RUS
EN
 / Главная / Публикации / Кавказская Русь и Россия на Кавказе

Кавказская Русь и Россия на Кавказе

Александр Горянин13.11.2017

Иногда звучит вопрос: не лучше ли было бы нашим далёким предкам выбрать себе для проживания места потеплее, поближе к югу? Ответ на него (или намёк на ответ) история в общем-то дала. Он содержится в судьбе Тмутаракани. 

Тмутаракань – один из интригующих вопросов нашей истории. «Повесть временных лет» впервые (причём чуть ли не на сотой странице) упоминает об этом княжестве под 6496/988 годом: «Когда же умер старший Вышеслав в Новгороде, [Владимир] посадил Ярослава в Новгороде, а Бориса в Ростове, а Глеба в Муроме, Святослава в Древлянской земле, Всеволода во Владимире, Мстислава в Тмутаракани».

Раскопки Гермонассы-Тмутаракани. Фото автора

Славяне на Таманском полуострове

Как и когда это княжество появилось на Таманском полуострове? Обычно дело подаётся так: около 969 года, после разгрома Хазарского каганата Тмутаракань перешла под власть Руси. А ведь она не просто «перешла под власть», а за короткое время стала одним из влиятельных русских княжеств. Неужели это было достигнуто усилиями «ограниченного контингента» (военной дружины князя)? Как подчёркивает корифей отечественной исторической географии академик Матвей Кузьмич Любавский (1860–1936), в этом удалённом кавказском эксклаве «русские князья могли править, лишь опираясь на преобладающий или достаточно сильный русский элемент». А значит, этот «элемент» был здесь уже при каганате.

В действительности, заселять Таманский полуостров славяне начали двумя с лишним веками раньше. Им стало невозможно оставаться в низовьях Дона из-за войн, которые арабы вели на их землях против Хазарии уже с начала VIII века, а также в связи с появлением здесь степняков – угров, печенегов, торков и половцев: «По всем данным, большая часть подонского населения ушла на север… Некоторая часть населения ушла на юг, в область Нижней Кубани. Этим приливом населения объясняется возникновение здесь особого русского княжества Тмутараканского на месте греческо-варварской колонии Таматархи (ранее Фанагория)», – писал Любавский в своём классическом труде «Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и до ХХ века». Победившим хазар князьям было здесь на кого опереться.

Из «Повести временных лет» мы знаем о делах и походах таких тмутараканских князей, как Мстислав Удатный (т. е. удалой), Глеб, Ростислав, Роман, Олег. Все они (да и не названные тоже) принимали активное участие в делах остальных русских княжеств. Тот факт, что на Руси X–XI веков монеты чеканили только в четырёх местах — в Киеве, Новгороде, Чернигове и Тмутаракани, – говорит о многом. Мстислав после победы над Редедей заложил здесь в 1023 году храм Пресвятой Богородицы. Есть указания, что он стал вторым по величине на Руси, после киевской Софии.

«Тьмутороканьскый блъванъ», упоминаемый в «Слове о полку Игореве», – видимо, некий языческий идол. Из контекста ясно, что идол не был уничтожен, а сохранялся как поражавшая воображение местная достопримечательность. Возможно, это была какая-то античная скульптура.

Святой Никон Великий вёл в Тмутаракани летопись, которая впоследствии вошла в состав «Повести временных лет» Нестора Летописца. По мнению Д. С. Лихачёва, именно благодаря Никону «рождается новый жанр, которого не знала византийская литература, — летописание». Конечно, Никон работал над летописью и в Киеве, но поскольку он провёл в Тмутаракани в общей сложности не менее 10 лет (около 1061–1068 и около 1073–77), значительная часть работы явно была им проделана здесь. Наша главная летопись навеки связана, таким образом, с Тмутараканью.

