RUS
EN
 / Главная / Публикации / Они сражались за Родину. Советские патриоты во Франции

Они сражались за Родину. Советские патриоты во Франции

Сергей Дыбов07.02.2020

8 февраля 2020 года в городке Фукье-ле-Ланс на севере Франции при участии ассоциации соотечественников «Mémoire Russe» и администрации города состоится открытие отреставрированного памятника на могиле советских солдат, погибших и похороненных в этом городе. Во время церемонии также почтят память Героя Советского Союза Василия Порика, командира партизанского отряда им. Сталина, расстрелянного гитлеровцами в крепости Аррас.

Члены ассоциации «Mémoire Russe» возложат цветы к памятнику у могил Василия Порика и Василия Колесника

В братской могиле в Фукье-ле-Ланс похоронено семь советских военнопленных, работавших здесь во время войны в угольных шахтах и, согласно имеющимся документам, скончавшихся от плохого обращения со стороны нацистов в конце 1942 – начале 1943 г.

В то же время в этом городе, в непосредственной близости, находится городская больница Сант-Барб, персонал которой во время войны оказывал помощь подпольщикам. В частности, здесь доктор Андре Люже прооперировал Василия Порика после побега из тюрьмы. Известно, что врачи помогали и тем, что выдавали фальшивые справки о болезнях или смерти, чтобы укрывать побег пленных.

Захоронение советских пленных было указано после войны работником этой больницы Альфредом Дюбюисоном. Могила была обустроена отделением Украинского народного фронта (УНФ), просоветской организацией, созданной Французской коммунистической партией. Эта организация прекратила свое существование в 1947 г. после выезда подавляющего большинства её членов на жительство в СССР.

Это сказалось и на братской могиле советских пленных. Она имела гражданский статус, но не имела статуса воинского захоронения. После ликвидации УНФ могила оказалась без присмотра, и к нашему времени находилась в стадии разрушения.

На могиле также установлены индивидуальные мемориальные доски каждому похороненному от белорусской диаспоры и одна мемориальная доска от польской диаспоры. В настоящее время надписи на них практически нельзя прочесть. Из-за недостатка средств эти доски не заменялись, кроме одной, на замену которой было сделано денежное пожертвование потомками одного из погибших.

Могила до реставрации

Могила после реставрации

На памятнике был добавлен текст на русском языке и даты жизни погибших. Символ на памятнике был сохранён в том виде, в каком он присутствовал на предыдущем памятнике.

Читайте также: Соотечественники хранят память о русских солдатах во Франции

Департамент Па-де-Кале, где расположен город Фукье-ле-Ланс, – в прошлом основной угледобывающий район Франции, и во время войны входил в так называемую «Красную зону», где был установлен специальный режим для населения. Уже в 1941 г. здесь стали появляться советские военнопленные, а в 1942 г. и гражданские лица, угнанные на работу в рейх и на оккупированные территории, в основном с территории Украины. В районе городе Ланс в 1943 г. находилось пять лагерей советских военнопленных и четыре лагеря советских гражданских лиц.

Особенностью французской горнодобывающей промышленности в этом регионе было то, что здесь находилось большое количество польских шахтёров, прибывших на заработки во Францию ещё до Первой мировой войны, а также после неё. В подавляющем большинстве это были выходцы с германских территорий. Можно вспомнить нашу знаменитую певицу Эдиту Пьеху, родившуюся в семье польского шахтёра именно в пригороде города Ланс. Шахтёры – это не офисный планктон, а люди тяжёлого физического труда, поэтому многие из них симпатизировали Советскому Союзу, состояли в Коммунистической партии Франции.

Появление советских пленных вызвало громадный резонанс и массовые проявления солидарности со стороны этих людей. А, например, в городе Визье, куда в начале 1943 г. первых советских граждан пригнали пешком с Украины, их появление вызвало настоящие волнения. Местное население смяло охрану лагеря, состоящую из бельгийских эсесовцев, для оказания помощи советским людям, часть которых смогла сразу бежать.

Оккупационными властями было запрещено гражданскому населению появляться на улице в то время, когда на работу вели советских пленных. А в некоторых населенных пунктах, как, например, в городе Ошель, отдельно оговаривался запрет на появление на улице женщин во время прохода советских пленных. Поскольку, пользуясь тем, что бельгийцы, охранявшие пленных, не решились применять к женщинам те же меры, что и к мужчинам, те прорывались сквозь охрану и передавали советским солдатам хлеб, сахар и другие продукты питания. Некоторые умудрялись передавать крынки с молоком и даже супом, а также прокламации и оружие.

