найти своё гнездо и знать обо всём на свете».

Ольга преподаёт вепсский язык студентам. По её словам, раньше на факультет прибалтийско-финской филологии в петрозаводский вуз принимали только после собеседования, и от студента требовалось знание языка. Сейчас это условие отменено, стала поступать молодёжь, которая не связана корнями с вепсами, но интересуется культурой этого народа. «Наличие корней подстёгивает к изучению языка, является хорошей мотиваций, – говорит Ольга Жукова. – Но корни не являются обязательным условием. У меня училась девушка из Мурманской области, из русской семьи. Она отучилась 5 лет и сейчас уезжает в вепсское село преподавать вепсский язык в школе».

«Удивительный народ» и «Вепсская кухня»

«Вепсский язык – мой родной язык, я ведь родилась в вепсской деревне, росла в семье, где говорили только лишь на нём, – рассказала «Русскому миру» писатель и поэт Валентина Лебедева. – Мне повезло с бабушкой и мамой, которые любили отвечать на мои вопросы, открывая для меня удивительный мир с верой в духов и силу заговоров. Длинными зимними вечерами в наш дом приходили на беседы соседи, я замирала от их рассказов про домовых, леших, нойдов (колдунов), запомнила много разных удивительных историй. Короткие стишки, песенки на вепсском языке начала сочинять рано, в далёкой юности. Мне никогда не хотелось писать стихов на русском языке, я их, если и сочиняла, то вымучивала из себя с трудом, а на родном языке они возникали внезапно, слова приходили сами собой».

Фото Юлии Наумовой

По-настоящему заняться творчеством Валентине удалось, когда она вышла на пенсию. Поселилась в деревне и принялась писать небольшие рассказы, сюжетом которых были бытовые сценки из деревенской жизни, а героями – реальные люди из прошлого и настоящего. «Должна сказать, что прозу писать гораздо трудней стихов, здесь нужна усидчивость, хорошее знание языка, местных традиций и деревенского колорита, – рассказывает она. – Я не следовала каким-либо литературным нормам и правилам, стараясь раскрыть характеры героев, я пользовалась лишь известным мне словарным запасом вепсского языка, в котором очень мало прилагательных, но много глаголов с различными оттенками действия, поступка».

В 2015 году вышла в свет её книга «Удивительный народ» с авторскими рассказами и стихами, а также собранным фольклором. Книга имела большой успех, вызвав желание прочесть её как у вепсов, так и у русских. Потом были и другие книги, в том числе издания, посвящённые вепсской кухне.

«Что нужно для сохранения и возрождения вепсского языка? Нужна экономически развитая деревня, где люди бы рождались, учились, работали, сохраняя тот уклад, традиции и мировоззрение, которые исторически присущи нашему народу», – считает писательница. 

Также по теме

Новые публикации

В три новых страны – Монголию, Сербию и Узбекистан – с началом нового учебного года поедут российские учителя. Ещё две страны уже по складывающейся традиции ждут педагогов из России. Вьетнам впервые просит русских учителей преподавать русский язык в удалённом режиме. Так развивается программа продвижения русского языка за рубежом.
9 августа 1894 года родился Михаил Зощенко, автор весёлых рассказов для взрослых и детей, всю жизнь боровшийся с ужасающей тоской. Он усиленно работал над собой, стараясь заглянуть во все уголки своей души и найти причину её неизбывных страданий.
Елизаветино – обычный посёлок в часе езды от Петербурга, состоящий из частных домов и невзрачных панелек советской постройки, – вдруг стал местом притяжения репортёров питерских изданий и телеканалов. Сюда их привело творчество молодого стрит-художника, который решил поджарить родному посёлку портреты любимых музыкантов и актёров.
В России проживает более 190 народов, многие из которых являются автохтонными. Все они говорят на языках, относящихся сразу к 14 языковым семьям. В Международный день коренных народов мира предлагаем послушать, как звучат самобытные языки народов нашей страны.
Рассказать миру о вкладе представителей коренных народов России в Победу в Великой Отечественной войне – такую цель преследует Миссия России при ООН, запустившая в соцсетях мультимедийный проект накануне Международного дня коренных народов мира, который отмечается 9 августа.
Знаменитая «атака мертвецов» – одна из самых героических страниц основательно подзабытой в нашей стране Первой мировой войны. 105 лет назад, 6 августа 1915 года, обожжённые пущенным немцами хлором, русские герои смогли подняться в контратаку и отбросить врага.
«Будут ли русские оставаться русскими, живя за границей?» – этот вопрос мне задала Юлия Романенкова, глава детского лагеря в Максатихе, что под Тверью. Юлия – бизнесвуман и организатор русскоязычных детских лагерей в Великобритании, Европе и России. Нынешний кинолагерь открылся  в Подмосковье, несмотря на пандемию.