За городской стеной Никон основал монастырь по образцу киевского Печёрского монастыря. Возможно, это было тмутараканское подворье Печёрского монастыря. Историк М. Д. Присёлков предполагает, что под именем Никона принял схиму опальный митрополит Иларион, первый русский публицист и философ, автор «Слова о законе и благодати» и «Исповедания веры», который, сойдя в 1054 году с митрополичьей кафедры, принял в Печёрском монастыре схиму с именем Никона. В этом случае Илариону-Никону к моменту кончины в 1088 году должно было быть около ста лет (Иларион родился предположительно в 990 году), что не обязательно делает предположение Приселкова ошибочным.

Но вот что интересно. Начало летописных трудов Никона здесь датируется фразой Киево-Печёрского патерика, относящейся к 1061 году: «Великый же Никонь отъиде въ островь Тмутараканьскый и ту обрете место чисто близь града, вседе на нём». Обратим внимание: речь идёт об острове.

Загадочный «Русский остров»

Историков давно озадачивает «Русский остров», о котором сообщают арабские авторы IX–XI веков. Ибн Руста в сочинении «Дорогие ценности», созданном в 903–913 годах, описывает страну русов (ар-Русиййа) как остров, окружённый озером. Слово «озеро» не обязательно понимать буквально. Авторами восточных географических трактатов были не путешественники, а кабинетные учёные, которые соединяли сообщения, найденные в книгах предшественников или услышанные в преданиях, причём эти новые данные, как правило, просто присоединялись к прежним, без их согласования. Такие трактаты бывают полны противоречивых сведений.

«Остров, на котором они [русы] живут, протяжённостью в три дня пути, покрыт лесами и болотами... – писал ибн Руста. – У них есть царь, называемый хакан русов. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях… Единственное их занятие – торговля соболями, белками и прочими мехами, которые они продают покупателям… Они нe имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян… Они высокого роста, статные и смелые при нападениях… Все свои набеги и походы совершают на кораблях». Заметьте: нападают на славян. 

Как утверждает персидский географический трактат 982 года «Худуд ал-Алам» («Книга пределов мира»), ар-Русия «чрезвычайно благоприятствуема природой в том, что касается всего необходимого». Согласно трактату «Зaйн ал-ахбар» («Украшение известий») Абу Саида Гардизи, написанного около 1050 года, население «Русского острова» составляло сто тысяч человек. 

Историки помещали «Русский остров» в разные места: в район Новгорода, Старой Руссы, Старой Ладоги, Верхней Оки, в Среднее Поднепровье, на Карельский перешеек, в междуречье Днепра и Среднего Дона, на остров Рюген (Буян), остров Сааремаа, на озеро Бирка в Швеции, но ни одна из этих гипотез не выглядят правдоподобной. Убедительнее доводы Г. В. Вернадского, а до него — Д. И. Иловайского, М. С. Грушевского, В. А. Пархоменко, А. В. Карташёва, помещавших территорию «островных» русов в дельту Кубани. Сюда же Вернадский, опираясь на свидетельство ибн Руста и не только, помещает «штаб-квартиру» гипотетического Русского каганата — государства-предшественника Киевской Руси. Государства, давшего имя нам с вами. 

Насколько эта локализация укладывается в бесспорные факты? С точки зрения средневекового человека, дельта Кубани и впрямь была островом. Море омывало лишь часть его берегов, остальное образовывали главный северный и главный южный рукава Кубани. Русы могли держать на берегах этих рукавов дозоры и чувствовать себя действительно на острове.

Где был северный рукав? Сегодня это река Протока, впадающая в Азовское море близ станицы Гривенской, но тысячу лет назад дельта была много обширнее и «остров» мог простираться до Бейсугского лимана. В этом случае северным рукавом был, скорее всего, Челбас. А это уже принципиально другие размеры «острова» по сравнению с современными. Энциклопедия Брокгауза и Ефрона констатирует в статье «Кубань»: «В низовьях Кубань часто изменяет своё течение, поэтому описания старинных авторов совсем не соответствуют современному состоянию устьев её».

