RUS
EN
 / Главная / Публикации / Голос незримого

Голос незримого

19.02.2008

Мало кому сегодня известно разнообразное и объемное творчество Любови Столицы, последние годы своей жизни прожившей в Болгарии.

 О ней в 1915 г. Сергей Есенин пишет:

Любовь Столица, Любовь Столица,
О ком я думал, о ком гадал.
Она как демон, она как львица.
Но лик невинен и зорько ал.

Мало кому сегодня известно разнообразное и объемное творчество Любови Столицы. В биографической справке указано пять книг: "Раиня" (1908 г.), "Лада" (1912 г.) и "Русь" (1915 г.), роман в стихах "Елена Деева" (1916 г., который был переиздан в 1923 г. в Берлине) и предсмертный сборник из двух поэм "Голос незримого" (который был издан в 1934 году ее близкими в Софии). Последняя ее книга подсказывает, что поэтесса прожила последние свои дни в Софии.

Не буду скрывать, что "Голос незримого" привлек мое внимание к забытому имени. А предубежденным читателям, которые упрекнули бы меня, что я взялся воскрешать забытые имена сейчас, когда "стираются" имена живых, я бы сказал, что и то, и другое вполне естественно для безвременья, в котором мы сейчас живем.

Любовь Никитична Ершова-Столица родилась 17 июня 1884 году в Москве в семье торговца. В 1902-м закончила с золотой медалью Елисаветинскую гимназию, а осенью того же года вышла замуж. Спустя три года она поступила на историко-филологическое отделение Высших женских курсов. Именно в то время проснулся ее всепоглощающий интерес к поэзии. Мы можем обнаружить ее первые стихи в роскошном московском журнале "Золотое руно" (1906 год). Далее следуют ее участие во многих московских и петербургских периодических изданиях – "Русская мысль", "Северные записки", "Нива", "Журнал для женщин", "Биржевые ведомости", "Московская газета", "Свободный журнал", "Новая жизнь". С 1916 года ее творческий интерес направлен к драматургии. Кроме многоактной пьесы для московского Камерного театра во время театрального сезона 1917-1918 гг. она написала 12 миниатюр для театра "Летучая мышь". До конца своей жизни она напишет еще пять больших и десяток одноактных пьес в стихах, которые так и не собраны и не изданы в книге.

Непосредственно после Октябрьской революции, еще в октябре 1918 года, Любовь Столица вместе со своей семьей покидает навсегда родную Москву. Два года она ездит по России – живет в Ялте и пишет свою четвертую драму "Звезда Востока", а последние четыре месяца проводит в Ростове-на-Дону, где своим поэтическим словом борется против большевизма. Из Ялты вместе с другими эмигрантами в конце 1920 года она уезжает из России.

Больше года она живет в Солуне, а с сентября 1921 года навсегда остается в Болгарии. Зимой 1921-1922 гг. Любовь Столица предпринимает большое турне по Болгарии. В переполненных салонах читает лекции на русском языке. Журнал "Изгнанник" с января 1922 г. сообщает: "В Софии живет талантливая поэтесса и писательница Л. Н. Столица... С большим успехом она прочитала две лекции в Татар-Пазарджик – "Душевная трагедия современной молодежи" и "Женщина прошлого и современная женщина"... "Балканский журнал" (в кн. 2 с 1922 г.) тоже информирует читателей о живущих в Софии русских писателях, среди которых упоминает и "талантливую поэтессу Л. Н. Столицу". А в пятой книге А. Дзивгов пишет: "Поэтесса Любовь Столица, которая не только актриса слова, но и боец за духовное освобождение женщины, и тихий образ ее младшей сестры Невзоровой – это две дорогие фигуры женщин, которые больше года страдают в скорби среди нас, создавая среди нас свои песни..."

Двенадцать лет – до конца своей жизни – Любовь Столица работает в неимоверно трудных условиях в Болгарии – скучает по родине, живет в нищете. Помогает своими стихами эмигрантским журналам и газетам "Сегодня", "Русь", "Голос", "Голос Труда", "Возрождение", "Россия", "Россия и Славянство", "Русская мысль", "Сплохи", "Перезвоны", "Золотой петушок". В издательстве "Медный всадник" в Берлине выходит второе издание ее романа в стихах "Елена Деева", в котором поэтесса противопоставляет "развратный" город патриархальной деревне.

К большому сожалению, большая часть созданного в Болгарии остается неопубликованной. Стоит упомянуть только некоторые из заглавий ее наиболее значительных произведений – поэму "Лазарь чудный" (1922 г.), комедии "Два Али" (1926 г.) и "Рогожская чаровница" (1928 г.) и беженскую эпопею "Голос Незримого" (1932 г.). Неизданными остаются и ее поэма "Зоя и Авенир", сборники со стихами "Спас" и "Лазоревый остров", драмы и скетчи.

