RUS
EN
 / Главная / Публикации / Время менять интонацию?

Время менять интонацию?

Сергей Ильченко07.07.2017

Фото: Newsae.ru

В апреле нынешнего года в Петербурге состоялся учредительный съезд Ассоциации деятелей русских театров зарубежья. Возглавивший новое объединение Николай Свентицкий, директор Тбилисского академического русского драматического театра имени Грибоедова, рассказал о роли русских театров на постсоветском пространстве.

– Как Вы оцениваете создание ассоциации?

– Как абсолютно революционный прорыв. Хотя два дня, что проходил наш учредительный съезд, меня постоянно не покидала мысль: «А зачем это театру-фестивалю "Балтийский дом"? Зачем это всем нам?»

– И каков ответ?

– Вспоминаю великого русского актёра Павла Луспекаева, начинавшего свою карьеру в Тбилиси. Вспоминаю слова его знаменитого героя: «За державу обидно». Людям надо дать в руки дело, дать возможность работать, чтобы державой можно было гордиться. Ведь в России существуют организации, которые отвечают за международное сотрудничество в сфере культуры. Именно они должны работать так, чтобы к русской культуре тянулись люди и коллективы из сопредельных стран. Можно, конечно, организовать конференции и семинары на тему «Как организовывать сотрудничество» или «Как продвигать русский язык и русскую культуру»...

– Вы считаете такие формы неэффективными?

– Наш Русский театр имени Грибоедова, его актёры каждый вечер этим занимаются, выходя на сцену и играя спектакли на русском языке. Сегодня заставить кого-то учить русский язык практически невозможно. А сделать его привлекательным вполне нам по силам. Ассоциация может помочь решению данного вопроса. 98 процентов репертуара нашего театра – это русская классика. Грузинскому студенту любопытно услышать текст Достоевского в оригинале. Или узнать, как звучит язык Пушкина.

– В Грузии хорошо знают русский язык?

– К сожалению, преимущественно знают зрители более старшего возраста. Но если грузинские дети не понимают русского языка, то в ход идёт сила театра как искусства, и через какие-то формы происходит его познание русской классики на сцене. Например, посмотрели в театре «Сказку о царе Салтане». Может быть, и не всё поняли. А потом, когда придут домой, то откроют книжку и попросят бабушку почитать сказку. Так волей-неволей происходит прикосновение к русскому языку и русской культуре. Это и есть начало интереса. Мне кажется, что созданная нами ассоциация за счет авторитета тех деятелей, которые в неё входят, как раз и способна выработать те рекомендации организационного и творческого порядка, которые помогут приобщить юную публику к театру. Например, можно вспомнить забытую практику абонементов.

– А культурным институциям по силам вырабатывать эффективные рекомендации?

– Мы видим это на примерах работы подобных организаций Германии, Франции, Великобритании, Испании. Они осуществляют миссию культурного представительства в иных странах. К сожалению, российские организации подобного типа используют доверенные им деньги налогоплательщиков не очень эффективно.

– В чём сложность работы таких российских организаций в Грузии?

– Между нашими странами официально нет дипломатических отношений. Нет посольства – нет сотрудничества и обмена. К сожалению, в нашей стране происходит большой отток русского населения и той части грузинского, которая ещё владеет русским языком. Мне кажется, что нужна смена интонации. Надо использовать ту ментальность любви, которая сегодня ещё есть у нашего поколения, живущего в Грузии. Память-то жива. А четверть века прошли совершенно незаметно для отношений Грузии и России в смысле культурного общения. Плюс к этому прибавились и политические проблемы. И сейчас некоторые преподаватели русского языка считают, что жизнь заставит грузин учить русский язык.

– Вы так не считаете?

– Нельзя об этом ТАК думать. Жизнь может заставить спровоцировать войну, но добрые отношения с такой интонацией тяжело установить.

– Каков выход?

– Надо искать привлекательные формы общения и взаимодействия. Для изучения языка нужна мотивация. А какая мотивация может быть у грузинской молодёжи, если в Россию она может попасть только по визам, получаемым в посольстве третьей страны? Поэтому за четверть века в Грузии русский язык сдал свои позиции. Его заменил английский.

