EN
 / Главная / Публикации / Стихи и проза русского Китая – в коллекции «русского шанхайца»

Стихи и проза русского Китая – в коллекции «русского шанхайца»

Сергей Виноградов14.06.2022

Фото предоставлено Михаилом Дроздовым

«Коллекция русского шанхайца» – так назвал свой сайт глава Всемирного координационного совета российских соотечественников и Русского клуба в Шанхае Михаил Дроздов, проживший в этом китайском городе уже более четверти века. В виртуальный музей вошли более тысячи книг русских эмигрантов (значительная часть – с автографами авторов) и сотни их биографий. К коллекционеру обращаются не только исследователи литературы русского зарубежья и библиофилы, но также потомки эмигрантов, которые ищут информацию о предках.

Михаил Дроздов назвал одной из целей своего сайта – показать россиянам и соотечественникам в разных странах мира, что любая книжка из бабушкиного шкафа может оказаться уникальным раритетом, обогащающим русскую культуру.

В интервью «Русскому миру» Михаил Дроздов рассказал, как книга с автографом Бальмонту потерялась между Парижем и Шанхаем, и как он получило письмо от звезды русского Китая спустя 10 лет после его отправления. А также провёл экскурсии по следам русского Шанхая в современном городе.

История русского присутствия в Китае

– Как рождалась «Коллекция русского шанхайца»?

– Я начал коллекционировать книги, которые относятся к русскому зарубежью, в начале 2000-х годов, причём изначально меня интересовали книги, изданные русскими эмигрантами в Китае. Я живу в Шанхае и заинтересовался темой русского присутствия в Китае. И я подумал, что было бы здорово собрать какие-то материальные свидетельства о русских в Китае. Но за все годы моего собирательства мне не удалось найти здесь ни одной книги. Всё, что я собрал, пришло из других стран. Часть купил в России, часть в США, а также в Австралии, странах Европы.

– Как появился сайт?

– Когда я погрузился в эту тему и познакомился со многими букинистами и антикварами, мне стали предлагать и иные эмигрантские издания, причём некоторые из них имели автографы авторов. Я не смог пройти мимо этих книг, и моя коллекция начала расширяться тематически. Когда набралось около 500 изданий, я подумал, что было бы здорово делиться своими находками с теми, кто также интересуется этой темой. Возникла идея создания сайта, он был разработан в 2013 году. Сейчас на нём размещено более тысячи книг, и ещё 500 – 600 изданий ждут своей очереди, потому что это трудоёмкий процесс. Я стараюсь рассказывать не только о книгах, но и об авторах. Также на сайте есть рублика «Блог», где я публикую заметки о книгах, мероприятиях и своих находках.

– Благодаря биографическим статьям у вас получился не только литературный и букинистический сайт, но и база данных об эмигрантах. Кому-то из ваших читателей удалось найти на нём информацию о своих предках?

– Регулярно приходят разные письма, в том числе, от людей, которые ищут родственников, живших в Китае. Благодаря тому, что я знаю, где подобную информацию можно найти, кому-то удавалось помочь. Если говорить о драматичных историях, то для любого библиофила самое драматичное – это потеря книг. Самая неприятная для меня история была, когда я купил в Париже книгу сибирского писателя Георгия Гребенщикова «Чураевы» с его автографом Бальмонту. И почта потеряла эту книгу. Думаю, она теперь утрачена навсегда.

Правило третьего поколения

– Вы сказали, что в Китае не смогли найти эмигрантских изданий. Пытались ли вы связаться с местными потомками русских переселенцев?

– В Китае особая история присутствия русских. Первая волна возникла после Октябрьской революции и Гражданской войны, русские довольно быстро добились в Китае успеха, оставили свой след в истории того же Шанхая. Но в 1949 году, когда к власти пришли коммунисты во главе с Мао Цзедуном, большая часть русских уехали в Австралию, Южную Америку, США. Некоторые вернулись в Советский Союз. Здесь практически не осталось потомков тех эмигрантов. Вспомним, что позднее в Китае проходила так называемая культурная революция, и хранить у себя книги и журналы на иностранных языках было небезопасно.

– В чём особенность книг русских эмигрантов, изданных в Китае?

– Из всех эмигрантских изданий книги русских эмигрантов, выпущенные в Китае, являются самыми редкими и очень высоко ценятся у специалистов. В первую очередь это связано с маленькими тиражами. Редкая книга имела тираж больше 300 – 500 экземпляров, тираж 1000 экземпляров и более имели, в основном, детские книги и издания популярных писателей. По некоторым изданиям до наших дней дожили отдельные экземпляры – несколько десятков книг на весь мир.

