EN
 / Главная / Публикации / Спор об Украине

Спор об Украине

06.05.2008

Выстраивая и вырабатывая своё отношение к России, украинская «элита» понимает, что русский цивилизационный проект обречён на гибель в современном западном мире (слишком неравны их потенциалы), и хочет быть вместе с победителем, но не учитывает одно важное обстоятельство: русский цивилизационный проект действительно обречён, если будет реализовываться в рамках установленных Западом правил. Известно, что, если бы правила жизни и борьбы прошлого сохранялись и в будущем, победители и проигравшие в мировой истории местами бы не менялись. Будущие победители не «играют» по правилам победителей прошлого и настоящего. Они формируют новые правила, где для них открываются новые возможности и «срабатывает» иной энергетический потенциал.

Отношение украинской «элиты» к национальному проекту и социальным преобразованиям можно свести к трём основным установочным вариантам:

1) Присоединиться к западному проекту и получить там всё, что нужно. В случае жёстких предварительных условий, выполнить всё возможное в обмен на доступ если не страны, то хотя бы «элиты» в уже сложившийся «золотой миллиард».  

2) Не предлагать и не предпринимать ничего, поскольку Украина так разобщена и слаба, что кардинальные преобразования будут для неё столь же губительными, как перестройка для Советского Союза. Пока есть возможность пользоваться транзитными преимуществами Украины, торговаться и с Западом, и с Востоком, постепенно перекачивая полученные средства на личные счета. А потом пусть Украина помирает, но без нас, потому что «её не спасет даже Бог».

3) Воздержаться от формирования проекта, ведущего к кардинальным преобразованиям, пока в Украине полностью не победила украинизация. Когда в стране естественным образом вымрут все русскоязычные и останутся одни «щирые украинцы», общество обретёт желаемую однородность, станет полноценной нацией, способной к единомыслию, тогда можно будет его мобилизовать, не опасаясь развала и гибели Украины.    

В отличие от первых двух, третий вариант всерьёз обсуждается в различных кругах. Есть даже красивый образ из Библии, согласно которому надо, подобно Моисею, водить украинцев «по пустыне» сорок лет, пока не умрёт последний советский «раб». Но является ли этот вариант серьёзным стратегическим намерением или банальной отговоркой, позволяющей выиграть время тем, кто уже привык руководить страной, в принципе за неё не отвечая, пока не понятно.  

Ясно одно: украинская «элита» пытается присоединиться к чужому проекту, не выдвигая своего, расписавшись в неспособности к нациотворчеству, неспособности задумать и воплотить свою новую реальность, вдохновить мотивом созидания всех людей. Присоединиться к чужому проекту можно. Но на каких условиях? В своё время это пытались сделать в период Великой Отечественной войны крымские татары, присоединившись к германскому глобальному проекту, воплощённому, в частности, в плане «Ост». И что из этого вышло? Ведь присоединиться к чужому проекту означает оттянуть на себя часть рассчитанных на этот проект ресурсов. Кто это позволит? А если позволит, то что потребует взамен? Похоже, этими вопросами наши украинские «элитарии» ещё не задавались. Но и без этого сейчас понятно, чем они будут расплачиваться за свой доступ к «западным благам», за вхождение их в «золотой миллиард» человечества своей собственной страной. Но устраивает ли это остальных? 

В данном вопросе украинскую «элиту» отчасти можно понять. Ведь историческая неудача в выдвижении и воплощении национального проекта вполне может привести к расколу, а возможно, и к гибели страны. В этой ситуации любые частные улучшения и попытки исправить ситуацию не смогут изменить логику процесса тотального разрушения, связанного с расколом, вызванным несовпадением цивилизационного и национального начал. Но отсутствие проекта может привести к тому же. И здесь главное – понимать, что в его основе должны лежать идеи объединительного характера.  Тогда и раскола не будет.

