EN
 / Главная / Публикации / Первая публикация: как это бывает

Первая публикация: как это бывает

16.06.2014

У него сильно забилось сердце. Он перевернул страницу и, глубоко взволнованный, прочёл под одним из столбцов жирным шрифтом напечатанную подпись... Опубликовали! Какое счастье! Он шёл... с газетой в руке, и его подмывало остановить первого встречного только для того, чтобы сказать ему: «Купите эту газету! Здесь есть моя статья!»

Ги де Мопассан. Милый друг

К сожалению, это отрывок из романа не русского писателя (хотя и большого друга русской литературы). Но кто из начинающих сочинителей не переживал — хотя бы и втайне от окружающих! — схожих чувств в момент опубликования первых своих, всё равно поэтических или прозаических, строк? И решительно всё равно, как они относились к ним много лет спустя. В любом случае, это — сюжет. Для солидного исследования? Возможно. А уж для весьма красноречивой выставки — абсолютно точно. Каковая и открылась совсем недавно — под именем «Первая публикация: от Пушкина до...» — в музее поэта на Пречистенке. И даже странно, что другие не менее солидные музеи в прежние годы до неё не додумались. 

К самому Пушкину выставка имеет прямое отношение: в дни недавно праздновавшейся 215-й годовщины со дня его рождения исполнилось 200 лет и его первой публикации. На всякий случай напоминаю: июльский (тринадцатый) номер журнала «Вестник Европы» за 1815 год. Стихотворение «К другу-стихотворцу». Подпись (умному достаточно, как говаривали римляне) — «Александр Н. к. п. ш.».

Ну хорошо — Пушкин. А как остальные, каковых в экспозиционной череде более сотни — сотни лучших, выразительнейших, ярчайших лиц отечественной литературы? Остальные — очень по-разному. И тут можно только пожалеть о том, что музей не имеет возможности выдать каждому посетителю аудиогид с подробным рассказом если не о каждом, то хотя бы о некоторых экспонатах. Рассказом, например, о том, как одна подрастающая поросль сочинителей точно определяла стилистику и характер своего дарования. Таких, как Иван Киреевский, дебютировавший в «Москвитянине» со статьёй «Нечто о характере поэзии Пушкина».

Молодой Н. В. ГогольДругим доводилось хуже. Как, скажем, Гоголю — история с его неудавшейся юношеской поэмой «Ганс Кюхельгартен» хорошо известна и зримо проиллюстрирована в экспозиции. Разожжённый камин, кочерга, собранные автором по книжным лавкам экземпляры... Словом, весьма достаточный повод поразмыслить о том, насколько хорошо горят печатные и рукописные тексты... Похожие сюжеты пережили на заре своей биографии Николай Некрасов и Константин Бальмонт, но им хватило уверенности (а кто-то скажет — и наглости) шествовать «тою же стезёю».

Некоторые же «одумались» — кто помнит, что и Владимир Даль дебютировал именно в качестве поэта? Кто-то, что называется, блеснул и погас — как опубликовавший в 1834 году свой первый опус (всем известного «Конька-Горбунка») Пётр Ершов — ничего и отдалённо похожего за всю оставшуюся жизнь он не написал.

И здорово, конечно, если твоя дебютная вещь зовётся... ну, скажем, «Макар Чудра» или «Свои люди — сочтёмся» и при этом ты относительно или просто молод. А если приходится входить в литературу в тридцать лет — как Михаилу Булгакову? Или в тридцать пять — как Виктору Некрасову? Или вообще в сорок четыре (!) — как Александру Солженицыну? Объединять должно одно. То, о чём писал тоже не в восемнадцать лет пришедший в литературу Василий Аксёнов: «И настоящий писатель должен говорить только то, что хочет сказать, несмотря на то, что это может быть запрещено».

Насчёт «запрещено» в нашем Отечестве — разговор особый. В русской истории, как известно, яркие, сильные и что-то значившие в общественном плане личности до Ивана Грозного по преимуществу ехали из Европы на Русь. После — в обратном направлении. С литературой (и это хорошо видно по выставке) — та же тенденция. «Стихи, присланные из Германии» — под такой шапкой, как известно, дебютировал в пушкинском «Современнике» никому не ведомый тогда Фёдор Тютчев.

