RUS
EN
 / Главная / Публикации / Харри Вальтер: Русский язык в Германии не погибнет

Харри Вальтер: Русский язык в Германии не погибнет

Борис Серов18.01.2017

Германия традиционно – один из главных мировых центров славистики. Какова ситуация с русским языком в этой стране сегодня, когда политические отношения России и Германии так непросты? Продолжает ли он оставаться востребованным в академической среде? Об этом мы поговорили с Харри Вальтером, профессором Университета им. Эрнста Морица Арндта в Грайфсвальде.

Недавно было закрыто отделение русского языка в Университете Магдебурга. Прекратил существование Институт славистики в Ростоке. «Раньше в Германии было много университетов, в которых готовили специалистов-переводчиков по русскому языку, – говорит Харри Вальтер. – Сейчас их стало намного меньше»




– С чем это связано?

– Это связано с тем, что русский язык уже не имеет такого спроса, как раньше. В начале 90-х был большой бум русского языка, связанный с Перестройкой, «новым мышлением» и Горбачёвым (кстати, Горбачёва до сих пор уважают в Германии). А затем произошёл резкий спад.
 
А раз мало желающих, институты славистики в Германии закрывают. 

– Значит, это касается не только русского языка?

– Да. И польского, и чешского, и украинского. Недавно, к примеру, в нашей земле Мекленбург – Передняя Померания закрыли отделение славистики в ростокском университете. 

– Людей оставили без работы?

– Там все профессора ушли на пенсию, а остальным сотрудникам подобрали другую работу. 

В целом, надо признать, в 90-е годы престиж славянских языков в Германии упал. Во всемирном масштабе снизилось значение  русского языка. И у нас очень много общего, ведь то же самое произошло с  немецким языком. С начала 2000-х немецкий язык уже не так востребован в Европе и мире – мы в одной лодке. 

– Почему так происходит? 

– Нас убивает английский язык, который стал языком межнационального общения. Бывают даже случаи, когда немецкие учёные между собой говорят по-английски. Я как-то был на конференции в Граце, где вообще-то говорят на чистейшем немецком языке, но, как ни странно, слависты между собой общались на английском. 

В русском и немецком происходят общие процессы. Русский язык – это обычный европейский язык, который развивается так же, как все европейские языки. Я знаю, в России есть ощущение, что русский язык беднеет, он находится на дне. Но нужно иметь в виду: русский язык пережил в течение 20 лет то, что остальные европейские языки переживают уже 100 лет. И на эти изменения русский язык реагирует так же, как и все остальные языки мира. Вы думаете, у нас не ворчат на англицизмы? Не сетуют на то, что язык стал уличным? 

– Число изучающих русский язык в Германии продолжает сокращаться?

– Сейчас оно стабильно, и даже растёт.

– Растёт – почему? 

– Прежде всего, из-за карьеры. Русский язык считается изюминкой. Наши бизнесмены, юристы, экономисты знают, что знание русского языка отличает их от многих других. Мы убеждены, что с Россией будет развиваться хорошая торговля. А как же разговаривать с людьми в России? Конечно, ваши специалисты тоже говорят по-английски, но есть старая мудрость: «Лучше говорить с клиентом на его языке». На рынке труда  лучше владеть русским языком.

Нужно иметь в виду ещё вот что: чистый русист в Германии не найдёт работу. Чем он будет заниматься? Культурологией? Можно, но и в культурологии, и в журналистике огромная конкуренция. Поэтому каждый бакалавр для изучения выбирает два предмета. Например, он комбинирует русистику с искусствоведением, историей или с английским языком и другими предметами. Кроме того, слависты должны изучать минимум два славянских языка – скажем, один восточнославянский и один западнославянский. 

– В 90-е годы в Германии оказалось много «русских немцев». Сейчас уже выросло второе поколение, подрастает третье. Что происходит в их среде? Хотят ли молодые люди, родившиеся и выросшие в Германии, знать русский – язык своих родителей, своих бабушек?

– Тут всё неоднозначно. С одной стороны, многие из них прекрасно или относительно хорошо говорят по-русски. Многие даже специально выбирают русский, т. к. полагают, что учёба им будет даваться легко. Но потом очень удивляются, когда обнаруживают, что на серьёзном уровне учить русский очень нелегко.
Вообще, билингвизм – это подарок, это очень хорошо, но во время учёбы – это проблема, потому что очень сложно преподавать в аудитории, где рядом сидят студенты, которые хорошо говорят по-русски, и те, кто едва говорит.