Пока же остаётся констатировать, что, независимо от выбранной тактики украинской «элиты», отсутствие своего национального проекта указывает на историософскую слабость нации. Более того, в деле сохранения единства Украины пока работает административный, идеологический ресурс. Но он не может решать задачи такого уровня, и последствия его двойственные. А должен работать ресурс социокультурный, которого пока явно не хватает. Его исторически обусловленная органичность при отсутствии административно выстроенной иерархии навязанных идей и ценностей позволяет сохранить смысловую преемственность, без которой проект невозможен, а значит, и национальное единство. Пока же нет этого, разрыв между цивилизационным проектом и его национальными интерпретациями в Украине очевиден. Его преодоление возможно лишь после организации процесса формирования нового цивилизационного ядра и создания на его основе нового национального проекта, делающего ставку не на Запад, а на собственный потенциал. Ориентация на Запад есть ориентация на чужой ресурс. Это – поиск не высоты и справедливости, а сиюминутной выгоды, поиск более перспективной «халявы». Для обоснования несовпадающего с цивилизационным «европейского выбора» требуется эксперимент по перекодировке целого народа, по уничтожению его самобытности. Но в результате такой политики внутренняя энтропия страны нарастает. Как остановить её? Как преодолеть инерцию распада? Как сделать так, чтобы русский генотип Украины, выраженный в её формирующемся цивилизационном проекте, не входил в противоречие с политическими целями её собственной «элиты»? Как перевести цивилизационную матрицу в национальный проект, множа волю, энергию и веру? Как воспрепятствовать отпадению правящей верхушки от задач развития страны? Ответов на эти вопросы пока нет. К сожалению, пока не ясно также, насколько велик резерв устойчивости Украины? На какой стадии он может оказаться исчерпанным? Но процесс самоподдерживающейся критичности в стране определённо становится угрожающим. Тогда любое, даже самое положительное, вызванное неизбежными реформами воздействие будет вести к ещё большей дисгармонии и нарастанию внутренних противоречий.  

Вот почему новый проект должен быть в принципе объединительным и созидательным. Он должен быть построен на принципиальном отторжении психологии ограбления своей страны, отвергать дух мародерства и грабежа, утверждать общий принцип справедливости, а не частной выгоды. И поскольку обретение созидательного начала в Украине невозможно без активизации русского пространства, можно сказать, что «битва» за русское пространство в Украине – это битва за саму Украину, битва за её цивилизационную идентичность, за её политическую, культурную и экономическую состоятельность, за её единство, её истинное лицо и, в конечном счёте, её будущее.  

Что же мы предлагаем? Сохранение и развитие русского пространства в Украине как сетевой проект.

Известно, что никто не может самореализоваться, отказавшись от собственного «я», – ни общество, ни человек. Самореализация общества начинается с генерации и транслирования себе и внешнему миру тех образов и смыслов, без которых страна в историческом измерении не существует. Вот почему то, что мы предлагаем, касается не узкой части общества, не отдельных групп, кланов, регионов, а всех граждан Украины, независимо от их политической и культурной ориентации. То, что мы предлагаем, делается для народа Украины, который заслужил более уважительного отношения, более открытой и содержательной политики, более честных  и умных руководителей, способных мыслить стратегически и исходящих в своей политике не из сиюминутной корыстной выгоды, а из стратегических интересов, выстроенных на основе русской культурной традиции и исходящих из гражданских прав и свобод.

В данном случае в первую очередь речь идёт о русском интеллектуальном потенциале. Он должен быть «собран» и организован. Организован без иерархической организации, только за счёт мотивированной установки, основанного на целеполагании активного участия. Организован и структурирован не в рамках обычных в значительной степени коррумпированных учреждений и организаций, а как «рой», сеть, «паутина», на принципах сетевого равенства и общей самодостаточности. В нём каждый участник выполняет свою индивидуальную, им самим определённую задачу, за которую он отвечает только перед собой.  

Такая сетевая структура может стать системой стратегического мышления, формирующей и объединяющей «центры управления будущим», своеобразным «плавильным тиглем» для обсуждения и переработки всех позитивных идей, которые могут придать украинскому обществу осознание необходимости и реальности нового цивилизационного прорыва. 