– А тяга у молодёжи к России существует?

– У нас очень много молодёжи, которая хочет приехать в Россию, и более конкретно – в Петербург. Вот он, стимул!

– Спасибо Вам за то, что привозите к нам на фестиваль своих студентов.

– Моя задача проста: привезти их в Петербург, чтобы они увидели город своими глазами, чтобы влюбились в этот великий город. Важно было ощутить дыхание города, его величие. В конце концов, понять ту самую русскую ментальность любви.

– Как складываются ваши отношения со знаменитыми столичными коллективами Тбилиси – Театром имени Руставели и Театром имени Марджанишвили?

– Это мощные коллективы со своими традициями, и мы находимся с ними в творческой конкуренции. Однако по итогам 2016 года наш Русский театр имени Грибоедова занял первое место в Грузии по посещаемости. Мы самый гастролирующий театр в стране.

– А сколько всего в Грузии театров?

– Только в Тбилиси их 23.

– Политический фактор влияет на деятельность Вашего коллектива?

– Могу с чистым сердцем сказать: нет. Слава богу, не влияет!

Также по теме

Новые публикации

Накануне Дня защитника Отечества поговорим об истории воинских званий. «Мне солдат дороже себя», – говорил великий русский полководец Александр Васильевич Суворов. Вот и мы начнём с солдата.
К Международному дню родного языка в нашей стране приурочили акцию «Родные языки России». Более 8000 тысяч школьников из 72 регионов страны записали на видео и опубликовали в социальных сетях стихи на 60 языках народов России. А в некоторых российских регионах в этот день прошли Тотальные диктанты на национальных языках.
Россия – страна многонациональная и многоязычная. И в Международный день родного языка мы хотим пригласить всех за праздничный стол, чтобы попотчевать национальными блюдами. Уверяем, вас ждут не только гастрономические, но и лингвистические открытия.
В конце августа прошлого года на работу в киргизский Ош приехали 17 учителей из Российской Федерации. Этому предшествовал серьёзный отбор, кандидаты из разных городов не были знакомы друг с другом. Для многих это был первый выезд за границу причём на длительный срок – на год. О том, как им работается в школах с разными языками обучения, что нравится, а что нуждается в улучшении, рассказали трое учителей: Марина Петрова, Наталья Сахарова и Марина Зайченко.
Восьмой международный поэтический интернет-конкурс «Эмигрантская лира» назвал победителей в номинациях «Эмигрантский вектор» и «Неоставленная страна» для русскоязычных поэтов дальнего зарубежья и авторов из России и стран СНГ соответственно. Как оказалось, поэзией соотечественники из-за рубежа не избывают тоску по утраченной родине, а общаются с русскоязычными друзьями и ищут единомышленников по всему миру. Стихи и раньше не знали границ, а интернет разрушил последние преграды.
Разобравшись с русскими школам в Латвии, которые в соответствии с новой реформой в скором времени полностью переводятся на латышский язык обучения, власти взялись и за малышей. В январе 2020 г.  латвийский парламент без обсуждения с заинтересованными лицами в первом чтении принял спорный законопроект, цель которого – покончить с русским языком в детских садах национальных меньшинств. Правда, перед вторым чтением вышла заминка, но ненадолго…
В ореоле праздника Дня влюблённых поговорим о насущном. Многих интересует вопрос, почему невесты милы и нежны, словно феи, а стоит им выйти замуж, как они становятся сварливыми, ворчливыми и придирчивыми, аки ведьмы? Кто бы мог подумать, что такое романтическое, нежное слово, как невеста, состоит в историческом родстве с существительным ведьма? В современном русском языке они далеки друг от друга, а в прошлом, оказывается, были близкими родственниками.
Весной этого года исполняется 125 лет со дня выхода высочайшего указа императора Николая II о создании в Петербурге Русского музея. Уникальность музея была в том, что экспонаты для его коллекции собирала буквально вся страна – от крестьян, даривших старинные предметы быта, до представителей высших сословий, передававших в фонд богатейшие собрания картин.