EN
 / Главная / Публикации / Виктор Петраков: Как сохранить исторический облик городов?

Виктор Петраков: Как сохранить исторический облик городов?

16.02.2011

В начале февраля Дмитрий Медведев подписал указ об упразднении Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия (Росохранкультура). Функции ведомства, которое сейчас находится в процессе ликвидации, будут переданы Министерству культуры. Как понижение статуса Росохранкультуры отразится на охране памятников истории и градостроительства? Почему в стране будет расти число исторических поселений? На эти и другие вопросы в интервью «Русскому миру» отвечает и.о. руководителя Росохранкультуры Виктор Петраков.

– Виктор Васильевич, вы согласны с тем, что ликвидация Росохранкультуры – это проигрыш общества. Ведь впервые в истории России был создан специальный орган по охране памятников, а теперь его понижают до уровня двух разрозненных департаментов при Министерстве культуры.

– Это вопрос политический. Не мы решаем, в каком статусе нам быть. Есть указ Президента России о ликвидации Росохранкультуры в самостоятельном статусе. Мы обязаны его исполнять, не вдаваясь в дискуссии. Я предпочитаю к этому относиться по-другому. Это уже пятая, можно сказать, юбилейная, реформа нашего ведомства. И функции охраны памятников и объектов исторического наследия остаются, но будут реформированы…

– В том-то и дело – как? Ведь речь идёт о том, что пал последний бастион, мешавший победе новостроя над сохранением памятников.

– Не пал. Мы вливаемся в Министерство культуры, а у него нет территориальных органов на местах. У нас они есть. Причём во всех регионах. Мы их не только сохраняем, но и надеемся упрочить их статус и влияние. Больше того, в Северо-Кавказском округе под эгидой Александра Хлопонина, полномочного представителя Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе, мы создаём ещё один региональный центр Росохранкультуры.

– Как скажется понижение до уровня департамента при Министерстве культуры на полномочиях региональных представительств?

– Как в прежнем статусе мы работали, так и в новом, надеюсь, ограничения прав не будет. Во всяком случае, мы ведём переговоры с Министерством культуры и Администрацией Президента и находим у них понимание. Сейчас работаем над тем, чтобы сохранить кадры, стараемся не дать им снизить свой статус или просто потеряться. Надеюсь, они войдут в новый состав – департаментов Росохранкультуры при Министерстве культуры РФ. Возможно, их будет два – департамент по сохранению культурных ценностей и департамент государственного контроля по объектам охраны зданий и исторических памятников. Функции первого определены международными обязательствами России, что связано с конвенциями ЮНЕСКО о перемещении культурных ценностей и о перечне культурных ценностей. Это исключительно федеральные функции. Функции второго – внутрироссийский вопрос. И часть полномочий нами будет передана в регионы – области, города или местные самоуправления. Так что нет худа без добра – охрана памятников истории спустится на местный уровень, что расширит права местной общественности. Главное – уметь этими правами умело и в рамках закона пользоваться и отстаивать их.

– Скандал с «Охта-центром» в Санкт-Петербурге, где общественность категорически против сооружения этого бизнес-центра в исторической части города, как раз и показывает полное бесправие общественности.

– Имеете в виду пожелание губернатора Санкт-Петербуга Валентины Матвиенко, с которым она обратилась к Президенту России, об исключении Санкт-Петербурга из числа исторических поселений? Как вы понимаете, реализовано это пожелание не будет. И общественность, и эксперты, и искусствоведы – все против инициативы отнять у жемчужины российской архитектуры статус исторического поселения. Как я полагаю, губернатора Матвиенко сознательно или несознательно, но ввели в заблуждение, проинформировав, будто с Росохранкультуры надо согласовывать даже новостройки на окраинах Петербурга. Это не соответствует ни закону, ни полномочиям нашего ведомства, ни здравому смыслу. Мы ориентируемся на историко-культурный фон и те документы, на основании которых историческая часть Петербурга, а не весь город, включены в число объектов культурного наследия ЮНЕСКО. Так что с Санкт-Петербургом обязательно будет найдено грамотное и исторически выверенное решение, в каком бы формате Росохранкультура ни работала и как бы ни называлась.

– Согласитесь, что ссылка Валентины Матвиенко на то, что более древние города, чем Санкт-Петербург, – Псков, Новгород и Москва не имеют статуса исторических поселений – это её козырь и одновременно – камень в ваш огород. Почему они лишены этого статуса?

– Ну, во-первых, Валентина Матвиенко уже признала, что в возникшем споре нужно другое решение, а не эмоциональное письмо к Президенту России. И я не сомневаюсь, что оно будет найдено. Во-вторых, аргумент, касающийся Пскова и Новгорода, устаревает на глазах. Мы уже 15-й год бьёмся за то, чтобы этим городам присвоить статус исторических поселений. И, наконец-то, не просто в 2011 году – в ближайшее время Новгород и Псков обретут статус исторических поселений. Это абсолютно точно. Именно поэтому, боясь опоздать, и вынули из-за пазухи как камень этот аргумент противники присвоения статуса исторического поселения не только этим городам, но и Москве.

– Не поздно Москве, перестроенной порой до неузнаваемости, присваивать статус исторического поселения?

