EN
 / Главная / Публикации / Русский политик в США: «Я защищаю и поддерживаю свою культуру»

Русский политик в США: «Я защищаю и поддерживаю свою культуру»

Светлана Сметанина21.11.2018

Антон Конев – молодой политик, помощник сенатора штата Нью-Йорк. 20 лет назад Антон приехал в США из России и сегодня он – один из пока немногочисленных примеров успешной политической карьеры представителя русскоязычной общины. Пока в верхних эшелонах власти в США правит бал русофобия, политики среднего звена продолжают развивать отношения между нашими странами.

– Расскажите, как складывалась Ваша политическая карьера? Вы с детства мечтали стать политиком?

– Я эмигрировал из Санкт-Петербурга в 1997 году и окончил 9 – 12 классы в США. Будучи молодым эмигрантом, изучающим английский язык, я сразу же заинтересовался политикой. Уже в 10-м классе стал президентом нашего класса, вице-президентом, а потом президентом школы. В университете тоже занимался организационной деятельностью. В школе мы просили сделать скамейки для нашего футбольного поля, чтобы болельщикам было удобно смотреть игру. В университете тоже агитировал за права наших студентов.


Потом я баллотировался и победил на выборах в члены комитета Демократической партии. А потом смог избраться в члены горсовета города Олбани. 

При этом я с первого курса начал стажироваться в Ассамблее штата Нью-Йорк и после стажировки мне предложили там работу. Действительно, я всё время интересовался политической деятельностью и тем, как можно улучшить ситуацию для людей вокруг меня. 

Когда я был членом горсовета, у меня был округ, в котором примерно 10% избирателей были пожилые русские. Когда идут демократические праймериз – первичные выборы – хорошо иметь какой-то блок, который тебя поддержит. Естественно, русскоязычные избиратели меня поддерживали, потому что до этого они вообще не участвовали в выборах – не понимали, зачем это надо и как это делается. Тем более что для них не переводили предвыборные материалы. Я стал первым представителем, который разговаривал на их языке. 

Каждые выборы – местные, федеральные – я прихожу к ним, потому что многие уже не могут лично появиться на избирательном участке. Я приношу им бюллетени, перевожу нужные бумаги. Таким образом, они теперь имеют возможность участвовать в политической жизни страны.

– Вы знаете других политиков с русскими корнями? Они представлены на муниципальном или федеральном уровне?

– Достаточно мало. У нас был член нижней палаты штата Нью-Йорк, но сейчас он ушёл. Представитель городского казначея в городе Нью-Йорке – русскоязычный. Есть русскоязычные помощники у некоторых сенаторов и конгрессменов. Рядом с Вашингтоном, в Мэриленде, также есть русскоязычный член горсовета. 

– А членам городского совета в США также приходится заниматься в основном коммунальными проблемами и отвечать на жалобы граждан?

– Да, так и есть. Как члену горсовета мне приходилось заниматься разными местными проблемами. Например, мои пожилые русскоязычные избиратели попросили организовать одностороннее движение на их улице, потому что там была узкая улочка с двусторонним движением и пожилым людям было страшно переходить дорогу. 

Потом они просили меня помочь установить скамейки в муниципальном парке. Также приходилось решать проблемы с парковкой, чтобы были места для инвалидов. Много жалоб поступало на соседей, которые не убирают за своими собаками. 

– Но сейчас как помощник сенатора Вы наверняка занимаетесь другими вопросами?

– Да, сейчас занимаюсь проблемами переводов документов для русскоязычных граждан, проблемами иммиграции, адвокатов для иммигрантов. 

– На Ваш взгляд, почему так мало представителей русскоязычной общины в органах власти? 

– Пожилые люди, например те, кто живут в районе Брайтон-Бич, просто не участвуют в выборах, потому что не очень хорошо знают язык и зачастую не понимают всех тонкостей голосования. Поэтому и русскоязычным политикам трудно выбраться без поддержки своей общины. Наверное, просто нет культуры участия в выборах. А молодёжи не до политики – они работают, зарабатывают деньги. Многие считают – зачем мне эта политика, зачем мне голосовать, что для меня политики смогут сделать такого, чего я сам не могу?

Нет понимания, что принимать участие в выборах – это гражданская обязанность, что, если продвигать своих, это поможет реализовать интересы общины. Наверное, пока не хватает организованности. Хотя в последнее время ситуация меняется: есть ассоциации русских в профсоюзах, есть даже ассоциации русских полицейских, русских адвокатов. И уже эти организации начинают понемногу участвовать в выборах. 


Уже нельзя сказать, что совсем нет участия русской общины в американской политической жизни. Но пока оно несравнимо с участием других общин.



– Сегодня очень много говорится о накале русофобии в западных странах, особенно в США. Часто мы видим, что обвинения идут в целом против России и против русских. То есть налицо нарушение прав конкретной национальности. Можно с этим как-то бороться на уровне общины?

– Действительно некоторые американские политики, чтобы отвлечь внимание от насущных внутренних вопросов, ищут проблемы вовне и акцентируют внимание на внешней политике. Чтобы повлиять на внутреннюю политику, часто необходимо принимать какие-то кардинальные решения и вкладывать деньги. Поэтому им гораздо удобнее разговаривать на темы внешней политики, где они ни на что особо повлиять не могут, зато активно ищут врага. К сожалению, зачастую это просто тактика отвлечения внимания людей от насущных проблем. Сейчас в качестве такой мишени выбрали Россию.