Почему происходят утраты книг? Действует правило третьего поколения. Дети русских эмигрантов, как правило, бережно хранят архивы родителей, а внуки очень часто не понимают ценности этих изданий, многие из них забыли русский язык. В прошлом году в Австралии умерла поэтесса Нора Крук, прожившая 100 лет. Она родом из Шанхая, дружила с Александром Вертинским и имела его письма. Внуки не разобрались в ценности её уникального собрания, и оно оказалось на свалке. И таких историй, к сожалению, немало. Я надеюсь, что мой сайт может кому-то показать ценность подобных предметов, которые следует сохранять.

– В Китае, как известно, изобрели бумагу. Местные издания отличаются на ощупь и являются ли более долговечными, чем, скажем, европейские?

– Я бы так не сказал. Да, бумагу изобрели в Китае, но, если говорить об эмигрантских изданиях, особенным полиграфическим исполнением они, как правило, не отличались. По одной простой причине – русские эмигранты были людьми достаточно бедными, и позволить себе выпустить книгу в богатом исполнении могли единицы.

Разумеется, были исключения. Например, знаменитый альбом капитана Владимира Жиганова «Русские в Шанхае», изданный в 1936 году. Это уникальная книга, в которую вошли тысячи фотографий русских жителей Шанхая с их биографиями. Альбом издан на глянцевой бумаге, а обложка некоторых вариантов книги была сделана из крокодиловой кожи с металлической вставкой. Сейчас альбом можно купить только на аукционах.

Муза русского Китая

– Зачем небогатые эмигранты тратили деньги на издания своих произведений – для творческой самореализации или связи с соотечественниками?

– Русские эмигранты были, как правило, людьми культурными, с высшим образованием. Многие имели творческие специальности. А потому писать стихи, прозу или статьи было их внутренней потребностью. А у любого автора возникает естественное желание поделиться с другими людьми своим творческим продуктом... Не случайно русские эмигранты по всему миру создавали огромное количество литературных кружков, которые объединяли творческих людей. Повторюсь, тиражи были небольшими. Например, знаменитая поэтесса восточной ветви русской эмиграции Ларисса Андерсен издала свой первый сборник «По земным лугам», который высоко оценил Вертинский, тиражом всего в 100 экземпляров. У меня есть этот сборник с автографом, который она мне надписала. Ларисса Андерсен умерла в 2012 году во Франции на 102-м году жизни.

Читайте также: Ларисса Андерсен – печальный цветок русской эмиграции 

– Как вам удалось взять у неё автограф?

– У нас была переписка. Стоит сказать несколько слов о Лариссе Андерсен. Она имела голливудскую внешность, была очень красивой женщиной. В Лариссу Андерсен были влюблены все поэты русского Китая, и почти не было поэтов, которые не посвятили бы ей стихов. Она была всеобщей музой, которая сияла на шанхайском и харбинском небосклоне. В 1950-е годы она вышла замуж за француза, жила одно время на острове Таити, где с ней встретился Евгений Евтушенко, который тоже не удержался и посвятил стихотворение Лариссе Андерсен.

Когда я начинал коллекционировать книги, решил написать ей письмо. Через друзей нашёл её адрес и отправил по почте. Она ответила, но на конверте написала адрес с ошибкой, и письмо вернулось к ней. Письмо я получил почти десять лет спустя при необычных обстоятельствах. Друг нашей семьи, журналистка из Владивостока Тамара Калиберова, которая в последние годы часто жила у Лариссы Андерсен, разбирая её архив, под старым сундуком на чердаке нашла письмо, адресованное мне.

– Автографы Александра Вертинского имеются в вашей коллекции?

– Нет, но у меня есть четыре программки его выступлений в Шанхае, которые, насколько мне известно, сохранились в единственном экземпляре. Это так называемые «летучие издания», их мало кто сохранял. Несколько лет назад в Шанхай приезжала дочь Александра Вертинского Марианна, которая родилась в этом городе. Я показывал ей программки из моей коллекции, и она сказала, что в их архиве таких программок нет. Если говорить об автографах, то у меня есть автографы русских философов – Николая Бердяева, Николая Лосского, Василия Зеньковского, русских писателей Бориса Зайцева, Ирины Одоевцевой, Александра Солженицына, Зинаиды Шаховской, известных поэтов Валерия Перелешина, Марианны Колосовой, Ивана Елагина, Дмитрия Кленовского, Игоря Чиннова и многих-многих других. Встречаются забавные надписи. Например, на книге из моей коллекции второй муж Ирины Одоевцевой Яков Горбов надписал: «Королеве поэзии от верноподданного прозы». А ниже приписка Одоевцевой: «Очень глупо».

