EN
 / Главная / Публикации / Гнев академиков

Гнев академиков

19.05.2010

18 мая в Москве прошло ежегодное общее собрание Российской академии наук, на этот раз привлёкшее особенно пристальное внимание прессы. Не только потому, что на собрании как всегда ярко выступил премьер-министр Владимир Путин. Ощущение недофинансированности российской науки уже долгое время не оставляет российских учёных, но теперь их всё больше тревожит усиливающаяся критика в адрес Академии наук. Накануне общего собрания академический профсоюз начал всероссийскую акцию протеста, целью которой стало привлечение внимания общественности и СМИ к проблемам фундаментальной науки.

На прошлой неделе в Санкт-Петербурге прошёл митинг, в котором приняли участие около трёхсот учёных Российской Академии наук. Научное сообщество выступило с требованием увеличить финансирование науки, а также отправить в отставку министра образования и науки Андрея Фурсенко. Митингующие держали плакаты со словами: «Кто не хочет кормить свою науку – будет кормить чужую», «Стипендия аспирантам 1500 рублей – это позор России». И как заметил заведующий лабораторией Института высокомолекулярных соединений РАН Александр Филиппов: «Мы собрались не для того, чтобы просить денег на зарплаты себе любимым. Мы требуем прекратить развал фундаментальной науки».

Учёные не собираются ограничиваться петербургским выступлением. «Митинг в Санкт-Петербурге – это часть общей акции, ведь сложившаяся ситуация является общей для всей Академии наук», – пояснил председатель московской региональной организации Профсоюза работников РАН В. П. Калинушкин.

В тот же день московский Профсоюз работников Российской академии наук провёл в Центральном доме журналиста пресс-конференцию под названием «У России нет будущего без фундаментальной науки». На этой пресс-конференции было заялено о начале всероссийской акции протеста, центральным действием которой должны были стать два события, проведённые 17 мая: пикет на Горбатом мосту и митинг на набережной Тараса Шевченко. Члены Профсоюза РАН говорили, что тем самым они намерены «добиться конструктивного диалога представителей научного сообщества с властями, направленного на решение актуальных проблем отечественной науки».

Среди проблем выделялись следующие: недостаточное финансирование, не позволяющее проводить необходимую модернизацию, решать наболевшие организационные, кадровые и социальные проблемы; невозможность более мириться с нездоровой обстановкой, сложившейся вокруг РАН и всей научной сферы страны; полное игнорирование исполнительной властью прямых поручений Президента России по поддержке науки.

Как отмечают учёные, к такому положению дел страна приходила постепенно. В 90-х годах ситуация в науке была катастрофической, с 2002 года создалось впечатление, что руководство страны начало понимать всю значимость науки для нашей державы. И ситуация начала потихоньку выправляться. «Мы надеялись, что этот процесс будет развиваться, конечно, нас не совсем удовлетворяли его темпы, но само направление – нас устраивало, – рассказывает Виктор Калинушкин. – И Академия наук пошла на такую вещь, как введение пилотного проекта, который привёл к существенному увеличению заработной платы. Но тут была своя особенность: сделано это было за счёт того, что существенно увеличилась доля фонда заработной платы в финансировании РАН – и составила она 70 процентов. Соответственно, доля денег, которые выделялись на содержание инфраструктур институтов и на исследования была мизерной. Предполагалось, что, закончив в 2007 году этот пилотный проект, деньги станут вкладывать и в эту часть. Но всё нарушилось». Сначала власти ссылались на мировой кризис. Но почему-то во всех развитых странах во время кризиса наоборот более активно стали вкладывать деньги в науку: так поступили и Франция, и Германия, и США. В последней же стране вообще бюджет науки даже получил антикризисную надбавку в 11 миллиардов долларов. А в нашей стране деньги начали вкладывать в финансовый сектор, а расходы на науку стали потихоньку урезать, и тот график, на который рассчитывали учёные, провалился.