Кубань в древности была много полноводнее. С тех пор климат стал жарче и суше, значительная часть воды разбирается на орошение. У ослабевшей и обмелевшей реки уже нет сил нести наносы до моря, они подпирают течение, от чего возникают ерики и лиманы. Защищаясь от весенних паводков, люди насыпали оградительные валы и плотины, перекрывали мелкие русла, создавая водохранилища, картина окончательно запуталась. Но не так уж трудно себе представить, каким был Русский остров 10–12 веков назад – лесистым, покрытым болотами и плавнями, непроходимым для врага.

Приблизительные границы влияния Тмутараканского княжества (988– 1094). Фото: geo.na5bal.ru

Ещё интереснее вопрос о южном рукаве Кубани. Сегодня он впадает в Азовское море у города Темрюк, но так было не всегда. Карты даже ХIХ века говорят: Кубань впадала не в Азовское, а в Чёрное море! Впадала близ станицы Джигинской — через Кубанский лиман, ныне именуемый Кизилташским, и далее через Бугазское гирло. Если северный рукав Кубани заканчивался Бейсугским лиманом, а южный — Бугазским гирлом, весь Таманский полустров был только частью «острова», так что слова «протяжённость в три дня пути» не выглядят преувеличением. 

(Интересно, что Екатерина II пожаловала казакам в 1792 году не что-нибудь, а «Русский остров» — правда, сильно уменьшившийся от естественных причин. То есть даже 700 лет спустя он сохранял своё имя. И продолжал восприниматься островом. Казаки во главе с войсковым судьёй Антоном Головатым попросили добавить к острову «окрестность» — в тридцать раз больше самого острова — и получили её.)

Те ли «русы»?

В 860 году на Константинополь со стороны Чёрного моря, т. е. с востока, напали на двухстах кораблях некие «русы» (тогдашний константинопольский патриарх Фотий называет их «скифами»). Город они не взяли, но разграбили окрестности, а через пять или шесть лет они же приняли крещение — то ли от самого патриарха Фотия, то ли от просветителей славян Кирилла и Мефодия. Где происходило это крещение и кто были эти русы-скифы, учёные спорят до сих пор, но не красноречив ли тот факт, что уже вскоре Русская епархия во главе с епископом числится в списках К-онстантинопольских епископий? Произошло это почти на век с четвертью раньше Крещения Руси в Киеве, Новгороде и Полоцке, так что иногда его именуют Первым или Фотиевым Крещением Руси.

Г. В. Вернадский прямо называет Русскую епархию «Тмутараканским епископством» и добавляет, что его следует считать «зародышем русской церкви», проявляя, впрочем, непоследовательность, ибо сам же относит «островных» русов к скандинавам. Не объясняя при этом, каким образом сто тысяч скандинавов (население «острова» согласно Абу Саиду Гардизи) оказались за три тысячи вёрст от Скандинавии. Сто тысяч — это колоссально много для IX века.

Между тем, вот что писал около 847 года (т. е. много раньше уже цитированных восточных авторов) ибн Хордадбех, главный почтмейстер Халифата: «Если говорить о купцах ар-Рус, то это одна из разновидностей славян. Они доставляют заячьи шкурки, шкурки чёрных лисиц и мечи от самых отдалённых славян к Румийскому [Чёрному] морю. Владетель ар-Рума [Византии] взимает с них десятину. Если они отправляются по Дону – реке славян, то проезжают мимо Хамлиджа, города хазар… Иногда они везут свои товары от Джурджана до Багдада на верблюдах». Как видим, купцы славянского народа «русь» специализируются на том же товаре, что и «островные» русы — на пушнине и мечах и ведут свои дела на больших пространствах. Заметим попутно: Дон у арабского автора IX века — всё ещё «река славян».  