12 февраля 1932 года в Софии, на рассвете, Любовь Столица умирает от сердечного приступа. Накануне она принимает участие в балу русских студентов, где представлялась ее одноактная пьеса "Московские невесты". Она не только режиссировала пьесу, но и исполнила одну из женских ролей. Непосредственно после того, как спустили занавес, Любовь Столица почувствовала себя плохо и ее отвезли на квартиру, где она жила (бульвар “Евлоги Георгиев” № 37, сегодня дом № 66). Как она поднималась по вьющимся крутым ступенькам до третьего этажа после инфаркта, нам трудно сегодня себе представить... Но через час-два после этого ее сердце отказалось биться, и она умерла на руках своих родных.

Говорят, что лебединой песнью поэтессы было ее слово "Облик Москвы", которое она произнесла за неделю перед смертью, 4 февраля, перед членами Дружества русских писателей и журналистов в Болгарии. Москва для нее была не только родным городом, который она воспевала с юности; дух и стиль старинного города определял все в ее стихах – от мировоззрения до поэтической техники.

Ее внезапная смерть (ей не было еще пятидесяти) прервала ее творческий путь. Так, далеко от родины, угасла еще одна поэтическая звезда русской литературы. Угасла и была забыта, чтобы снова вспыхнуть в конце драматического ХХ века в созвездии поэтов-эмигрантов России. В антологии "Гроб" (Москва, 1991 г.), в которой представлены 19 русских поэтов-эмигрантов, вместе с поэтессами Зинаидой Гиппиус, Анной Присмановой и Мариной Цветаевой 24 стихотворениями представлена и Любовь Столица.

Если попытаться вобрать творческое наследие Любви Столицы в одно предложение, то оно будет звучать так: образ старой России, изваянный в мелодических стихах, которые похожи на русские фольклорные песни.

В Болгарии поэтесса сотворила цикл исторических портретов в стихах – "Царь Алексей Михайлович", "Царь Михаил Федорович", "Святые князья Борис и Глеб" и другие. А в ее стихах о Москве, о русских обрядах и праздниках мы улавливаем ностальгические мотивы о времени, которое никогда не вернется назад.

В поэзии Любови Столицы отразились черты образа автора. Она, как свидетельствовали ее современники, была "страстной и темпераментной личностью, одаренной особенным взглядом на реальную жизнь". Поэт А. М. Федоров, тоже эмигрант, живший в Болгарии, пишет о ее творчестве, что корни ее поэзии идут от русского фольклора, от истории и древнерусской литературы. "И как человек, она была блаженной, доброй, отзывчивой, и, что особенно интересно, была похожа на свои произведения, русской в каждом слове, в каждом движении, в улыбке и во взгляде. И религиозной по-русски, простонародной, свято верила в русский народ и в возрождение России".

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

«Если Россия открыла двери для наших абитуриентов и даёт им возможность получить достойное образование, то почему бы нам – диаспорам и общинам – не помочь и не встать рядом, чтобы быть полезными», – так считает глава таджикской диаспоры «Памир», представитель Федерации мигрантов России в Республике Северная Осетия Арсен Худододов. Сегодня по его инициативе реализуется важный проект «Русские книги – детям Таджикистана».
«Колокольчики мои, цветики степные», – от этих строк Алексея Толстого русское сердце охватывает светлая грусть. А китайский читатель удивится – зачем сочинять стихи о сорняках? Чтобы уяснить подобные различия, мало разговорного и толкового словарей. В Российском государственном педагогическом университете имени Герцена выпускают серию словарей для китайских студентов-филологов «Вербальные коды русской культуры в лексике языка».
Члены русскоязычного сообщества в Сиэтле (США) участвуют в борьбе с коронавирусом, включившись в работу по пошиву медицинских масок для городских больниц. Об этой инициативе наших соотечественников мы поговорили с членом правления Русского культурного центра в Сиэтле и владелицей швейного бизнеса Людмилой Соколовой.
Эти книги мы читали в советском детстве, но сейчас их уже не переиздают. Вспомнить любимые истории хочется сегодня, 2 апреля, в Международный день детской книги. Этот праздник отмечают в мире уже больше полувека.
1 апреля мы отмечаем годовщину Николая Васильевича Гоголя. Яркое образное мышление находило воплощение не только в гоголевских текстах. Писатель проявлял интерес к разным сферам жизни и смело пробовал себя в роли то зодчего, то кулинара, то дизайнера. Причём не без успеха.
«Все мы вышли из бондаревских "Батальонов…"», – сказал когда-то Василь Быков от имени всех писателей-фронтовиков. 29 марта в Москве скончался Юрий Василий Бондарев. За две недели до этого, 15 марта, ему исполнилось 96 лет.
Китай рапортует о том, что распространение коронавируса остановлено. В России, благодаря своевременному реагированию и принятым мерам, прирост заболевших удаётся сдерживать. В некоторых же странах, как в Италии, Испании или США, ситуация довольно тревожная – заболевших там считают десятками тысяч. Чтобы понять, как выглядит ситуация «изнутри», корреспондент «Русского мира», сама живущая в Италии, пообщалась с нашими соотечественниками в разных странах. Картина получилась довольно пёстрой.
Дорогой Виталий Григорьевич… Именно так – уважительно и сердечно – хотелось обратиться к этому удивительному человеку, силу личности и неповторимое обаяние которого ощущали все, кому посчастливилось знать В. Г. Костомарова, внимать ему.