«Наблюдая эту тенденцию больше года, мы пытались выйти на нормальный диалог с руководством страны: отправляли письма, в которых высказывали свою озабоченность складывающейся ситуацией, вносили предложения по её преодолению, но разговаривать с нами почему-то отказываются, – негодует председатель московской региональной организации профсоюза. – Ответы нам пишет начальник департамента Министерства образования и науки по стандартной схеме, где в очередной раз рассказывается, во сколько увеличилось финансирование российской науки за последние годы. Осенью прошлого года мы собрали 12 500 подписей с представителей РАН под нашими требованиями и послали главе Правительства – ответ был тот же самый». Получается, что политик непременно является циником, а именно, по меткому определению Оскара Уайльда, это человек, который «всё оценивает, но ничего не ценит».

«Со стороны министерства мы наблюдаем неквалифицированное управление наукой: все проекты и идеи, которые возникают внутри него, будто не видят самого главного, – рассуждает ведущий научный сотрудник Института мировой литературы им. А. М. Горького РАН А. М. Ушаков. – Но дело не в том, кто именно будет возглавлять министерство, а в том, что необходимо выработать реальную оценку того, что наблюдается сейчас в науке, поставить диагноз нашей болезни, взглянув здраво на те недостатки, которые есть, и найти какой-то системный выход из этого положения».

В 2009 году бюджет РАН был секвестирован на 15 процентов, а в 2010 сокращён ещё на 3,5 миллиарда рублей. «В 2010 году выделенных бюджетных средств не хватит даже на оплату коммунальных услуг. Уже сейчас в некоторых учреждениях РАН отключают Интернет, а в сентябре-октябре им грозит коммунальный кризис в виде отключения тепла и электроэнергии. А те институты, которые расходуют электроэнергию в силу своей рабочей специфики в большей мере, например, Ботанический сад города Москвы, столкнутся со сложностями уже в июне», – констатирует председатель московской региональной организации Профсоюза РАН.

Идею митинга поддержали и сотрудники Института мировой литературы им. А.М. Горького. Вопрос о должном финансировании стоит для этого института весьма и весьма остро. Существует ряд проблем, которые учёные из этого института решить самостоятельно не в состоянии, поэтому именно в публичном обращении к власть предержащим они и видят единственный выход.

«С каждым днём всё больше выявляется новых архивных материалов, о которых раньше даже не подозревали. К сожалению, многие писатели постепенно уходят из жизни, но они оставляют после себя колоссальные архивы, – рассказывает ведущий научный сотрудник Института Александр Ушаков. – Однако купить их, пристально изучив и сделав достоянием общественности, мы не можем. И не только потому, что у нас недостаточно на это средств, но ещё и потому, что для таких архивных произведений необходимо нормальное хранилище. В своё время нам предлагали выкупить архив Алексея Толстого, чего мы сделать не смогли, да и, к примеру, архивы Леонида Леонова до сих пор находятся в частных руках».

Другой наболевший вопрос связан со зданием, в котором располагается институт. Здание это, находящееся на Поварской улице, когда-то принадлежало дочери Пушкина Марии, а ныне является памятником архитектуры. Естественно, оно требует соответствующей заботы – реставрации и поддержания всех внутренних систем. Сотрудники института решают эту проблему только благодаря тому, что часть этих же помещений сдают в аренду. И это отнюдь не единичный случай, и зачастую выйти из такого рода катастрофической ситуации даже подобным способом руководство институтов не может. Поэтому положение многих культурных объектов и вызывает серьёзные опасения.

Существует также проблема культурного обмена с зарубежными научными учреждениями. «Конечно, мы стараемся поддерживать научные контакты, но, например, в годы советской власти их было раз в 6-8 больше. Из-за недостаточного финансирования мы не в состоянии проводить достойные научные конференции, приглашая тех иностранных учёных, в которых мы заинтересованы», – поясняет профессор Ушаков. «У нас не хватает специалистов для того, чтобы, например, написать заново историю русской литературы с древнейших времён и до конца XX века, основанную на новых материалах и новых принципах понимания, ведь далеко не всегда обо всём раньше достоверно говорилось, если говорилось вообще, – поясняет Александр Ушаков. – Есть материалы, которые требуют изучения и обобщения, но тут возникает другая проблема – нехватка кадров».

