EN
 / Главная / Публикации / Футбольный матч как повод к войне

Футбольный матч как повод к войне

25.06.2010

Футбольные чиновники не устают повторять, что «спорт номер один» был и остаётся вне политики. Пожалуй, лучшим опровержением подобных заявлений служит сам факт проведения нынешнего чемпионата мира в ЮАР. Сам президент ФИФА Зепп Блаттер не скрывает, что выбор этой страны в качестве организатора крупнейшего футбольного турнира планеты продиктован, в первую очередь, политическими причинами. Так же, как и выбор Польши и Украины для проведения Чемпионата Европы 2010 года. Короче говоря, футбол давно уже стал игрой политической.

Сложно сказать, кому именно принадлежит весьма сомнительное первенство в деле политизации «спорта номер один». В известной степени – самим родоначальникам футбола. Их долгое и упорное нежелание участвовать в крупных турнирах, в международной футбольной жизни вообще явно напоминало британскую политику «блестящей изоляции» эпохи Дизраэли и лорда Солсбери.

Выйти из добровольной футбольной изоляции, далеко уже не блестящей, англичанам во многом помогли советские спортсмены. А именно – футболисты московского «Динамо» (усиленного несколькими игроками из других клубов), осенью 1945 г. совершившие своё знаменитое турне по Британии. Тон английской прессы накануне визита динамовцев иначе как высокомерным не назовёшь. Газета «Дейли скейтч» писала тогда: «Советские футболисты приедут не для того, чтобы встречаться с английскими командами, их главная цель – научиться хорошо играть в футбол, чтобы лучше подготовиться к назначенному на весну следующего года матчу сборных Англии и СССР». Результат первого же матча (3:3 с «Челси» на Стемфорд-бридж) быстро сбил спесь с «гордых бриттов». А окончательные результаты турне (кроме ничьей с «Челси», победы над «Кардифф-Сити» 10:1 и «Арсеналом» 4:3, ничья с «Глазго-Рейнджерс» 2:2) повергли британскую общественность если не в шок, то в состояние, близкое к нему. Правда, жители Туманного Альбиона, как истые спортсмены, не стали объяснять свои неудачи обстоятельствами непреодолимой силы, как, например, туманом во время матча с «Арсеналом», или же судейскими ошибками. Наоборот, они отдали должное мастерству динамовцев, признав, что они могут на равных конкурировать с английскими клубами. А такое признание дорогого стоит – что тогда, что сейчас.

Хотя бывшие союзники по Второй мировой войне к тому времени уже превратились в противников в войне холодной, ни СССР, ни Британия не рассматривали турне «Динамо» как политическую акцию. В то же время без накладок политического, или «политико-дипломатического», свойства не обошлось. Так, советская сторона выразила протест по поводу того, что во время прибытия наших футболистов в аэропорт «Кройдон» там не был поднят советский флаг. А британцы в свою очередь были здорово удивлены, узнав, что советская делегация привезла с собой значительные запасы продуктов. И расценила это как недоверие принимающей стороне.

Интересно, что визит московского «Динамо» в Великобританию придал новый импульс известному англо-шотландскому соперничеству. Во время матчей с «Челси» и «Арсеналом» некоторые «радикально настроенные» шотландские фанаты болели за советских футболистов. А победа «Рейнджерс» над «Динамо» была нужна шотландцам ещё и для того, чтобы «утереть нос» извечным соперникам-соседям. На этот раз, правда, не получилось.

В последующие годы у нашей страны было немало «заслуг» в области политизации футбола. Выступления на многих турнирах, начиная с первой для советских спортсменов летней Олимпиады 1952 г., не удались именно с политической точки зрения. Тогда советские футболисты по сумме двух матчей уступили сборной Югославии, отношения с которой были хуже некуда. Последствия известны: ЦДСА (будущий ЦСКА, в то время основной «поставщик» игроков для сборной) был расформирован, тренер Борис Аркадьев отправлен в отставку, многие футболисты лишились званий мастеров спорта.

