RUS
EN
 / Главная / Публикации / Марина Бурд: «Мы растим элиту Германии»

Марина Бурд: «Мы растим элиту Германии»

Светлана Сметанина08.04.2016

С 10 по 13 апреля в Берлине при поддержке фонда «Русский мир» пройдёт I Международный конгресс «По-русски. В контексте двуязычия», где будет изучаться опыт преподавания русского языка вне России. О том, с какими проблемами сталкиваются педагоги, работающие с детьми-билингвами, «Русскому миру» рассказала исполнительный директор Общества русскоязычных родителей и педагогов Берлина МИТРА Марина Бурд.  

Марина Бурд‒ Как возникла идея проведения Международного конгресса по проблеме образования для билингвов и в чём его главная задача?

‒ Год назад в Берлине фондом «Русский мир» был открыт Русский центр. И одно из направлений его деятельности – это поддержка организаций, которые работают с многоязычными билингвальными детьми. Когда мы говорили об итогах нашей работы за первые полгода, возникла идея – собрать в одном месте руководителей крупных образовательных организаций, обучающих детей-билингвов, которые достигли определённых успехов у себя в странах. И поговорить о том, каких результатов мы достигли, с какими проблемами сталкиваемся и куда нам двигаться дальше.

‒ И из каких стран приедут участники?

‒ В нашем конгрессе принимают участие примерно 120 участников из 44 стран мира. Это люди, которые занимаются стратегическим развитием своих организаций, которые организуют мониторинг спроса родителей, чтобы понимать, какие именно образовательные услуги их интересуют. Так что это конгресс руководителей крупных образовательных структур мира.

‒ А что касается спикеров – кого вы пригласили?

‒ У нас только один день будет посвящён докладам и выступлениям, потому что 90% участников – это практики. У нас будет выступать профессор Екатерина Протасова из Хельсинкского университета, профессор Анка Бергмане из Берлинского университета имени Гумбольта. Так что мы надеемся услышать и получить набор концептуальных подходов к теме билингвизма, к теме образования, институциональной поддержки билингвизма и многоязычия. 

Тем более что это ведь новое направление в педагогике, которое возникло всего лет 15‒20 назад. То есть речь не идёт о поддержке многоязычия ребёнка в семье – этому явлению уже сотни лет, поскольку в образованных семьях всегда воспитывали детей, владеющих несколькими языками. Мы сейчас говорим о новом этапе в педагогике, который характеризуется тем, что государственные институты – детский сад, школа – должны обеспечить поддержку вот этого нового феномена. И речь пойдёт об этом – каким образом можно ответить на новые вызовы, возникшие  в обществе. Это связано и с процессами миграции, идущими сейчас по всему миру. Например, в той же Германии сегодня проживает порядка четырёх миллионов представителей русскоязычной диаспоры. 

‒ А что касается Германии – там уделяется внимание поддержке детей-билингвов?

‒ Это закреплено в Конституции: каждый ответственный за воспитание ребёнка – мама, папа, бабушка, дедушка – имеет право на выбор формы воспитания и образования. А государство обязано это обеспечить. Если родители желают растить своих детей билингвами и создаётся общественная организация, которая предлагает родителям такую услугу, то государство обязано это финансировать. Так что в этом плане проблем никаких.  Конечно, нужно обладать определённым уровнем компетентности, чтобы это делать, и это надо доказать. Но юридически существует очень серьёзная фундаментальная база, которая позволяет открывать такие учреждения и осуществлять поддержку наших двуязычных детей.

‒ А все ли родители, в своё время эмигрировавшие из Советского Союза, хотят, чтобы их дети были билингвами, или только какой-то процент?

‒ Я думаю, что сегодня практически нет таких родителей, которые не хотели бы, чтобы их дети владели иностранными языками на уровне родного. Это же нужно не только для карьеры. Дело в том, что если ребёнок овладевает механизмом билингвизма, то он может овладеть любым количеством языков. И чем раньше он с ним сталкивается, тем наиболее гармонично выстраивается его языковая биография. 
Что касается сохранения родного языка, то не все родители подходят к этому серьёзно. Кто-то хочет, кто-то не хочет, а кто-то не знает, как это сделать. Поэтому в рамках конгресса мы проведём круглый стол, посвящённый тому, каким образом мы можем влиять на выбор родителями системы образования для детей. 

‒ В Обществе русскоязычных родителей и педагогов Берлина МИТРА, которое Вы возглавляете, уже 11 детских садов и несколько школ…

‒ У нас 9 школ дополнительного образования – в разных городах и районах Берлина – и две полные школы. Это интернациональная школа имени Ломоносова, где дети учатся с первого класса до получения аттестата зрелости. Наша международная школа возникла только в прошлом году – она выросла из начальной школы имени Ломоносова, которая в этом году будет праздновать десятилетие. С 2006 года у нас было только шесть классов, а с этого учебного года набрали седьмой класс. И уже получили все лицензии, чтобы вести детей до получения аттестата зрелости.   

‒ К вам приходят дети из русскоязычных семей или не только?

‒ Да, к нам многие хотят попасть. У нас учатся дети не только из полностью русскоязычных, но и из смешанных семей. Есть семьи, адаптированные к немецкой культурной среде, но при этом считающие очень важным сохранить у ребёнка русский язык и русскую культуру. И конечно, у нас есть дети других национальностей – с Украины, из Казахстана, Прибалтики. И есть чисто немецкие дети, чьи родители учились в России или хорошо относятся к России.

