EN
 / Главная / Публикации / Харри Вальтер: Русский язык в Германии не погибнет

Харри Вальтер: Русский язык в Германии не погибнет

Борис Серов18.01.2017

Германия традиционно – один из главных мировых центров славистики. Какова ситуация с русским языком в этой стране сегодня, когда политические отношения России и Германии так непросты? Продолжает ли он оставаться востребованным в академической среде? Об этом мы поговорили с Харри Вальтером, профессором Университета им. Эрнста Морица Арндта в Грайфсвальде.

Недавно было закрыто отделение русского языка в Университете Магдебурга. Прекратил существование Институт славистики в Ростоке. «Раньше в Германии было много университетов, в которых готовили специалистов-переводчиков по русскому языку, – говорит Харри Вальтер. – Сейчас их стало намного меньше»




– С чем это связано?

– Это связано с тем, что русский язык уже не имеет такого спроса, как раньше. В начале 90-х был большой бум русского языка, связанный с Перестройкой, «новым мышлением» и Горбачёвым (кстати, Горбачёва до сих пор уважают в Германии). А затем произошёл резкий спад.
 
А раз мало желающих, институты славистики в Германии закрывают. 

– Значит, это касается не только русского языка?

– Да. И польского, и чешского, и украинского. Недавно, к примеру, в нашей земле Мекленбург – Передняя Померания закрыли отделение славистики в ростокском университете. 

– Людей оставили без работы?

– Там все профессора ушли на пенсию, а остальным сотрудникам подобрали другую работу. 

В целом, надо признать, в 90-е годы престиж славянских языков в Германии упал. Во всемирном масштабе снизилось значение  русского языка. И у нас очень много общего, ведь то же самое произошло с  немецким языком. С начала 2000-х немецкий язык уже не так востребован в Европе и мире – мы в одной лодке. 

– Почему так происходит? 

– Нас убивает английский язык, который стал языком межнационального общения. Бывают даже случаи, когда немецкие учёные между собой говорят по-английски. Я как-то был на конференции в Граце, где вообще-то говорят на чистейшем немецком языке, но, как ни странно, слависты между собой общались на английском. 

В русском и немецком происходят общие процессы. Русский язык – это обычный европейский язык, который развивается так же, как все европейские языки. Я знаю, в России есть ощущение, что русский язык беднеет, он находится на дне. Но нужно иметь в виду: русский язык пережил в течение 20 лет то, что остальные европейские языки переживают уже 100 лет. И на эти изменения русский язык реагирует так же, как и все остальные языки мира. Вы думаете, у нас не ворчат на англицизмы? Не сетуют на то, что язык стал уличным? 

– Число изучающих русский язык в Германии продолжает сокращаться?

– Сейчас оно стабильно, и даже растёт.

– Растёт – почему? 

– Прежде всего, из-за карьеры. Русский язык считается изюминкой. Наши бизнесмены, юристы, экономисты знают, что знание русского языка отличает их от многих других. Мы убеждены, что с Россией будет развиваться хорошая торговля. А как же разговаривать с людьми в России? Конечно, ваши специалисты тоже говорят по-английски, но есть старая мудрость: «Лучше говорить с клиентом на его языке». На рынке труда  лучше владеть русским языком.

Нужно иметь в виду ещё вот что: чистый русист в Германии не найдёт работу. Чем он будет заниматься? Культурологией? Можно, но и в культурологии, и в журналистике огромная конкуренция. Поэтому каждый бакалавр для изучения выбирает два предмета. Например, он комбинирует русистику с искусствоведением, историей или с английским языком и другими предметами. Кроме того, слависты должны изучать минимум два славянских языка – скажем, один восточнославянский и один западнославянский. 

– В 90-е годы в Германии оказалось много «русских немцев». Сейчас уже выросло второе поколение, подрастает третье. Что происходит в их среде? Хотят ли молодые люди, родившиеся и выросшие в Германии, знать русский – язык своих родителей, своих бабушек?