Восемь лет спустя, в ходе первого чемпионата Европы, сборная СССР должна была играть с командой Испании, где у власти находился генерал Франсиско Франко, который был готов разрешить поездку своих футболистов в СССР только под гарантии победы. Таких гарантий, понятно, никто дать не мог – ни знаменитый тренер Эленио Эррера, ни президент испанской футбольной федерации Франсиско де ля Фуэнте, добившийся аудиенции у каудильо. Ситуация усугублялась ещё и тем, что в составе испанской команды должен был дебютировать венгр Ференц Пушкаш, после событий 1956 г. эмигрировавший в Испанию и там натурализовавшийся. В итоге поездка испанцев в СССР не состоялась, им было засчитано техническое поражение, а советская сборная в первый и единственный раз стала чемпионом Европы. В 1964 г. испанцы взяли реванш, правда, уже чисто спортивный. В финале следующего, второго по счёту, чемпионата Европы, на переполненном «Сантьяго Бернабеу» встречались сборные СССР и Испании. Последняя, бывшая тогда объективно сильнее наших, победила со счётом 2:1.

В 1973 году сборная СССР должна была сыграть два «стыковых» отборочных матча со сборной Чили, где незадолго до того было свергнуто социалистическое правительство Альенде и к власти пришёл генерал Аугусто Пиночет. Поединок в Москве закончился нулевой ничьёй. А в Сантьяго сборная СССР не поехала. Советские футбольные (и не только) руководители мотивировали своё решение моральными соображениями: стадион «Насьональ», где должна была состояться игра, сразу после путча был превращён в концлагерь. Скорее всего, это был лишь предлог: советское руководство боялось поражения от сборной страны, ставшей враждебной. Как вспоминают очевидцы тех событий, если бы в Москве наши одержали уверенную победу, поездка в Чили состоялась бы, невзирая на моральные, политические или иные соображения. Как бы то ни было, сборная СССР тогда осталась без чемпионата мира.

Фигурантами многих футбольно-политических противостояний в прошлом были коммунистический СССР, франкитсткая Испания, пиночетовское Чили... Государства, отнюдь не демократические. Только не надо в данном случае всё валить на тоталитаризм – не важно, наш или зарубежный.

Зато уместно будет вспомнить «футбольно-политическое» противостояние Англии и Аргентины. На мировом первенстве 1986 года аргентинцы победили англичан благодаря знаменитому голу Диего Марадоны, забитому с помощью «руки Бога». Эта победа была воспринята многими жителями латиноамериканской страны без малого как «реванш за Фолкленды».

Безусловно, «политическим» был также матч США – Иран на чемпионате мира 1998 года. Тогда за победу над сборной «государства сатаны» иранским футболистам были выплачены очень значительные по тем временам премиальные – порядка 7 тысяч долларов. И подобных примеров можно привести великое множество.

Не менее знаменитым, нежели «рука Бога», которая помогла Диего Армандо Марадоне и его товарищам победить англичан, стал и «удар Бобана». Состоявшийся 13 мая 1990 г. в Загребе матч между местным «Динамо» и белградской «Црвеной звездой» вылился в побоище между сербскими и хорватскими болельщиками. В нём участвовали и сами футболисты, в том числе будущий звёздный игрок «Милана», несколько раз ударивший полицейского, который чуть ранее ударил дубинкой болельщика-хорвата. Этот эпизод сразу же оказался в фокусе внимания журналистов. До сих пор «удар Бобана» рассматривается как один из эпизодов развития внутриюгославского кризиса, приведшего в итоге к гражданской войне. Впрочем, вряд ли стоит объяснять, что кризис этот был вызван причинами совершенно «нефутбольного» порядка. А побоище на загребском стадионе, равно как и беспорядки в городе в тот день, произошли при активном участии знаменитого Аркана (Желько Ражнатовича), сербского ультранационалиста и полевого командира во время гражданской войны, в 1990 г. бывшего лидером белградской фанатской группировки «Герои».