Те и эти русы похожи неспроста. Можно предположить, что Тмутаракань без долгого переходного периода стала заметным и активным княжеством потому, что при всей своей (заведомой) языковой и религиозной пестроте обладала устойчивым этническим ядром из местных славян, принявших имя «русов» и живущих здесь уже два века, а то и много дольше. Вместо русского хакана (кагана) у них стал княжить русский князь, и только. Впрочем, автор «Слова о полку Игореве» называет тмутараканского князя Олега Святославича именно каганом.

Найденные при раскопках Тмутараканского городища в слоях X–XIII веков сосуды с остатками нефти говорят о большом её импорте в то время из Тмутаракани. Без нефти не могло действовать главное византийское оружие массового поражения — «греческий огонь». Именно для того чтобы гарантировать поставки нефти (ничто не ново под луной), считает историк В. А. Захаров, византийцы с помощью сложной многоходовки превращают тмутараканского князя Олега Святославича в наместника византийского императора с титулом (как уже было упомянуто) «кагана». 

Дело было так. Олег Святославич, внук Ярослава Мудрого, в 1078 году, не сумев «сесть» в Чернигове, находит приют у родного брата Романа, княжившего в Тмутаракани. Год спустя тот затевает поход на Переяславль, в ходе которого погибает, а оставленного «на хозяйстве» Олега местные хазары (по наущению византийского императора Никифора III Вотаниата) силой отвозят в Константинополь. В Тмутаракань же прибывает воеводой из Киева удобный византийцам боярин Ратибор с задачей что-то поменять в пользу Константинополя. Удалось ему это или нет, но в 1081 году его изгоняют князья Давыд и Володарь, после чего два года княжат вместе.

Олега тем временем держат на острове Родос как почётного пленника, женят на византийской аристократке Феофании Музалониссе, а в 1083 году волей нового императора Алексея I Комнина возвращают (с убедительной силовой поддержкой) в Тмутаракань. Но уже не самостоятельным князем, а имперским наместником. Это было начало конца.

После 11 лет сидения в Тмутаракани Олег сумел вокняжиться в Чернигове, судьба же покинутого им княжества после 1094 года темна. Скорее всего, оно плавно перешло под власть Византии. От остальных русских княжеств его почти непроницаемо отделила Половецкая земля. Певец «Слова о полку Игореве» объясняет поход северских князей «в половецкие вежи» в 1184 году стремлением отвоевать Тмутаракань (видимо, у тогдашнего византийского императора Андроника I Комнина): «Се бо два сокола слетеста съ отня злата стола поискати града Тьмутароканя» («Вот ведь слетели два сокола с отцовского золотого престола добыть город Тмутаракань»).

Среди немногих известий, касающихся Тмутаракани XII века, есть такое: византийский император Мануил I Комнин в договоре 1169 года с Генуэзской республикой о торговле в Чёрном море исключил из списка разрешённых для захода генуэзских судов порты Росия[!] и Матраха, и этот запрет был повторён в 1192 году. Матраха, Таматарха, Матерха, Матрика (и т. д.) — это «пост-русские» версии названия Тмутаракани.

А что за порт Росия (Rhōsia)? Современник Мануила, арабский географ аль Идриси сообщает: «От города Матраха до города ар-Русиййа 27 миль». Академик Б. А. Рыбаков уверенно отождествляет город Русиййа с Корчевом (Керчью) на крымском берегу. Керчь, как известно, порт. То есть речь об одном и том же городе. Название «Росия» фигурирует и на печати вышеупомянутой жены князя Олега Святославича, она была архонтиссой этого города. Кстати, описывая берега моря ан-Нитаси (Чёрного), аль Идриси упоминает земли Русиййа, Булгариййа, ал-Лан (аланы — предки осетин), ал-Хазар.