Иосиф БродскийПосле революции 1917 года стало совсем иначе. «Вы ещё на свободе? Это не ваша заслуга, это наша недоработка», — сказал, по легенде, Дзержинский встретившемуся на улице Бердяеву. Именно такого рода недоработками ленинградской цензуры смотрятся первые публикации маленькой поэмы о маленьком буксире Иосифа Бродского в журнале «Костёр» и небольшой повести Сергея Довлатова в журнале «Нева». Довлатов, строго говоря, состоялся как читаемый и признанный писатель только после эмиграции. А «эпопея» Венички Ерофеева и его поэмы «Москва — Петушки»? Сперва — Тель-Авив. Потом — Париж. Потом — журнал «Трезвость и культура»... Но «Веничка» всё-таки дожил до первой её публикации.

А вот, к примеру, Высоцкий своего первого поэтического сборника при жизни так и не дождался. На выставке есть экземпляр альманаха «День поэзии» 1975 года с публикацией одного из его стихотворений, но автор, кажется, сам не очень-то воспринимал её всерьёз. «Типографией» для него были гитара (одна из них, с автографом В. С. — на выставке). Очень редкий по нынешним временам экземпляр японского катушечного магнитофона, на который записывался Высоцкий, многозначительно замыкает выставку.

Кто знает, быть может, на следующей подобного рода выставке в экспозицию каким-либо образом попадут и интернет-публикации? Как там говорил не о поэзии — скорее, о литературе вообще — выживший в ней назло Добролюбову Константин Случевский: «Смерть песне, смерть! Пускай не существует! Вздор рифмы, вздор стихи! Нелепости оне! А Ярославна всё-таки тоскует в урочный час на каменной стене...»

...И то место, где Ярославна сделала первые шаги, вдвойне свято для нас.

Георгий Осипов

Также по теме

Новые публикации

14 октября состоялось открытие международного проекта «Русский язык в Африке: образование, диалог, культура», который будет проходить в странах Восточной и Юго-Восточной Африки в октябре – ноябре этого года.
В России на сегодняшний день проживает около двух миллионов армян. А вот русских в Армении гораздо меньше – всего около 15 тысяч человек. Но и те и другие постоянно живут на два дома и укрепляют связи между нашими странами – экономические, культурные и духовные.
Россия успешно продаёт по всему миру не только нефть, газ, уголь, оружие, но и шоколадные конфеты. В этом году наша страна имеет все шансы войти в десятку мировых поставщиков шоколада: уже 94 страны по всему миру закупают российскую продукцию, и спрос только растёт.
14 октября российскому режиссёру Павлу Чухраю исполняется 75 лет. Его фильмы: «Клетка для канареек», «Вор», «Водитель для Веры» – стали классикой советского и российского кино. По словам режиссёра, для него хобби – это его работа. А сейчас он снимает фильм об эпохе конца 40-х – начала 50-х годов XX века.
В Екатеринбурге завершил свою работу VII Конгресс Российской ассоциации преподавателей русского языка и литературы (РОПРЯЛ) «Динамика языковых и культурных процессов в современной России», посвящённый памяти академика Л.А. Вербицкой. Он объединил 230 учёных и 46 городов России.
Оксана Соломченко из немецкого Оффенбурга стала победительницей конкурса «Образование на русском. Учитель 2021 года для детей-билингвов». Участниками конкурса, организованного культурно-образовательным центром FoRuss, стали педагоги из Германии, Швейцарии, Германии, Австрии, Испании и Марокко.
Монумент «Скорбящая мать» молодого скульптора Дениса Стритовича стоит в мемориальном комплексе «Жестяная Горка» в Новгородской области. Его стела «Погибшим советским военнопленным» –  в Вене (Австрия), а памятник первому главнокомандующему РВСН Митрофану Неделину – в подмосковном Одинцово. Скульптор рассказал «Русскому миру» о создании образов героев Великой Отечественной войны.  
На Московском международном салоне образования обсудили первые результаты самой масштабной российской государственной программы по поддержке университетов «Приоритет – 2030». Ректоры видят в этой программе большой потенциал по развитию не только самих университетов, но и территорий вокруг них.