Целеполагающей основой установочного действия подобного сетевого проекта является поиск ответов на ключевые вопросы жизнеобеспечения русской цивилизации, поиск и обретение смыслового позитива, решающего проблему насыщения русского культурного пространства созидательным смыслом, выработка тех решений, которые сделают общие действия максимально эффективными и позволят минимизировать возможные ошибки.

Главная мотивационная задача при решении этой проблемы – найти ответы на вопросы: как защитить русское пространство в условиях нарастающего давления, как наполнить созидательным смыслом культурное и политическое взаимодействие в Украине, сведя проблему этноконфессионального, социокультурного и регионального противостояния к минимуму? Как энергетику противостояния повернуть к укреплению единства? Как людей, привыкших к воровству и лёгким удовольствиям, настроить на созидательный труд? Как снова овладеть наукой социального общежития? Украинская «элита» эту задачу решить не может. И это не удивительно. Невозможно объединить общество, сформировать его на новых началах, не дав ему общего дела. Дела, построенного на принципах общего интереса и веры.

В условиях сетевых систем, пространственно не разделяющихся на «центр» и «периферию», роль ядра играют сетевые узлы, центры пересечения коммуникационных связей, виртуальные «мозговые тресты», где происходит максимально насыщенное общение, а обмен информацией предельно интенсивен. Где постоянна обратная связь и состояние «мозгового штурма» может стать перманентным. Где нацеленность на стратегию становится естественной. Где в одном направлении концентрируются интеллектуальные усилия тысяч людей. Так интеллектуальная сеть русского пространства формирует изначальную заданность мыследействия, определяя характер и направленность осмысления глобальных проблем и  судьбоносных задач.

Иными словами, в нынешних исторических условиях сетевые проекты призваны и могут выполнять роль русских монастырей эпохи Сергия Радонежского, православных братств после Брестской унии 1597 года, средневековых университетов как очагов культуры, как своеобразных несущих опор культурной традиции, аккумулирующих творческий потенциал многих в одном направлении, способных сохранять ценности и мотивировать действия. Их основные задачи:

- плести сеть возрождения, наполняя её энергией созидательных идей;

- формировать центры накопления и наделения духовной силой через определение её направленности;

- обеспечить собирание в рамках русского пространства интеллектуальной элиты, возможно, пока не осознающей себя таковой, через структурирование и интеграцию русского пространства, через формирование несущих конструкций в нём;

- мотивировать поиск интеллектуального ресурса, имеющего центростремительную направленность;

- готовить лидеров мнений и давать им возможность это мнение формировать.

Поскольку судьбы цивилизаций определяются их интеллектуальным и энергетическим потенциалом, потенциалом, способным отследить динамику геополитического пространства, просчитать геополитические дрейфы и предусмотреть возможные межцивилизационные разломы, система сетевых центров выступает как один из вариантов ответа на вызов истории. Ответа на вопросы: как выйти из исторической ловушки, в которой оказалась Украина? Что надо сделать, чтобы поражение обернулось победой? Где взять опыт невозможного, чтобы спасти неспасаемое? Как удержать страну на краю и затем бросить её в цивилизационный прорыв? На это можно заметить: а зачем Украину удерживать? Она и так на краю по жизни. Достаточно вспомнить её историю и спроектировать на название. Но мы с этим не согласны. Имя страны – имя-ловушка – не должно стать её приговором.  И опыт ухода от социальных проблем через формирование качественно новой реальности, опыт социальной трансформации, выстраданный и преодолённый, опыт невозможного, вытекающий из знаменитой фразы героя греко-персидских войн Фемистокла:  «Мы бы погибли, если б не погибали», – должен обеспечить тем комплексом энергетически насыщенных созидательных идей, которые придадут развитию Украины совершенно иную смысловую направленность и энергетическую динамику. И поскольку каждый подобный проект естественным образом несёт в себе матрицу тех структур, на основе которых люди будут организовываться и объединяться, формируя образы желаемого, возможного и весьма вероятного будущего, приведённая в действие сетевая структура, разрастаясь на базе небольших проектов, поможет продумать и реализовать общий национальный проект с соответствующей матрицей русской цивилизации, способной охватить и привести в движение всё русское пространство. И если он основан на тождественной общественному мнению реальности, в нём изначально заложены способы наполнения общества творческой энергией. Той энергией, которая определяет уровень общей воли и качественно иную готовность людей к переменам.