Он же сообщает, что в середине XII века в подвластной Византии Тмутаракани существовала самостоятельная династия «Олуабас». Академик Б. А. Рыбаков видит в них «Олеговичей», потомков князя Олега Святославича. Согласно убедительной гипотезе историка А. В. Гадло, в конце XII века город был освобождён от византийской зависимости и оставался под управлением русских князей вплоть до ордынского завоевания. Если это так, русский характер княжества продолжал сохраняться ещё более века.

После 1204 года Тмутаракань переходит под власть генуэзцев, умудрявшихся найти общий язык даже с золотоордынцами. Пути к ней с севера продолжали перекрывать степняки Приазовья и Причерноморья. Долгой изоляции от державы Рюриковичей в сочетании с близостью могущественных соседей хватило, чтобы Тмутаракань оказалась во владении последних. Арабский писатель XIV века Эль-Омари в числе народов, подчинённых хану Золотой Орды Узбеку, упоминает русских, черкесов и ясов, жителей одной местности на Кавказе. Речь здесь явно идёт о русских жителях Тмутмрокани. 

Тмутараканские русы явно повторили судьбу тиверцей и уличей, которые тоже оторвались от «Большой Руси», ушли за Дунай, создали там Берладское княжество, основали несколько городов, в том числе Берладь (ныне румынский Бырлад) и Галич Малый (ныне Галац). М.К. Любавский поясняет: «В этом оторванном от основной Руси уголке находили приют разные князья-изгои, которым не находилось волости в Русской земле». Позже «берладники» растворились в румынах и молдаванах, обогатив их языки славянскими корнями.

Тмутараканские монеты. Фото: mdregion.ru

Чуть-чуть подытожим. Русская Тмутаракань просуществовала в той или иной форме около трёхсот лет (считая от похода русов на Константинополь и последовавшего вскоре вслед за этим их крещения). Политическая жизнь княжества протекала в «граде» — на месте или в районе современной Тамани, но и остальная часть Русского острова тоже не пустовала. В своём «гидрологическом максимуме» остров мог охватывать очень значительную территорию: в нынешних административных границах это Темрюкский, Славянский, Красноармейский, Приморско-Ахтарский, Калининский, Тимашевский, Кореновский, Динский районы, город Краснодар, а также части Анапского, Брюховецкого, Усть-Лабинского, Тбилисского (есть и такой в Краснодарском крае), Выселковского, Кавказского, Тихорецкого районов. Уже поэтому вполне правомерно называть Тмутараканское княжество Кубанской Русью — как мы говорим о Чёрной Руси, Червоной Руси, Подкарпатской Руси, Пряшевской Руси и т. д.

Конец и вновь начало

Всё говорит о том, что к исходу Средних веков русский мир Северного Кавказа полностью сходит на нет. Но, по историческим меркам, ненадолго. Около 1530 года, почти полтысячелетия назад (и за триста лет до Кавказской войны), в предгорьях Восточного Кавказа, на «Гребнях» начали селиться казаки, ставшие позже известными под именем гребенских. Их станицы появляются на реке Сунже, рядом с нынешним Гудермесом, и на реке Акташ, почти там, где сегодня стоит Хасавюрт, а также на Тереке – в районе современной станицы Гребенской. Всё это, как и история города Терки́ – свидетельства длительных дружественных отношений между русскими и кабардинцами (в первую очередь) и другими народами Северного Кавказа. 

Читайте также: «Строители империи»

Примером (среди многих) раннего русского влияния на народы Северного Кавказа служит «надпись русскими буквами на кабардинском языке, вырезанная на каменном кресте у села Преградного Зеленчукского района Ставропольского края и датируемая 1041 годом. Надпись говорит не только о распространении христианства среди кабардинцев в XI века, но и о распространении у них письменности с помощью русского алфавита» (Т. М. Минаева. Очерки археологии Ставрополья. — Ставрополь, 1965).

