RUS
EN
 / Главная / Публикации / Хранители культурного наследия России

Хранители культурного наследия России

Светлана Алексеева18.01.2018

Фото: 100lichnost.ru

Уникальный в своём роде мультимедийный проект «Россiя. Наследие» ставит перед собой амбициозную задачу – стать летописью и хроникой актуальной реставрации и объединить всех, кто возрождает и сохраняет историческое и культурное наследие нашей страны. О том, насколько это удаётся, рассуждает руководитель проекта Владимир Пирожок.

– Владимир, в чём уникальность вашего издания? Кому оно предназначено?

– Когда мы стартовали в 2015 году, у нас были некоторые сомнения насчёт того, насколько мы будем единственными и уникальными в своём роде. Потому что журналов и изданий о культуре достаточно. Но получив отклик от нашей аудитории, мы поняли, что попали в свою нишу.

Как ни странно, такой профессии, как реставратор, даже нет в реестре трудовых профессий. И на всём нашем российском пространстве не было издания, которое могло бы объединять реставраторов от Калининграда до Камчатки, от Выборга до Фороса. Существовали лишь маленькие корпоративные издания – например, в Питере также было издание Института реставрации. Но вот такого мультимедийного проекта федерального значения не было.

Наш журнал обращён не только и не столько к профессионалам-реставраторам – он объёмнее, глубже и шире по тематике. Он предназначен для тех, кто возрождает и сохраняет материально-культурное наследие,  – это архитекторы, реставраторы, историки, архивисты, художники, искусствоведы. И конечно, наш журнал для тех, кто интересуется культурным наследием – тех же туристов, например.

Когда после долгого перерыва прошёл первый съезд реставраторов (в 2013 году. – Ред.), мы все были приятно удивлены – насколько наш проект оказался востребованным. Журнал выходит шесть раз в год и распространяется по подписке во всех субъектах Российской Федерации. Но главный наш информационный ресурс – это наш сайт.  

– Какая сейчас ситуация с профессиональными реставраторами? Они не перешли в разряд исчезающих специалистов?

– Профессия живёт, потому что процесс возрождения и сохранения культурного наследия непрерывен. Благодаря Министерству культуры удалось приостановить ужасную статистику, когда у нас чуть ли не еженедельно исчезали объекты культурного наследия. И сегодня выделяется достаточно средств для сохранения наследия и для обучения новых профессионалов. 

Строительство храма Христа Спасителя. Фото: 100lichnost.ru

– Номер журнала за октябрь 2017 года посвящён Крыму. У вас каждый номер тематический?

– Это был спецномер, который мы делали по рекомендации Совета Федерации. Но это не первый тематический номер – у нас был спецвыпуск по Татарстану, Калининградской области. Сейчас мы готовим номер, посвящённый культурно-историческому наследию Ненецкого автономного округа, в планах тематические номера по Мордовии, Марий Эл. 

Достаточно просмотреть рубрики нашего журнала, чтобы получить представление о том, какая сегодня ситуация в сфере сохранения культурно-исторического наследия. Например, в нашем журнале есть рубрика «Честные собственники» – это те меценаты, которые выкупают находящиеся не в лучшем состоянии памятники культурного наследия, восстанавливают их за свой счёт и используют по назначению. Ещё одна из самых популярных рубрик «Народная воля» – в ней мы рассказываем о том, как благодаря усилиям общественности и неравнодушных людей возрождаются памятники культуры и истории. Один из таких ярких примеров, с которого и началась эта рубрика,  – храм Христа Спасителя, нынешнее возрождение которого и произошло во многом благодаря усилиям общественности. 

В своей статье «Культура и воля», также опубликованной на нашем сайте, я как раз и пишу о таких людях.   

Директор Благотворительного фонда «Центр возрождения культурного наследия «Крохино»» – Анор Рашитовна Тукаева организовала работу по спасению и консервации церкви Рождества Христова в истоке реки Шексны в Вологодской области. Храм уникален: барокко конца XVIII века, каменная трёхпрестольная с Никольским и Петропавловским приделами. Расположенный у берега Белого озера, он был затоплен, когда поднимали уровень воды при создании Волго-Балтийского водного пути из Рыбинского водохранилища к Онежскому озеру. Но подвижники спасли чудо-церковь, как град Китеж всплыла она над запустением, не желая сдаваться ни Лете, ни безжалостному времени.

Церковь Рождества Христова в истоке Шексны. Фото: Mir-prekpasen.ru

Ещё одно имя. Игорь Владимирович Сорокин. Называет он себя – свободный музейщик. На свой страх и риск создал и возглавил общественное движение «Музейная долина» в Саратове и выбрал для своего поля деятельности не центральную улицу, а так называемое городское дно – заросший овраг, куда спокон веков сваливали мусор, а в старых покосившихся лачугах до сих пор ухитряются жить бедолаги. Проект назвали «Музейной долиной», пытаясь выстроить вдоль местечка Глебовраг своеобразную «экспозицию» параллельной истории. 

Здесь и первые поселения человека, относящиеся к каменному веку, и более поздний культурный слой ремесленников, которые селились вдоль русла реки. Сюда в конце XVIII века свалили тела казнённых пугачёвцев. Покоится у кладбищенского оврага рядом с другими репрессированными академик Николай Вавилов. Удивительны пересечения и параллели истории. В этих местах прошло детство знаменитых артистов Сергея Филиппова и Бориса Андреева. Проект свободного музейщика одухотворил городское пространство, ставшее саратовской достопримечательностью. 