Вот почему такие проекты надо воспринимать как способ духовной и культурной самоорганизации сообщества. Через их практическую реализацию происходит актуализация способности общества, народа, цивилизации к самовосстановлению.

Естественно, такие сетевые проекты предназначены для интеллектуальных подвижников, без активного участия которых не может быть осуществлён цивилизационный прорыв. Но, чтобы интеллектуальный потенциал общества заработал в полную силу, мало использовать его в рамках имеющихся научных структур и обычного, традиционного образования, деятельность которого сейчас малоэффективна. Для этого необходимо формировать своеобразные виртуальные «мозговые фабрики», центры формирования стратегии, обеспечивающие непрерывный сетевой «мозговой штурм»; «мыслительные танки», способные к интеллектуальному прорыву и созданию основных смысловых опор общества. Ядром такой «паутины» являются сетевые центры, предназначенные для осмысления основополагающих цивилизационных и метаполитических проблем и выработки по ним стратегических решений, где политика воспринимается в первую очередь как поиск и обретение союзников во имя общего дела. В основе их деятельности, в частности, анализ, экспертная оценка и трансформация украинского проекта с учётом своеобразия «украинской идентичности», определение и оценка сети координат, в рамках которых проект формируется и реализуется, оценка и коррекция русского проекта с учётом украинского фактора.

Таким образом, подобные сетевые проекты позволяют формировать общую русскую метастратегию, построенную на принципе непрямых действий и рассчитанную на десятилетия.  В основе их – понимание, что сами по себе политтехнологии, тем более избирательные, заменить стратегию не могут. Их удел ограничен тактическими задачами временного, позиционного порядка, не решающими ни одной из сущностных проблем, без преодоления которых дальнейшее существование страны в развитии, тем более её интеллектуально-технологическая и культурная экспансия, в принципе невозможны. Главная задача подобных сетевых проектов применительно к Украине – изменение содержания украинского смыслового поля с целью изменения судьбы страны через снятие той интеллектуальной, культурной порчи, которая не даёт стране ни обрести себя, ни позитивно развиваться. И хотя потенциал этих проектов пока невелик, возможности их значительно больше, так как принципы слабых резонансных воздействий на несущие смысловые конструкции способны существенно изменить общую траекторию развития Украины.

Такая перспектива возможна, потому что общий стратегический подход в работе сетевых проектов позволяет создать систему опережающего реагирования на вызовы окружающего мира. В основе их деятельности – готовность к выбору будущего. Главный объект воздействия – точка бифуркации как точка выбора будущего. Кроме того, поскольку украинская «элита» не пытается вырваться из «эпохи проедания» страны, одной из задач подобных сетевых проектов является формирование среды для создания новой элиты, настроенной на созидание, начало которого возможно лишь с восстановлением исторических корней и возвращением исторической памяти. А для этого необходимо, как минимум, обсуждать те проблемы, от которых прячутся политики. Обсуждать открыто, взвешенно, конструктивно и всесторонне.

Подобные отношения позволяют формировать интеллектуальную сеть, способную стать «коллективным разумом», инкубатором лидеров мнений и наиболее перспективных идей. По форме она должна быть не иерархической структурой, а своеобразным клубом, научным форумом, настроенным на открытую полемику носителей разных мнений по всем важнейшим вопросам внутренней и международной политики и нацеленным на решение конкретных исторических задач. Интеллектуальная сеть позволяет выиграть время для будущего, способствуя формированию среды творчества. В его основе – вера в свои силы, дерзость в постановке целей, умение действовать в условиях меняющейся обстановки, способность создавать то, что требует время. Она сохраняет возможность формировать неформальные исследовательские группы по вопросам войны и мира, объединяющие людей, мыслящих глобально и перспективно, анализирующих и синтезирующих всю касающуюся русского мира информацию. Им будет предоставлена честь стать создателями и хранителями великого цивилизационного смысла, готовыми вести борьбу за свою историю, культуру, интеллектуальную и технологическую гегемонию.