Раньше престиж науки был очень высок, да и оплачивался труд учёных на должном уровне с учётом квалификации сотрудника. Теперь же значимость научной работы сильно снизилась, да и вряд ли молодому специалисту захочется трудиться на Академию наук, получая в несколько раз меньше, нежели в коммерческих организациях. «Часто нам присылают на рецензирование школьные учебники, как правило, все они написаны либо слабо, либо субъективно. Мы могли бы помочь школе написать хорошие учебники или внести вклад в их подготовку. Но взять такую ответственность на себя мы не можем, потому что кадров, которые могли бы писать в расчёте на восприятие школьников, у нас мало».

Положение молодых учёных стало отдельной темой прошедшего в Санкт-Петербурге митинга. По мнению собравшихся, молодым учёным нужно платить не 1500 рублей, а, как минимум, 8500 рублей. Учёные призывали строить жильё на землях РАН за счёт бюджетных и внебюджетных средств, ипотечного кредитования, компенсации сотрудникам средств на аренду жилья. «Аспиранты – это же будущее науки. А эти ничтожные деньги – это же дикость какая-то! – возмущается Виктор Калинушкин. – И, конечно, последней каплей стало то, что во время встречи в президиуме РАН Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев вроде бы дал 2 прямых поручения: выделить средства для обеспечения 1000 ставок для молодых специалистов в Российской Академии наук и решить жилищные проблемы – отвести 5000 квартир для молодых учёных РАН. Все сроки, по которым должны были подготовить хотя бы проекты поручений президента, давно прошли, но ни одно из них так и не воплотилось в официальный документ».

Профсоюз РАН подавал две заявки на 17-е число, одна из которых заключала в себе просьбу на проведение пикета с участием до 40 человек на Горбатом мосту возле Дома Правительства. В этом мероприятии планировалось выступление региональных представителей Академии наук. Однако правительство Москвы ответило отказом на данную просьбу, прислав подписанную заместителем префекта Центрального административного округа города Москвы бумагу. В ней причины отказа объяснили следующим образом: «Горбатый мост является памятником культурного наследия федерального значения (XVIII–XIX вв.) и историческим местом города Москвы. Данный объект культурного наследия Москвы и прилежащую к нему территорию ежедневно посещает большое количество жителей Москвы и её гостей, памятник большинством экскурсионных агентств города включён в перечень своих экскурсионных объектов. Данное публичное мероприятие может затруднить доступ жителей столицы и её гостей к указанному объекту культурного наследия, чем нарушит их личные права». Причём все мы знаем, чем именно стал известен в последние десятилетия этот памятник архитектуры. Об этом может прочитать каждый желающий в «Википедии», где поясняется, что мост этот «стал традиционным местом проведения митингов и пикетов». И если уж толпы пикетирующих обманутых вкладчиков и рьяно стучащих касками бастующих шахтёров не смогли-таки «затруднить доступ к указанному объекту культурного наследия», не нарушили ничьи личные права и не нанесли ущерб этому культурному объекту, то почему этого нужно ожидать со стороны законопослушных интеллигентов, не понятно. «Мы хотели, чтобы на нас с плакатами посмотрели в правительстве, – объясняет Виктор Калинушкин. – Ясно было, что этот пикет небольшой, мы бы и вовсе не помешали движению».

Учёное сообщество отмечает ещё вот какую тенденцию: практически все их идеи, касающиеся модернизации научной сферы, остаются без внимания. Невостребованными оказались 169 проектов РАН по сформулированным Президентом пяти направлениям технологического прорыва, не приняты во внимание и предложения по модернизации научного комплекса страны, изложенные в докладах и заключениях, подготовленных учёными (академиком В. Захаровым, членом-корреспондентом С. Роговым и др.). Учёные уверены, что «высокопрофессиональное академическое экспертное сообщество должно быть допущено к участию в выработке государственной научно-технической политики». По их мнению, следует начать полномасштабную реализацию программ по обновлению материальной базы РАН и отраслевой науки, которая внедряла бы идеи и разработки, создаваемые в ходе фундаментальных исследований.

«Мы требуем отставки министра потому, что он не исполняет прямых поручений президента. Он непрерывно говорит об избыточности финансирования науки, либо действительно не понимая, что выделяемых денег совершенно недостаточно, либо просто пытаясь ввести в заблуждение общественность, используя факт магии больших цифр», – пояснил председатель московской региональной организации Профсоюза РАН.