‒ Те дети, которые у вас учились, – как потом складывается их судьба, насколько им легче или труднее адаптироваться в стране? 

‒ Великолепно складывается. У нас было три выпуска после шестого класса – дети, которые поступили в немецкие гимназии. У нас примерно 95% детей идут потом в гимназию. Оценки у них там очень высокие – ни один ребёнок не провалился во время испытательного срока. Потому что в немецких гимназиях положено полгода испытательного срока для тех, кто поступает в седьмой класс. Мы следим за их судьбой, болеем за них  – со многими родителями по-прежнему в контакте, и очень многие отдали нам и вторых детей. И конечно, когда мы будем праздновать десятилетие школы, обязательно позовём всех наших питомцев. 

‒ Все они нацелены и на дальнейшее получение высшего образования?

‒ Конечно. Я вообще думаю, что мы растим элиту Германии. Потому что это юноши и девушки, которые прекрасно владеют несколькими языками, росли в двух-трёх культурах. Они все очень мотивированы и прекрасно образованы. У них родственники по всему миру. Это люди будущего – мы очень ими гордимся. 

‒ А какие основные проблемы, с которыми приходится сталкиваться Вам и Вашим коллегам в этой сфере?

‒ Во-первых, это недостаточная осведомлённость родителей, потому что есть какие-то страхи – как дети будут развиваться, не слишком ли большая у них нагрузка. Недостаточная информированность общественного мнения о важности и возможностях билингвального развития. Есть и разная степень престижности языков – русского или английского. Нужно говорить об этом с родителями открыто. И у нас есть масса аргументов для того, чтобы родители выбирали ту или иную форму билингвизма и планировали стратегию образования для ребёнка. 

Вторая проблема, с которой мы сталкиваемся и которая довольно сложна, – это проблема персонала. Получается, что у нас и коллектив детей интернациональный, и коллектив педагогов тоже интернациональный. Нужно приходить к консенсусу в вопросах воспитания и образования. Это и вопрос ментальности, и этических представлений – всё это непросто. И родители тоже многонациональные – с разными подходами к воспитанию, к оценкам. Мы тоже это всё будем обсуждать на конгрессе. 

Наконец, что ещё важно, – мне очень интересно послушать других коллег. Нас в Германии очень интересует проблема синхронизации программ. Потому что мы считаем, что по некоторым дисциплинам российская программа интересна, а по некоторым немецкая имеет свои преимущества. Найти в этом равновесие, выработать стратегию культурных, образовательных составляющих – это довольно сложно. Я думаю, что это то, над чем мы будем работать ближайшие четыре – пять лет.  

Также по теме

Новые публикации

Главный герой Масленицы, конечно, румяный блин. Мало того, что он вкусен, так ещё и богатой символикой наделён: круглый блин – это, по Куприну, «настоящее щедрое солнце, воспоминание о языческом прошлом, символ красных дней, хороших урожаев, ладных браков и здоровых детей».
У русскоязычного сообщества праздник – 120 лет со дня рождения Дитмара Эльяшевича Розенталя, выдающегося учёного, чьё имя стало синонимом строгой нормы и чётких правил в русской филологии.
В День защитника Отечества поговорим об истории воинских званий. «Мне солдат дороже себя», – говорил великий русский полководец Александр Васильевич Суворов. Вот и мы начнём с солдата.
К Международному дню родного языка в нашей стране приурочили акцию «Родные языки России». Более 8000 тысяч школьников из 72 регионов страны записали на видео и опубликовали в социальных сетях стихи на 60 языках народов России. А в некоторых российских регионах в этот день прошли Тотальные диктанты на национальных языках.
Россия – страна многонациональная и многоязычная. И в Международный день родного языка мы хотим пригласить всех за праздничный стол, чтобы попотчевать национальными блюдами. Уверяем, вас ждут не только гастрономические, но и лингвистические открытия.
В конце августа прошлого года на работу в киргизский Ош приехали 17 учителей из Российской Федерации. Этому предшествовал серьёзный отбор, кандидаты из разных городов не были знакомы друг с другом. Для многих это был первый выезд за границу причём на длительный срок – на год. О том, как им работается в школах с разными языками обучения, что нравится, а что нуждается в улучшении, рассказали трое учителей: Марина Петрова, Наталья Сахарова и Марина Зайченко.
Восьмой международный поэтический интернет-конкурс «Эмигрантская лира» назвал победителей в номинациях «Эмигрантский вектор» и «Неоставленная страна» для русскоязычных поэтов дальнего зарубежья и авторов из России и стран СНГ соответственно. Как оказалось, поэзией соотечественники из-за рубежа не избывают тоску по утраченной родине, а общаются с русскоязычными друзьями и ищут единомышленников по всему миру. Стихи и раньше не знали границ, а интернет разрушил последние преграды.
Разобравшись с русскими школам в Латвии, которые в соответствии с новой реформой в скором времени полностью переводятся на латышский язык обучения, власти взялись и за малышей. В январе 2020 г.  латвийский парламент без обсуждения с заинтересованными лицами в первом чтении принял спорный законопроект, цель которого – покончить с русским языком в детских садах национальных меньшинств. Правда, перед вторым чтением вышла заминка, но ненадолго…