Говоря шире, связи Руси с Кавказом, начиная с самых верхов, не прерывались практически никогда. Сын основателя Москвы Юрия Долгорукого был мужем знаменитой грузинской царицы Тамары, Иван Грозный был женат на дочери князя Малой Кабарды, а её племянник, князь Дмитрий Черкасский, был одним из самых видных деятелей периода Смутного времени, входил в число «ближних бояр». Алексей Черкасский (1680–1742) был канцлером Российской империи. Грузинский царь Вахтанг VI с двумя сыновьями и свитой в 3 тысячи человек даже поселился в Москве, основав Грузинскую слободу. В Успенском соборе Астраханского кремля можно видеть надгробья двух грузинских царей и других видных грузинских деятелей. Старинные названия на карте Москвы – Армянский и Черкасский переулки, Грузинские улицы – говорят сами за себя.

Михаил Саакашвили как-то заявил, что русские в 1801 году оккупировали Грузию. Он имеет право на собственное мнение, но истина состоит в том, что Россия присоединила Картли-Кахетию по настойчивой просьбе её царя Георгия XII, после чего «собрала» Грузию из дюжины разрозненных, а то и враждующих между собой частей. Мало того, по итогам двух войн русские цари отняли у Турции в пользу Грузии сперва Поти, Ахалцихе и Ахалкалаки, а позже – Аджарию с Батуми. Грузинская верхушка хлынула в Россию, из 250 княжеских фамилий в Российской империи XIX века почти половина были грузинскими. Самое же главное, Грузия «под русской оккупацией» была вырвана из средневековья.

А ещё не забудем, как Россия спасала от угрозы истребления армянский народ, так как дала в 1915–1917 годах убежище сотням тысяч армянских беженцев.

Что же касается Азербайджана, он оказался в составе Российской империи потому, что путь к молившим о спасении Грузии и Армении лежал каспийским берегом. Черноморский берег находился в руках турок, а путь через Кавказский хребет был недоступен зимой и опасен в любое время года, Военно-Грузинскую дорогу ещё только предстояло проложить. Но Азербайджан в итоге выиграл. В составе России он быстро модернизировался и в 1918 году стал первой республикой (на 5 лет раньше Турции) в исламском мире. И сегодня он, не утратив национальную самобытность, по всем показателям далеко опережает Иранский Азербайджан.

Вряд ли нужно продолжать. Самую близкую причастность России к Кавказу может оспаривать только невежда.

Несколько лет назад какие-то люди развернули кампанию (скоро, впрочем, выдохшуюся) под совершенно постыдным лозунгом «Кавказ надо отделить!». Имелся в виду, понятное дело, Северный Кавказ. 

Те, кто заявляли подобное, явно не отдавали себе отчёт в том, что Северный Кавказ – часть пространства русского языка. И останется его частью. Как Россия может снять с себя ответственность за него?! Помню, я читал лекцию студентам из Дагестана в летнем лагере на Валдае и восхищался чистотой их русского языка. Да, в Дагестане нет титульной нации, есть четырнадцать письменных языков, а людям надо общаться, вот и пользуются русским. Но русский язык доминирует во всех национальных регионах Северного Кавказа. За этим не «злая имперская воля России», а простая истина: функциональная сфера малых языков (как бы они ни были красивы) мала. Её хватало в XIX веке, но она не отвечает веку XXI. 

Уйти с Кавказа – значило бы предать не только 90 процентов северокавказцев, желающих быть с Россией, но и бессчётное число ушедших уже людей. В Первую мировую войну из добровольцев-мусульман — а они не подлежали призыву — была сформирована «Дикая дивизия», покрывшая себя славой во многих битвах. Командовал ими брат царя Михаил. После отречения Николая II горцы дивизии звали его в свои родные места, гарантируя защиту и почёт. А воины Великой Отечественной войны! Предать их тоже?

Уйти с Кавказа — значит предать саму Россию, предать казачество, предать тех, кто возводил Терки, Кизляр, Грозный, Нальчик, Майкоп, предать Пушкина, Лермонтова, Толстого. И не будем больше об этом.