Как одно из требований, прописанное в заявлении Совета профсоюза РАН, было «прекратить необоснованные нападки на Академию наук со стороны высших государственных чиновников». Высказываются мнения о том, что академическая наука сама по себе не эффективна, при этом подчёркивается её оторванность от образования, самоизоляция от других ветвей и направлений науки, слабая связь с практикой. Возможно, так оно и есть, но вместе с тем у неё есть и неоспоримые достоинства: широта охвата проблемы, возможность концентрации больших усилий на узком направлении, независимость от сиюминутных интересов заказчиков, что позволяет достичь научных глубин, возможность координировать исследования и разработки определённого научного направления в масштабах страны. Поэтому выдвигать предположения о несостоятельности академической науки, по меньшей мере, неправильно.

И, несмотря на все «нападки со стороны чиновников», следует отметить, что члены Академии в большинстве своём – это действительно крупные учёные, получившие широкое признание в стране и за рубежом. И недаром все российские лауреаты Нобелевской премии в научных областях – академики, причём стали ими ещё до того, как получили свои заслуженные награды. И за всю свою историю Академия наук ни разу не поддалась политическому давлению и не изгнала из своих рядов ни одного члена, даже если его объявляли «врагом народа».

«На сегодняшний день Академия наук находится в тяжёлом положении, но пока ещё она работоспособна, – говорит Виктор Калинушкин, – и, безусловно, многое в РАН нуждается в модернизации, но всё это должно происходить внутри самой Академии, конечно, при поддержке со стороны государства. Президент говорит, что наука должна стать базой для развития страны, для перевода её на инновационный путь развития. Но на выделяемые деньги, естественно, никакой базой мы стать не сможем». Сейчас в нашей стране котируется то, что приносит мгновенную прибыль, поэтому вкладывать денежные средства в сиюминутно не плодоносящие, абстрактные научные идеи государство не хочет. Только, наверно, следует заметить, что не случайно Пётр I и Екатерина Великая, закладывая основы Российского государства, насаждали науку. И если теперешние власти продолжат науку уничтожать, то окончательный развал страны будет неизбежен.

Анна Грибоедова

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

Первый заместитель председателя Комитета Госдумы по международным делам, председатель правления фонда «Русский мир» прокомментировал онлайн-встречу Владимира Путина с Джозефом Байденом.
Русский язык был основным в СССР, но не имел особого юридического статуса. После распада Союза титульные языки в бывших советских республиках стали государственными. Какой статус в этих странах получил русский теперь?
«Сверхдержава», «красная империя», «страна победившего социализма», «колосс на глиняных ногах» и даже «тюрьма народов» — этими и другими определениями до сих пор продолжают называть страну, которой не стало 30 лет назад. СССР пусть и ушёл безвозвратно с политической карты, но навсегда остался в памяти, и не только его бывших жителей.
На Украине очередная «зрада», пишут местные СМИ. Музыкальный сервис Spotify опубликовал топ самых популярных исполнителей, произведения которых чаще всего скачивали украинские слушатели. Так вот, украинских среди них нет. Вообще. На первом месте – Моргенштерн. Дальше сплошь представители российского шоу-бизнеса плюс казах Скриптонит, тоже русскоязычный.
Проблемы функционирования русского языка на постсоветском пространстве с каждым годом обретают всё большую остроту. Поиску решений целого ряда насущных вопросов в этой сфере посвящён Международный научный конгресс «Русский язык в глобальном научном и образовательном пространстве».
Первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по международным делам, председатель правления фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов заявил, что США проводят «антироссийский месячник», нагнетая обстановку на украинской границе и продвигая на этом фоне инфраструктуру НАТО ближе к России.
6 – 7 декабря Российская академия образования проводит первую большую международную конференцию по проблемам образования с международным участием. Речь, в частности, будет идти об образовании в период ковида. Накануне конференции экс-глава Минобрнауки РФ и новый президент РАО рассказала о деятельности Академии.
Белоруссия, как и Россия, почти полностью русскоязычное государство. Белорусский язык там встречается разве что на вывесках и указателях. Также его можно услышать от сельских жителей старшего возраста и небольшой части интеллигенции — идейных сторонников возрождения «мовы». Однако русский язык в республике имеет ряд особенностей.