Есть ещё и такая проблема: второе поколение билингвов, которое родилось в Германии, говорит  по-русски, но вообще не пишет. Кроме того, эти молодые люди часто говорят с довольно сильным немецким акцентом.

Отсюда возникают большие сложности с методологией преподавания в таких гетерогенных группах. У нас очень современная школьная методика, хорошие школьные учебники. Но в университетах они неприменимы, поэтому наши преподаватели вынуждены сами разрабатывать новые материалы.  
И всё же мы справляемся с этой ситуацией. Свет в конце туннеля виден: число студентов, изучающих русский язык, пусть медленно, но растёт. Конференции русистов собирают много специалистов, там царит такая творческая атмосфера, люди проявляют столько энергии, что я не боюсь: русский язык в Германии не погибнет. Я убеждён: через пять лет он будет очень востребован. 

– Вы можете о себе сказать, что Вы – русофил?

– На сто процентов.

– Политические события последних трёх лет – Крым, война на Донбассе, многочисленные обвинения Запада против России – всё это влияет на мотивацию ваших учеников?

– Конечно! К сожалению, нам сейчас очень мешает наша пресса. 

Часто пишут только о плохом: диктатура, экономика на дне, всё, что делает Россия, – плохо. В этих условиях человек задумывается: а зачем мне заниматься русским языком? Разумеется, это снижает мотивацию к занятиям. И наша задача – показать, что не всё так ужасно.  Что, например, Россия даже во время холодной войны была очень надёжным поставщиком газа и нефти, что у нас всегда были очень хорошие контакты. 
Кстати, в народе совсем другое мнение о России, люди вовсе не думают о России как об «империи зла». Приезжайте в Германию – вы увидите, что к России у нас хорошее отношение! 

Также по теме

Новые публикации

1 апреля мы отмечаем годовщину Николая Васильевича Гоголя. Яркое образное мышление находило воплощение не только в гоголевских текстах. Писатель проявлял интерес к разным сферам жизни и смело пробовал себя в роли то зодчего, то кулинара, то дизайнера. Причём не без успеха.
«Все мы вышли из бондаревских "Батальонов…"», – сказал когда-то Василь Быков от имени всех писателей-фронтовиков. 29 марта в Москве скончался Юрий Василий Бондарев. За две недели до этого, 15 марта, ему исполнилось 96 лет.
Китай рапортует о том, что распространение коронавируса остановлено. В России, благодаря своевременному реагированию и принятым мерам, прирост заболевших удаётся сдерживать. В некоторых же странах, как в Италии, Испании или США, ситуация довольно тревожная – заболевших там считают десятками тысяч. Чтобы понять, как выглядит ситуация «изнутри», корреспондент «Русского мира», сама живущая в Италии, пообщалась с нашими соотечественниками в разных странах. Картина получилась довольно пёстрой.
Дорогой Виталий Григорьевич… Именно так – уважительно и сердечно – хотелось обратиться к этому удивительному человеку, силу личности и неповторимое обаяние которого ощущали все, кому посчастливилось знать В. Г. Костомарова, внимать ему.
Распространение пандемии коронавируса ставит перед обществом новые вызовы и задачи: необходимо не только лечить заразившихся, но и помогать тем, кто оказался в сложной жизненной ситуации из-за самоизоляции. И есть впечатление, что многие практики взаимопомощи и поддержки, которые появляются благодаря карантину, останутся с нами и после того, как эпидемия закончится.
Почти две недели назад не стало Эдуарда Лимонова, выдающегося писателя, эмигранта, скандалиста, политика, который уже одним своим присутствием мог заинтриговать толпу. Однако 30 марта выходит (онлайн) его последняя книга «Старик путешествует», так что Лимонов всё ещё с нами. Его близкий друг журналист и режиссёр Даниил Дубшин поделился своими воспоминаниями об этом крайне неординарном человеке.
Международный день театра ежегодно традиционно отмечался множеством сценических премьер на русском языке по всему миру. Русские театры за рубежом открывали 27 марта фестивали, представляли новые спектакли и устраивали гастроли. Коронавирус заставил театры изменить свои планы, но многие их них не отказались от профессионального праздника. Более того, как выяснил «Русский мир», ряд театров продолжают репетиции на «удалёнке».  
Мир переживает потрясение, и о коронавирусе сегодня говорят на всех наречиях. Новая социальная реальность немедленно отразилась в языке. В нашу речь стремительно врываются слова и понятия, о существовании которых многие и не подозревали, а соцсети пестрят неологизмами, иногда довольно удачными.