Дважды оккупационным командованием всей «Красной зоны», в апреле и августе 1943 г., издавались постановления, предписывающие особые правила поведения населения по отношению к советским пленным. Наказанием за укрывательство беглых пленных была смертная казнь. За попытки вступить в контакт с военнопленными – каторжные работы. Сотни людей пострадали и отдали жизни за помощь советским пленным.

Преобладание поляков, славяноязычных людей, среди работников шахт, т. е. отсутствие языкового барьера, способствовало тому, что подпольные комитеты советских пленных смогли быстро установить связь с французским подпольем. А через него – с другими лагерями советских пленных, в том числе в других департаментах: в Бургундии, Лотарингии и даже в Бельгии. В отчёте руководителя советскими подпольщиками Марка Слободинского говорится, что всего была установлена связь с пленными в 21 лагере, в которых содержалось более 15 тысяч советских пленных.

В 1943 г. руководством французского Сопротивления совместно с советскими подпольщиками был создан Центральный комитет советских военнопленных во Франции, который возглавили старший лейтенант ВДВ РККА, бывший политрук Марк Яковлевич Слободинский и французский коммунист, сын русских эмигрантов Борис Семёнович Матлин, известный как полковник Гастон Лярош. В состав комитета входило 10 человек – советские пленные и ряд французских коммунистов российского происхождения из числа бывших интербригадовцев, в том числе Василий Порик. Комитет организовывал саботажи на шахтах, диверсии и побеги советских пленных.

Надо отметить, что ЦК советских военнопленных во Франции организационно входил в сеть MOI – FTPF, секцию иностранных рабочих в составе коммунистического движения «Свободные стрелки французские партизаны», наиболее сильное и организованное из всех движений французского сопротивления. Вопреки ныне распространяемым агиткам единого движения французского Сопротивления никогда не было. Под давлением Коминтерна была предпринята попытка объединения нескольких движений под командованием Жана Мулена, но это было позднее, и объединила она восемь из почти двух десятков основных течений. MOI – FTPF в тот момент руководил выходец из Российской империи Иосиф Эпштейн, он же товарищ Андрей, позднее расстрелянный фашистами на Мон-Валерьен.

Кроме того, в регионе были активны другие движения Сопротивления: «Национальный фронт» под руководством Пьера Вийона и Нобелевского лауреата физика Фредерика Жолио-Кюри и ОСМ (гражданско-военная организация), одним из руководителей которой была Вера Оболенская. ОСМ была более активной в береговой зоне, где находилось несколько малочисленных лагерей советских пленных, задействованных на строительстве укреплений Атлантического вала и пусковых установок «Фау».

Советские пленные, не понимая сути разногласий и причины наличия нескольких движений Сопротивления предпочитали держаться от этого в стороне и создавать собственные, чисто советские отряды.

В начале 1944 г. акции сопротивления советских пленных участились. Стало совершаться больше побегов пленных, которые присоединялись к партизанским отрядам. Всего в департаментах Норд, Па-де-Кале, Мёрт-и-Мозель, Кот д’Ор действовало 20 советских партизанских отрядов. В том числе и отдельная женская боевая группа «Родина» под командованием Розалии Фирдзон-Симоновой.

В состав штаба входило 49 человек, из них русских – 34, украинцев – 14, татар – 1. Комсомольцев – 16, партийных – 10, беспартийных – 33. Один майор, 8 капитанов и лейтенантов, 14 сержантов, 26 рядовых. Т. е. преобладали русские беспартийные рядового состава.

Ввиду угрозы высадки союзников германское командование приняло решение эвакуировать лагеря советских пленных в Бельгию. В связи с чем был организован массовый побег сразу из нескольких лагерей. По отчёту ЦК советских военнопленных 1 июня 1944 г. одновременно бежало из лагерей Валансьен 170 человек, Либеркур – 45, Бомон – 85, Ланс – 60. Из бежавших ранее и бежавших из других лагерей в состав партизанских отрядов влилось 1500 человек.

Гастон Лярош и Марк Слободинский были отозваны в распоряжение центральных органов. Марк Слободинский наладил выпуск газеты «Советский патриот», а Гастон Лярош вёл работу с власовцами и прочими остлегионерами, из которых ему удалось создать 1-й и 2-й советские партизанские полки, а уже после освобождения Франции 3-й, 4-й и 5-й, которые он имел намерение свести в отдельную советскую партизанскую дивизию.

После окончания боевых действий ЦК советских военнопленных отчитался о результатах боевых действий на севере Франции: уничтожено 400 солдат и офицеров противника, взято в плен 229, пущено под откос 19 эшелонов с военными грузами, повреждено на месте 11 паровозов, уничтожено 10 автомобилей с боеприпасами и вооружением, взорвано два крупных моста.