– Тут всё неоднозначно. С одной стороны, многие из них прекрасно или относительно хорошо говорят по-русски. Многие даже специально выбирают русский, т. к. полагают, что учёба им будет даваться легко. Но потом очень удивляются, когда обнаруживают, что на серьёзном уровне учить русский очень нелегко.
Вообще, билингвизм – это подарок, это очень хорошо, но во время учёбы – это проблема, потому что очень сложно преподавать в аудитории, где рядом сидят студенты, которые хорошо говорят по-русски, и те, кто едва говорит.

Есть ещё и такая проблема: второе поколение билингвов, которое родилось в Германии, говорит  по-русски, но вообще не пишет. Кроме того, эти молодые люди часто говорят с довольно сильным немецким акцентом.

Отсюда возникают большие сложности с методологией преподавания в таких гетерогенных группах. У нас очень современная школьная методика, хорошие школьные учебники. Но в университетах они неприменимы, поэтому наши преподаватели вынуждены сами разрабатывать новые материалы.  
И всё же мы справляемся с этой ситуацией. Свет в конце туннеля виден: число студентов, изучающих русский язык, пусть медленно, но растёт. Конференции русистов собирают много специалистов, там царит такая творческая атмосфера, люди проявляют столько энергии, что я не боюсь: русский язык в Германии не погибнет. Я убеждён: через пять лет он будет очень востребован. 

– Вы можете о себе сказать, что Вы – русофил?

– На сто процентов.

– Политические события последних трёх лет – Крым, война на Донбассе, многочисленные обвинения Запада против России – всё это влияет на мотивацию ваших учеников?

– Конечно! К сожалению, нам сейчас очень мешает наша пресса. 

Часто пишут только о плохом: диктатура, экономика на дне, всё, что делает Россия, – плохо. В этих условиях человек задумывается: а зачем мне заниматься русским языком? Разумеется, это снижает мотивацию к занятиям. И наша задача – показать, что не всё так ужасно.  Что, например, Россия даже во время холодной войны была очень надёжным поставщиком газа и нефти, что у нас всегда были очень хорошие контакты. 
Кстати, в народе совсем другое мнение о России, люди вовсе не думают о России как об «империи зла». Приезжайте в Германию – вы увидите, что к России у нас хорошее отношение! 

Также по теме

Новые публикации

Известный венгерский поэт Ласло Секей перевёл на венгерский все самые популярные и любимые русские песни знаменитого поэта-песенника Алексея Фатьянова. И благодаря  знакомству с его творчеством он увлёкся переводами других современных российских поэтов-песенников. А венгерская публика с удовольствием слушает эти песни в исполнении Ласло Секея.
Со времён Петра I русская морская терминология складывалась на основе голландской, сказалось на ней и мощное английское, немецкое и итальянское влияние. Благодаря расшифровке этих специфических терминов можно реконструировать события, связанные со славой русского флота, например, ход Чесменской битвы.
В сентябре 2020 г. в Российском университете дружбы народов начнёт работу Цифровой подготовительный факультет. Это современный образовательный проект, благодаря которому иностранные студенты смогут удалённо подготовиться к обучению в различных российских вузах.
«Я считаю, что чем реже мы меняем Конституцию, тем лучше. Это придаёт устойчивость государственной системе. Каждая смена Конституции – серьёзный удар по стабильности политической. Поэтому Путин не пошёл по пути принятия новой», – сказал В. Никонов.
В период пандемии российские соотечественники в Малайзии организовали гуманитарную миссию, которая стала помогать аборигенам, живущим в джунглях. О том, как возникла такая идея, и живут русские в Малайзии, рассказывает учредитель ассоциации «Женщины России в Малайзии» Катерина Чулкова.
Как-то раз в адрес службы экстренной лингвистической помощи международного проекта «Современный русский» пришло такое сообщение: «Прочитала у Набокова: "на круглой площадке, до смешного плевелистой..." Не могу найти в сети значение слова плевелистый. У Даля нашла: плевелистый – тот, в котором много плевел. Плева – это оболочка. Почему тогда "до смешного плевелистой" площадке?». Попробуем разобраться.
Русский язык не знает выходных, не боится пандемий, а самоизоляция тех, кто стремится им овладеть, иногда идёт ему на пользу. После месяцев работы в режиме онлайн курсы русского языка по всему миру начинают активно набирать офлайн-группы.