 Впрочем, иногда результаты футбольных матчей действительно становились причиной, точнее, поводом для вооружённых конфликтов между сопредельными государствами. В 1969 году сборные Гондураса и Сальвадора встретились между собой в отборочном матче чемпионата мира. Сальвадорцы победили, после чего, гласит предание, всё и началось. Конечно, та война была вызвана целым комплексом причин, в числе которых и давние территориальные споры, и трения между «аборигенами»-гондурасцами и мигрантами-сальвадорцами. В таких условиях результат отборочного матча стал последней каплей, переполнившей чашу терпения гондурасцев. В стране начались антисальвадорские выступления, вылившиеся вскоре в погромы. В ответ Сальвадор объявил мобилизацию. Боевые действия, продолжавшиеся примерно четверо суток, закончились «вничью», а территориальный спор между двумя государствами был окончательно урегулирован лишь в 1992 году.

Но кажется, на нынешнем чемпионате мира в ЮАР никаких политических противостояний пока не было и, будем надеяться, не случится. Впрочем, как говорится, было бы желание.

Оно, кстати, совсем недавно появилось у «Коммунистов Петербурга», известных своими экстравагантными выходками. 22 июня они опубликовали на своём сайте оригинальное, если не сказать больше, заявление: «По международному коммунистическому и рабочему движению нанесён сильнейший удар. Команда героической Корейской народно-демократической республики потерпела временное поражение от сил Португальской империи, где подняли головы наследники Салазара. Историки и политики ещё долгие годы будут анализировать причины случившегося. Подменённые на южных корейцев, марионеток Чон Ду Хвана, "футболисты КНДР" пропустили 7 португальских мячей – семь кинжалов в сердце идеологии чучхе, в добрую улыбку Ким Ир Сена, в надежду всех трудящихся на торжество идей мира и социализма. Проигрыш объясним и тем, что бесхитростные и наивные футболисты солнечной КНДР ели только рис и фрукты ради поддержания формы, тогда как португальцы ежечасно накачивались допингом из страшных шприцов». И далее в том же духе.

Сложно сказать, чем «накачивались» авторы этого заявления, однако ясно, что дело политизации футбола, в отличие от идей чучхе и дела мирового коммунизма, пусть и в других, чем прежде, формах, по-прежнему живёт и побеждает.

Василий Андреев

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

Проблемы функционирования русского языка на постсоветском пространстве с каждым годом обретают всё большую остроту. Поиску решений целого ряда насущных вопросов в этой сфере посвящён Международный научный конгресс «Русский язык в глобальном научном и образовательном пространстве».
Первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по международным делам, председатель правления фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов заявил, что США проводят «антироссийский месячник», нагнетая обстановку на украинской границе и продвигая на этом фоне инфраструктуру НАТО ближе к России.
6 – 7 декабря Российская академия образования проводит первую большую международную конференцию по проблемам образования с международным участием. Речь, в частности, будет идти об образовании в период ковида. Накануне конференции экс-глава Минобрнауки РФ и новый президент РАО рассказала о деятельности Академии.
Белоруссия, как и Россия, почти полностью русскоязычное государство. Белорусский язык там встречается разве что на вывесках и указателях. Также его можно услышать от сельских жителей старшего возраста и небольшой части интеллигенции — идейных сторонников возрождения «мовы». Однако русский язык в республике имеет ряд особенностей.
На Youtube-канале «Русского мира» прошла первая презентация инновационных проектов по продвижению русского языка. Были представлены первые шесть проектов, отобранные из нескольких сотен, разработанные в период с 2017 по 2021 годы.
Есть такой диалект русского языка – аляскинский. Он начал формироваться во второй половине XVIII века, когда Аляска принадлежала России. Местным жителям надо было как-то общаться с русскими промышленниками и торговцами. В результате такого общения на свет появился особый диалект.
Организация курсов повышения квалификации для учителей из регионов Киргизии, обеспечение школьников качественными учебниками, предоставление выпускникам школ КР бюджетных мест в университетах и институтах РФ, высадка педагогического десанта на юг республики – лишь небольшая часть российских образовательных программ, которые сегодня успешно работают в республике. А впереди ещё новые совместные проекты.
Зинаида Митченко, доцент кафедры филологии, коммуникации и русского языка как иностранного Псковского госуниверситета, стала гостем очередного эфира ПАИ-live. Автор и ведущий проекта Александр Машкарин расспросил филолога о возможных изменениях в своде правил русского языка, о разрыве между письменной и устной речью и об особенностях обучения иностранных студентов в российском вузе.