– В столице, действительно, произошло искажение некоторой части исторического центра. Но будем работать над тем, чтобы ей вернуть статус исторического поселения в тех объёмах, которые удастся отстоять. Произойдёт это позднее, чем с Псковом и Новгородом. И хотел бы, чтобы было чёткое понимание: речь не идёт о территориях, упирающихся в МКАД. Это будет исключительно историческая часть Москвы, причём та, которая будет обговорена с экспертами и учёными, а также согласована с законом. Тот же самый механизм экспертизы и согласования будет работать в Санкт-Петербурге и других городах.

– А как быть с тем, что вслед за Санкт-Петербургом власти Смоленска и Ярославля тоже хотят снять со своих городов статус исторических поселений?

– Во-первых, никто не лишит исторические поселения их статуса. Во-вторых, официально ни Ярославль, ни другие города к нам не обращались с такими просьбами. Это, мне кажется, всего лишь эмоциональный всплеск некоторых местных руководителей на инициативу губернатора Матвиенко. Она отреагировала на непроверенную информацию странным письмом, а другие руководители тоже пытаются давить на федеральный центр, но эмоциями. Вот только статус исторического поселения – это норма закона, а не эмоция или метафора. Название может нравиться или не нравиться. Но оно закреплено законом. Скажу больше: мы сейчас готовим постановление, которое увеличит количество исторических поселений с 41 города и сёла пока до 50, а постепенно это число может вырасти до 70. Не хочу пока называть города и села, борющиеся за статус исторических поселений, но вы даже себе не представляете, сколько между претендентами на этот статус накопилось обид из-за того, что одних, таких, как Псков и Новгород, продвигают вперёд, а других пока приходится отодвигать в конец очереди.

– Как сделать так, чтобы добившиеся желаемого статуса города, такие как Санкт-Петербург, потом от него не отказывались?

– В ответ на измышления, будто в Росохранкультуру надо везти вагоны бумаг и нам нужны десятки тысяч сотрудников, чтобы переварить объёмы согласований, я отвечу так. Основные согласования происходят на местном уровне. Разумеется, после экспертизы в нашей службе. Но хочу, чтобы все знали: у нас есть территориальные управления; они, например, в Санкт-Петербурге, и будут рассматривать соответствие сооружения «Охта-центра» нормативам. Это цивилизованный процесс достижения договорённостей – компромиссных. А значит, недовольны будут всегда. Такова природа компромисса. Главное – достигнутые договорённости позволят сохранять исторические лица наших городов.
Беседовал Владимир Емельяненко

Исторические поселения России:
Арзамас, Астрахань, Белозерск, Великий Устюг, Верхотурье, Владимир, Вольск, Выборг, Галич, Гороховец, Дербент, Елабуга, Елец, Енисейск, Зарайск, Иркутск, Касимов, Каргополь, Кинешма, Коломна, Кострома, Кяхта, Осташков, Плёс, Ростов, Санкт-Петербург, Смоленск, Сольвычегодск, Суздаль, Таганрог, Томск, Торжок, Торопец, Тотьма, Тутаев, Чистополь, Шуя, Ярославль, село Крапивна, станица Старочеркасская.
Источник – Росохранкультура

 

Также по теме

Новые публикации

Многие дети соотечественников, проживающих за рубежом, получают образование в местных учебных заведениях, а параллельно ходят на занятия в русские школы. Все они нуждаются в методической поддержке. Специально для таких школьников был создан учебный авторепетитор «Мы сами». Мы поговорили с его автором доктором филологических наук Натальей Сафоновой.
Многие иностранные студенты уже получают образование в вузах РФ, а нацпроект «Наука и университеты» предполагает развитие этого направления и повышение привлекательности отечественного высшего образования. В августе пять российских университетов объединились в консорциум, чтобы предложить уникальную программу подготовки иностранцев к обучению на русском языке.
Как и чему сегодня нужно учить инженеров? Могут ли российские технические вузы конкурировать с зарубежными? Стоит ли опасаться роботов и искусственного интеллекта? На эти и другие вопросы отвечает и. о. ректора МГТУ СТАНКИН Владимир Серебренный.
В Международном союзе немецкой культуры представлена книга «Немецкие тайны» Александра Фитца. Это исследование о том, как немцы стали российскими, затем уехали в Германию, а теперь кто-то возвращается, а кто-то живёт на две страны.
Глава Комитета Госдумы по образованию и науке, председатель правления фонда «Русский мир» прокомментировал заявление Президента Украины Владимира Зеленского о возможной войне с Россией.  
Лето на Аляске короткое, зима заглядывает в глаза уже с ранней осени. Лучше многих об этом знает известный российский путешественник Сергей Синельник. Переход, который он с 2019 года совершает на точной копии средневековой поморской ладьи «Пилигрим», привёл его в самый северный американский штат.
В конце августа ФСБ рассекретила подлинник текста приговора Токийского международного военного трибунала 1946 – 1948 годов, в котором говорится о планах империалистической Японии захватить советские Дальний Восток и Сибирь. А накануне открылся международный форум, посвящённый Хабаровскому процессу1949 г., – суду над военнослужащими Квантунской армии, обвинёнными в разработке и применении бактериологического оружия.
Преподаватели Тюменского университета (ТюмГУ) активно участвуют в популяризации русского языка и культуры в других странах. Так, в конце августа стартовал курс русского языка в университете Северной Аризоны (Northern Arizona University (NAU)).