Глебучев овраг в Саратове. Фото: oldsaratov.ru

Музей Варлама Шаламова в Вологде тоже возник в буквальном смысле из ничего. Автор и руководитель – Любовь Кербут. Память о многострадальном гениальном русском писателе и мученике увековечена с почтением и поклонением бескорыстной энергией, мастерством этой женщины.

Всем миром создавали в селе Николе музей Николая Рубцова, восстановили церковь. В Саранске ежегодно выходят книги, альбомы о великом скульпторе, мордовском самородке Степане Эрьзя…

– А вот ещё интересное название рубрики: «Музей, которого нет». Она чему посвящена?

– Да, эта рубрика по-хорошему провокационная. Она как бы инициирует создание музеев в местах, которые связаны с жизнью и деятельностью наших известных соотечественников, но по каким-то причинам забыты. Вот, как ни странно, один подобный пример: Страстной бульвар, 5. Центр Москвы рядом с Пушкинской площадью, где находится уважаемое Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям. А в этом здании в начале ХХ века многие годы жил и творил Сергей Васильевич Рахманинов. Но в России нет музея композитора с такой мировой известностью и популярностью. И вот мы рассказали об этом в своём материале. 

Мемориальная доска С. В. Рахманинову (Москва, Страстной бульвар 5). Фото: mosday.ru

Одна из наших заслуг: мы вернули философов в культуру. Мы часто цитируем тех или иных философов начала XX века, но иногда не знаем, что философская мысль бьётся и пульсирует и в наше время. Теперь почти в каждом номере мы приглашаем к осмыслению материально-культурного процесса современных философов. 

Есть и у нас и своего рода «пожарная» рубрика «Красная книга», в которой мы рассказываем о памятниках, находящихся на грани исчезновения. Также мы ввели в медийный оборот словосочетание «культурный капитал» – и это название ещё одной рубрики нашего журнала. Здесь мы осмысливаем культуру как бизнес-проект в наше рационально-прагматичное время – как направление, которое может приносить реальную прибыль. На культуре можно зарабатывать, утверждаем мы и доказываем это своими материалами.

Также по теме

Новые публикации

15 февраля исполняется 30 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Время быстротечно, и немало воды утекло за эти годы в реке Амударья, по мосту через которую выводил войска на советскую территорию командующий 40-й армией генерал Борис Громов.
«Мудрые государственные деятели России всегда знают, как выбирать своих иностранных представителей», – так писала одна из американских газет в 1851 году о российском после в США Александре Бодиско. Он проработал на этом посту 17 лет – рекордный срок. Уважение к нему было столь велико, что в день его похорон американский конгресс на день прервал работу, что стало беспрецедентным событием.
Ивана Андреевича Крылова, 250-летие которого мы отмечаем, все знают как автора замечательных басен. Между тем современникам он не менее был известен как автор популярных пьес, но ещё больше – как один из главных русских чудаков.
Абделлатиф Мохамед Эльсайед Рефат – директор и преподаватель языкового центра «Восток» (Хургада), где изучается русский язык. Дипломированный преподаватель РКИ, выпускник московского вуза, сейчас он обучает жителей Хургады как русскому, так и арабскому языкам. Он рассказал корреспонденту «Русского мира» о возможностях обучения в Хургаде и об отношении простых египтян к нашей стране.
Почему современному политику не обойтись без багажа пословиц и поговорок и как русская фразеология стала международным брендом, в кильватере которого следует вся Европа и часть Америки? Об этом рассказывает профессор Санкт-Петербургского университета, автор «Большого словаря русских крылатых слов» и «Большого словаря русских пословиц и поговорок», почётный председатель Фразеологической комиссии при Международном комитете славистов Валерий Мокиенко.
Выставка «Путешествие с Достоевским» открыта в петербургском Музее железных дорог России. Экспозиция рассказывает о том, куда и на чём великий русский писатель перемещался по железной дороге, как под стук колес менялось его мнение о России и Европе и в каком именно вагоне познакомились герои романа «Идиот» князь Мышкин и Парфён Рогожин. Музейный эксперимент по привлечению новой публики удался – среди экспонатов по сути технического музея ходит начитанная публика и иностранцы, привлечённые именем Достоевского.
8 февраля в Фотоцентре Союза журналистов России (Москва) открылась фотовыставка «Афган – наша память!», посвящённая 30-летию окончания боевых действий и вывода советских войск из Афганистана. Выставка организована при поддержке фонда «Русский мир», Московского комитета ветеранов войны и ряда других ветеранских объединений.
Со Второй мировой войной связано возникновение новой, «второй» волны эмиграции из СССР, состоящей преимущественно из т. н. перемещённых лиц («ди-пи») – русских квалифицированных рабочих, угнанных на работу в Германию, а также военнопленных. По далеко не полным данным местных советов, с оккупированных территорий из СССР было насильственно перемещено 4 797 089 человек. Кроме того, органами репатриации было учтено 2 016 480 военнослужащих советской армии, оказавшихся в плену.