Республиканцы часто используют в качестве мишени Мексику, откуда всё время прибывают нелегальные мигранты. Демократы используют русских – всегда удобно искать виноватого на стороне. 

Я, как человек, который уже давно находится в этой сфере, прекрасно понимаю, что есть политики, которые занимаются решением насущных задач, – проблем бедности, проблем бездомных или людей, у которых нет нормального жилья. Например, в Нью-Йорке большое количество социальных домов, которые то затапливает, то крысы там расплодились. К примеру, власти долгое время отрицали, что краска, которой покрашены стены в квартирах таких домов, содержит свинец. Это негативно влияет на здоровье людей – у многих детей были обнаружены высокие концентрации свинца в крови. 

Понятно, чтобы решить эту проблему – куда-то временно переселить людей и отремонтировать дома – необходимо вложить большие средства. Многим удобнее просто переводить стрелки и говорить о том, что Дональд Трамп слишком близок к России и тому подобное. Вместо того, например, чтобы критиковать его за реальные проблемы, которые он не решает – проблемы климата или бедности. 

– Помимо своей политической деятельности, Вы также являетесь активным членом русской общины – руководите молодёжным крылом КСОРС США. Это не мешает Вашей работе? Вам не нужно скрывать, что Вы – русский?

– Нет, конечно. Я родился в России, у меня глубокие русские корни. И я горжусь тем, что я русский иммигрант. Я защищаю и поддерживаю свою культуру – точно так же, как представители других национальных меньшинств. 

Я также являюсь членом совета директоров общественной организации «Олбани – Тула Альянс». Мы, например, возили команду 10-летних американских хоккеистов в Россию на детский международный турнир по хоккею. Вместе с ними я привёз 30 членов их семей и пять тренеров. Люди, которые съездили в эту поездку, увидели, насколько Россия красивая и интересная страна, какие гостеприимные там люди. 

Я постоянно работаю над такими проектами. Вскоре у нас состоится бизнес-обмен: мы приглашаем молодых бизнесменов, активных молодых людей из Тулы на стажировку в США. А среди российских и американских школьников мы провели конкурс сочинений на тему важности российско-американских отношений. Мы постоянно стремимся что-то делать для продвижения и развития связей между нашими странами. 

Буквально недавно ко мне подошёл один из членов сената нашего штата и спросил: «Вы будете опять организовывать поездку в Россию? Я бы очень хотел её посетить»


Несмотря на общий фон негатива, позитива полным-полно. Может быть, его не так видно и о нём меньше говорят в СМИ. Но он есть. Есть люди, которые до сих пор интересуются Россией, хотят туда поехать и строить отношения с русскими.

Также по теме

Новые публикации

На Украине очередная «зрада», пишут местные СМИ. Музыкальный сервис Spotify опубликовал топ самых популярных исполнителей, произведения которых чаще всего скачивали украинские слушатели. Так вот, украинских среди них нет. Вообще. На первом месте – Моргенштерн. Дальше сплошь представители российского шоу-бизнеса плюс казах Скриптонит, тоже русскоязычный.
Проблемы функционирования русского языка на постсоветском пространстве с каждым годом обретают всё большую остроту. Поиску решений целого ряда насущных вопросов в этой сфере посвящён Международный научный конгресс «Русский язык в глобальном научном и образовательном пространстве».
Первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по международным делам, председатель правления фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов заявил, что США проводят «антироссийский месячник», нагнетая обстановку на украинской границе и продвигая на этом фоне инфраструктуру НАТО ближе к России.
6 – 7 декабря Российская академия образования проводит первую большую международную конференцию по проблемам образования с международным участием. Речь, в частности, будет идти об образовании в период ковида. Накануне конференции экс-глава Минобрнауки РФ и новый президент РАО рассказала о деятельности Академии.
Белоруссия, как и Россия, почти полностью русскоязычное государство. Белорусский язык там встречается разве что на вывесках и указателях. Также его можно услышать от сельских жителей старшего возраста и небольшой части интеллигенции — идейных сторонников возрождения «мовы». Однако русский язык в республике имеет ряд особенностей.
На Youtube-канале «Русского мира» прошла первая презентация инновационных проектов по продвижению русского языка. Были представлены первые шесть проектов, отобранные из нескольких сотен, разработанные в период с 2017 по 2021 годы.
Есть такой диалект русского языка – аляскинский. Он начал формироваться во второй половине XVIII века, когда Аляска принадлежала России. Местным жителям надо было как-то общаться с русскими промышленниками и торговцами. В результате такого общения на свет появился особый диалект.
Организация курсов повышения квалификации для учителей из регионов Киргизии, обеспечение школьников качественными учебниками, предоставление выпускникам школ КР бюджетных мест в университетах и институтах РФ, высадка педагогического десанта на юг республики – лишь небольшая часть российских образовательных программ, которые сегодня успешно работают в республике. А впереди ещё новые совместные проекты.