* * *

На русское Тмутараканское княжество порой смотрят (не историки, конечно) как на некий изолированный и почти курьёзный исторический эпизод без пролога и продолжения. Это поверхностный и поспешный взгляд. Без Тмутаракани «за половецкими вежами» не было бы «Слова о полку Игореве», была бы другой наша начальная летопись, иначе сложились бы многие события нашей истории Х–ХI веков. Но важнее и символичнее всего следующее: уже тысячу с лишним лет назад этот эксклав державы Рюриковичей на таманском выступе Кавказа стал форпостом тогдашнего Русского мира. А значит, невозможно отменить тот фундаментальный факт, что Россия на Кавказе – не сравнительно поздний пришелец времён генерала Ермолова и поручика Лермонтова, а одно из исторических кавказских государств. Не там ли наши предки получили ту «прививку юга», забыть которую оказалось невозможно?

Также по теме

Новые публикации

22 ноября в Берлине прошёл форум, посвящённый роли «народной дипломатии» в отношениях между Россией и Германией. Его цель состояла в том, чтобы поделиться опытом, понять возможности НПО для нормализации немецко-российских отношений, а также обратить внимание официальных Берлина и Москвы на ежедневную и бескорыстную деятельность многочисленных неправительственных организаций.
В сентябре – октябре 2017 года в Папуа – Новой Гвинее, на Берегу Миклухо-Маклая, побывала российская экспедиция. Об этом уголке практически неизвестной россиянам земли и о встрече с потомками папуасов, 150 лет назад принимавших русского путешественника, нам рассказал его потомок –  Николай Миклухо-Маклай – младший.
В Российском университете дружбы народов прошла Всероссийская олимпиада для студентов по русскому языку как иностранному. Традиция проводить олимпиады для иностранных студентов зародилась ещё в советские годы, и вот – с перерывами – этот конкурс, собравший студентов со всей России, проводится уже в пятнадцатый раз.
22 ноября 1963 г.  мировые новостные агентства взорвала новость: в Далласе, штат Техас, убит президент США Джон Фицджеральд Кеннеди. А недавно президент Трамп одобрил обнародование большого массива ранее секретных материалов, касающихся расследования убийства 35-го президента Соединенных Штатов.
На одном из танцевальных фестивалей в бразильском городе Гуарани-дас-Мисоес выступала группа «Тройка».  Помню  ощущение гордости за своих соотечественников и за нашу общую культуру, которая бережно сохраняется на таком далёком южноамериканском континенте. Фестивали народных культур в Бразилии проводятся довольно часто. В этот раз без преувеличения наши танцоры были лучшими.
Девяносто лет исполнилось бы 18 ноября легендарному кинорежиссёру Эльдару Рязанову, который ушёл из жизни два года назад. Но и сегодня без его фильмов не обходится ни один телеканал. В чём секрет очарования рязановских картин? Остаются ли они актуальной классикой? Понятен ли и интересен Рязанов молодому зрителю? Эти вопросы мы задали кинокритику и продюсеру Вячеславу Шмырову, который был лично знаком с режиссёром.  
В Институте Европы РАН состоялась пленарная дискуссия «Современный мир и вызовы миграции», подготовленная и проведённая при поддержке и участии фонда «Русский мир». В ходе дискуссии эксперты предложили европейским институтам, занимающимся проблемами миграции, изучить опыт России – как большого многонационального и многоконфессионального государства.
В нынешнем году российско-австралийским отношениям исполняется 75 лет. Несмотря на продолжительную историю, они никогда не были простыми. О своём опыте работы с соотечественниками в Австралии, разногласиях и возможностях сотрудничества наших стран рассказал руководитель управления региональных программ фонда «Русский мир» Георгий Толорая, экс-генконсул России в Сиднее.