Фото предоставлено Михаилом Дроздовым

Воскресить забытые имена

– Что можно сказать о литературном уровне русской эмиграции? Возникало ли в вас ощущение, что кто-то из авторов незаслуженно забыт или не включён в большую русскую литературу?

– У русской эмиграции в Китае сильным направлением была поэзия, хотя и среди прозаиков были крепкие авторы. Что касается забытых авторов, могу с большой радостью сказать, что в последние 20 лет сделаны гигантские шаги по воскрешению многих литературных имён. Этой темой сейчас занимается большое число специалистов, и то здесь, то там выходят сборники авторов-эмигрантов. Конечно, кто-то ещё ждёт своего публикатора. Здесь я особо хотел бы выделить Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына, во многом благодаря им были воскрешены многие полузабытые имена. Надеюсь, что мой сайт также способствует этому процессу и росту интереса к старым изданиям.

– В сегодняшнем Шанхае можно провести экскурсию по следам русской эмиграции или город с тех пор сильно изменился?

– Такие экскурсии профессионально проводит моя жена, которая хорошо знает русскую топонимику Шанхая. И она проводила экскурсии для многих людей, в том числе известных писателей, музыкантов и, например, для Дмитрия Медведева во время его приезда в Китай. В Шанхае сохранились два прекрасных православных храма, построенных в 1930-е годы, в одном из них служил владыка Иоанн Шанхайский. Осталось историческое здание генерального консульство России в Шанхае, открытое ещё при царе 1 января 1917 года. Сейчас там также располагается генконсульство. Есть памятник Пушкину, который дважды уничтожался и воскресал. Можно увидеть театр «Лайсеум», в котором пели Фёдор Шаляпин и Александр Вертинский, и другие здания, в которых размещались общественные организации русских эмигрантов.

Мой интерес не ограничивается книгами, я в целом интересуюсь русской историей Китая. Живя так долго здесь, а в этом году уже будет 26 лет моей жизни в Шанхае, русская история этого города является своеобразным якорем, позволяющим нам почувствовать, что русские в Китае и Шанхае – люди не чужие. Люди, которые оставили здесь свой след. И я надеюсь, что достижения русских, живущих в Китае сейчас, рано или поздно тоже можно будет поставить в общий ряд истории русских в Китае, которая не прерывалась.      

Также по теме

Новые публикации

21 июля  Россия и Сирия отметили 80-летие с момента установления дипломатических отношений. Но наша тесная духовная связь появилась задолго до 1944 года. Ещё в начале XX века на родине христианства – в Палестине, Ливане, Сирии – развернуло активную деятельность Императорское православное палестинское общество (ИППО).
Спектакль «Хаджи-Мурат» по повести Льва Толстого в переводе советского и российского востоковеда, историка и лексикографа Виктора Погадаева стал культурным событием в Малайзии. Постановка собрала четыре аншлага подряд, спектакль посетил даже премьер-министр страны.
«Левитан открыл Плёс, Плёс открыл Левитана» – с этой фразы начнётся ваше знакомство с самым маленьким городом на Волге площадью всего 3 квадратных километра и числом жителей чуть более 1800. Но несмотря на свои крохотные размеры, одно веское основание роднит его с мировыми европейскими столицами: как и Москва, Рим или Барселона: он стоит на семи холмах.
20 июля исполняется 100 лет со дня рождения Татьяны Лиозновой. За свою долгую творческую жизнь она сняла совсем немного фильмов, но каких! «Три тополя на Плющихе», «Семнадцать мгновений весны», «Карнавал» стали не просто хитами, но культовыми фильмами своего времени, которые ничуть не устарели и не потеряли своего обаяния и сегодня.
Недавно в Эстонии прошло первое судебное заседание по делу о нарушении санкций ЕС Мати-Дмитрием Терестала. Фигурантом дела является его супруга – директор регионального отделения медиагруппы «Россия сегодня» в Симферополе, бывший главный редактор эстонского СМИ Sputnik Meedia Елена Черышева.
Слово «разыскной» можно без труда найти в современных словарях и справочниках, однако текстовый редактор подчёркивает прилагательное красным, причисляя его к ошибкам. С чем это связано и помогут ли правила употребления гласных в приставках раз-/роз- внести ясность?
115 лет назад, 18 июля 1909 года, в деревне Старые Громыки Могилёвской губернии появился на свет Андрей Громыко. Этот сельский парнишка стал впоследствии самым известным дипломатом Советского Союза, много лет возглавлявшим министерство иностранных дел.