Смысл подобной деятельности – в активизации пассионарности, наполняющей людей силой, стойкостью и верой, позволяющей вернуть стране основанный на вере в будущее энтузиазм, дающий возможность найти новые формы мобилизации, преобразования, прорыва, новое качество и новую динамику, пропитаться смелой философией Прорыва, чтобы совершить невозможное, создав условия для интеллектуального лидерства цивилизации. Чтобы из народа, предающего прошлое и проедающего будущее, из исторического неудачника, европейского попрошайки и вымогателя снова сделать народ-победитель, не желающий опять проиграть свою судьбу.

Для этого необходимо возродить Русский мир как цивилизацию великих возможностей, раскрыть русское культурное пространство как хранилище неиспользованной потенциальной энергии, сформировать условия для будущей его интеллектуальной гегемонии. А чтобы добиться этого, надо выявлять потенциал развития, плести сетевые узлы как центры прорывных и альтернативных технологий, делающих ставку на качество, настроенных менять не прошлое, а настоящее во имя общего будущего. Тогда в перспективе сетевые проекты станут одним из инструментов сознательного управления историей, способным переключать развитие общества на новую траекторию; механизмом поиска и генерации нового цивилизационного смысла, переводимого на язык экономики, политики, культуры, – смысла, способного направить, мотивировать и мобилизовать, множа энергетику созидания и делающего ставку на инновационный динамизм.

Следует сказать, что в различных предлагаемых проектах, как правило, доминируют принципы справедливости или выгоды. Мы не отрицаем выгоду как таковую, но заменяем её на долговременный  интерес. Интерес постоянен и стратегически выверен. Он рождается во взаимодействии и потому изначально конструктивен и настроен на диалог. Выгода всего этого не предусматривает, хотя и не исключает. Она изначально сиюминутна. Выгода вместо интереса лишает «элиту» понимания исторической перспективы. Но без этого понимания у проекта нет будущего.

Одна из задач сетевых проектов – перевести привлекательный образ будущего на язык конкретных программ, позволяющих решить проблему пополнения энергетического запаса общества и канализировать творческую энергию масс, определить механизм и методы их выполнения. Благодаря этому можно обеспечить стимулами экономические и социальные инновации, чтобы создать мир, в котором захочется жить и работать.

Мы знаем: то, что человек осмысливает как будущее, в природе не существует, но оно способно влиять на реальность самым непосредственным образом. Так, сетевые проекты формируют свой способ общения с миром, влияя на него через структуру ценностных приоритетов, жизненных доминант, устойчивых стереотипов коллективного и индивидуального поведения. Они призваны создавать информационно-смысловые реальности, чтобы через них влиять на события и людей.

Именно интеллектуальная сеть будет собирать русское пространство вокруг тех основных смыслов, которые способны придать новый импульс развитию цивилизации и страны, решая проблему самоопределения русских, их позиционирования, определения их места и роли в жизни Украины, позитивной роли, настраивая на поиск вариантов решений, учитывающих сочетание глобального и регионального мышления.

При этом следует отметить, что собирание Русского мира возможно лишь в рамках концепции «Большого пространства». В основе её – работа по культурной интеграции в рамках максимально возможной стержневой «территории» с целью расширения и включения новых культурных, экономических и политических систем по мере возникновения для этого соответствующих условий. Таким стержнем должно стать «духовное поле» русского пространства, способного увлечь, заразить, заинтересовать своим образом будущего.

К сожалению, в данном случае следует признать, что хотя русская цивилизация в последние годы и пришла в движение, но привлекательный русский проект для Украины у неё пока отсутствует. И связано это не только с её не преодолённой внутренней слабостью. Главная проблема в данном случае – в неспособности интегрировать и направить имеющийся в русском пространстве интеллектуальный потенциал. Но Россия пока этой задачи и своей роли как стержня, ядра всего Русского мира не осознала.