А всего в зоне действия ЦК было уничтожено 3500 солдат противника и пущено под откос 65 воинских эшелонов.

Особо ЦК отмечал помощь французов: «борьба советских патриотов не имела бы успеха, если бы нас, советских людей, не поддерживало местное население. Мы чувствовали всё время братскую помощь французского народа… этого мы никогда не забудем и вечно будем благодарны французским товарищам по борьбе».

Также в отчёте особо упомянута деятельность таких людей как Василий Порик (расстрелян в крепости Аррас 22 июля 1944 г., посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза), Александр Ткаченко (командир роты, погиб в бою 18 августа 1944 г., похоронен как неизвестный в советском некрополе Обурден), Василий Колесник (погиб, попав в засаду 25 апреля 1944, похоронен рядом с Василием Пориком), Валентин Тарасов (погиб в конце 1943 г., место захоронения не установлено).

Ассоциация «Mémoire Russe» сохраняет память о советских солдатах, сражавшихся и погибших во Франции

Кроме памятника на могиле Василия Порика и Василия Колесника в районе Ланса известно два некрополя и две братских могилы советских солдат, погибших во Франции. Одна одиночная могила, пять мемориальных знаков, не считая одиночных упоминаний на общих французских памятниках. Одна из улиц носит имя Василия Порика. Также на побережье Па-де-Кале есть одна братская могила, один памятник и одна мемориальная доска в честь советских солдат.

К 75-летию Победы планируется открытие ещё одной мемориальной доски Василию Порику в городе Гренэ. Посольство Российской Федерации планирует установку там памятника на советском воинском некрополе Обурден. И наша ассоциация «Mémoire Russe» планирует там же установить мемориальную доску Александру Ткаченко. 

Также по теме

Новые публикации

В конце августа прошлого года на работу в киргизский Ош приехали 17 учителей из Российской Федерации. Этому предшествовал серьёзный отбор, кандидаты из разных городов не были знакомы друг с другом. Для многих это был первый выезд за границу причём на длительный срок – на год. О том, как им работается в школах с разными языками обучения, что нравится, а что нуждается в улучшении, рассказали трое учителей: Марина Петрова, Наталья Сахарова и Марина Зайченко.
Восьмой международный поэтический интернет-конкурс «Эмигрантская лира» назвал победителей в номинациях «Эмигрантский вектор» и «Неоставленная страна» для русскоязычных поэтов дальнего зарубежья и авторов из России и стран СНГ соответственно. «Русский мир» выяснил, что сегодняшние поэты-эмигранты в большинстве своём считают себя продолжателями «оставшихся» Пушкина и Есенина, а не уехавших Ходасевича и Бродского.
Разобравшись с русскими школам в Латвии, которые в соответствии с новой реформой в скором времени полностью переводятся на латышский язык обучения, власти взялись и за малышей. В январе 2020 г.  латвийский парламент без обсуждения с заинтересованными лицами в первом чтении принял спорный законопроект, цель которого – покончить с русским языком в детских садах национальных меньшинств. Правда, перед вторым чтением вышла заминка, но ненадолго…
В ореоле праздника Дня влюблённых поговорим о насущном. Многих интересует вопрос, почему невесты милы и нежны, словно феи, а стоит им выйти замуж, как они становятся сварливыми, ворчливыми и придирчивыми, аки ведьмы? Кто бы мог подумать, что такое романтическое, нежное слово, как невеста, состоит в историческом родстве с существительным ведьма? В современном русском языке они далеки друг от друга, а в прошлом, оказывается, были близкими родственниками.
Весной этого года исполняется 125 лет со дня выхода высочайшего указа императора Николая II о создании в Петербурге Русского музея. Уникальность музея была в том, что экспонаты для его коллекции собирала буквально вся страна – от крестьян, даривших старинные предметы быта, до представителей высших сословий, передававших в фонд богатейшие собрания картин.
В день праздника трёх святителей – Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, которые считаются духовными покровителями Общины русских-липован Румынии (ОРЛР), организация отмечает своё 30-летие. А ещё в этот день в Румынии отмечают День родного русского языка.
Правопреемник основанного в 1972 году на волне оттепели в отношениях СССР с ФРГ Общества «СССР – ФРГ» – Международное общество «Россия – Германия» – продолжает свою активную деятельность, несмотря на объективные трудности, в первую очередь отсутствие государственного финансирования.
В год столетия исхода первой волны русской эмиграции в Доме русского зарубежья продолжают открывать ранее неизвестные страницы жизни русских общин за рубежом. Одна из таких страниц – история русской эмиграции в Марокко. Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Николай Сухов представил сразу две своих книги, посвящённые этой теме.