В свете этого основная задача «русской» интеллектуальной элиты Украины – определиться в сути русского цивилизационного проекта, переведя его на язык политики и экономики, на язык повседневной социальной жизни, породить национальный проект, адекватный цивилизационному, решающий не текущие, конъюнктурные исторические задачи, а проблемы иного порядка.

Впрочем, сетевые проекты позволяют эти проблемы преодолеть. Они способны организовать интеллектуальную жизнь сообщества и, определяя способ и направление её функционирования, могут создать образ желательного для страны будущего. Они могут придать сообществу форму, структурируя его, способны обеспечить его интеллектуальную и энергетическую подпитку. Они позволяют оперировать информационными структурами, создавать новые информационные объекты, перенося их на реальность и воплощая в экономике, политике, культуре. Ведь их основная функция – работать с идеями и знаниями, порождая нечто, воплощаемое в реальности. При этом, не имея каких-либо завершённых вертикальных структур, они сохраняют способность гибко менять свою стратегию и соответствующие ей действия.

Кроме того, благодаря развитой сетевой организации происходит структурная кристаллизация информационной системы цивилизации вокруг её основополагающих идей, позволяющая обеспечить информационное и технологическое обустройство русского пространства.

Как это произойдёт, по всей видимости, мы увидим в ближайшем будущем. Что касается Украины, то её смысловое поле в нынешних условиях нуждается, как минимум, в существенной коррекции, позволяющей сохранить в единстве разные её части, наметить конструктивное взаимодействие там, где сейчас преобладает противостояние. По существу же речь идёт о своеобразной перезагрузке «национальной идеи», в приведении её в соответствие с идеей цивилизационной. Но этот процесс довольно проблематичен без аналогичной «перезагрузки» Русского мира, русской цивилизации, всего русского пространства. И решающую роль в этом может сыграть только культура. 

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

Владимир Марковчин, военный историк, профессор Юго-Западного государственного университета, рассказал «Русскому миру» о роли русских эмигрантов в испанской гражданской войне (1936 – 1939). Как оказалось, они сражались по обе стороны – и за республиканцев, и за франкистов.
Русскоязычные байкеры, открывающие клубы и объединяющиеся в ассоциации в разных странах мира, меняют неприязненное отношение к людям на мотоциклах. Они ухаживают за могилами советских воинов, проводят мотопробеги в честь памятных военных дат и даже помогают властям в охране порядка.
300 лет назад, 22 октября (2 ноября) 1721 года, по окончании победоносной Северной войны со Швецией Русское (Российское) царство было провозглашено империей. Это случилось, когда царь Пётр I по просьбе сенаторов принял титул Императора и Самодержца Всероссийского, Петра Великого и Отца Отечества.
В российском ресторанном бизнесе произошло важное событие: девять московских заведений получили звёзды Michelin – впервые в истории. До недавнего времени ни один из ресторанов на территории России и СНГ не числился в этом самом престижном путеводителе по миру высокой и вкусной кухни.
Общественные организации России и Германии продолжают диалог. Участники конференции «Задачи и возможности структур гражданского общества и НПО в развитии российско-германских отношений» уверены, что даже в нынешние непростые времена необходимо искать пути для восстановления сотрудничества между нашими странами.
Одно из самых популярных блюд в славянской кухне – борщ. Повара расскажут о нём много интересного, но и с точки зрения лингвистики этот объект тоже заслуживает внимания. Откуда взялось такое название кушанья и что оно означает?
Дом русского зарубежья им. Александра Солженицына отмечает юбилей. Музей, культурный и научный центр изучения русской эмиграции в одном флаконе – эта уникальная площадка была создана в Москве 25 лет назад. На торжества приехали соотечественники из 43 стран.
Глава голландского фонда «Советское поле Славы» Ремко Рейдинг уже больше двадцати пяти лет занимается военным мемориалом около Лесдена и Амерсфорта. Там на военном кладбище «Рюстхоф» покоятся 865 советских военнопленных и жертв фашистских концлагерей. Более 700 из них до сих пор числятся без вести пропавшими.