RUS
EN
 / Главная / Публикации / Дмитрий Гудков: Граница между литературным языком и сленгом стирается

Дмитрий Гудков: Граница между литературным языком и сленгом стирается

Анна Лощихина23.04.2015

О том, почему современная русская речь теряет образность, почему на неё наступают сленг и жаргонизмы и к чему это ведёт, в интервью порталу «Русский мир» рассказывает профессор кафедры теории словесности филологического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова Дмитрий Гудков.

Вы один из тех экспертов, кто утверждает, что образная речь уходит из современного русского языка, прежде всего, из языка молодёжи. Почему?

– Фразеологизмы не уходят. Пока не уходят… Они попадают под пресс сленга и жаргонизмов, принятых за норму в субкультурных средах, молодёжной, в частности. И вот там их лихорадит.

Насколько сильно? И как меняется психологический и языковой портрет, например, студента-филолога МГУ?

– С содержательными переменами скудно, а вот внешне… Внешне студенты стали раскрепощённее, появилось чувство собственного достоинства. Беглый английский к месту и не к месту, громкая речь. Но вот проблема: чувством собственного достоинства обзавелись, а догадаться, что оно есть не только у тебя, но и у соседа, непосильный для большинства труд. Для сравнения: мне приходилось работать с немецкими и американскими студентами. Там, как часто говорят молодые, свои «тараканы» в головах, но немцы по определению не станут списывать. Для них списывание – воровство, для наших – норма или «прикол», чтобы «было что вспомнить». Это я к тому, что глубинные модели поведения российской молодёжи не изменились.

Тогда откуда берутся радикальные изменения в речи, настолько, что многие филологи заговорили о том, что фразеологизмы исчезают из современном русского языка?

– Они – отражение общих процессов глобализации, которые сильно влияют на «форму» – способ выражения мыслей, но не на содержание. Или, если и есть влияние на содержание, то в гораздо меньшей мере. Чтобы быть верно понятым, приведу пример. Проходим «Войну и мир». Толстого и его мировоззрение, его непротивление злу и насилию невозможно осмыслить без философии истории, а для этого надо вспомнить социальные теории марксизма, романтизма, социал-дарвинизма… Обязательно кто-нибудь, а то и не один студент, спросит: «А какая из этих концепций правильная?». По-моему, знаковый тест на тягу к авторитаризму. Спрос на истину в инстанции характерен для нашего студента. Европеец или американец совсем другой: он может знать всего-то сотню-другую слов по-русски, но уже готов писать авторскую работу по славянофилам.

Читайте также: Тhe Russian soul как ключ к познанию

Могут молодые люди дать устоявшимся фразеологизмам новую жизнь и новые смыслы?

– Соглашусь только с тем, что современные студенты испытывают устоявшиеся фразеологизмы на прочность.

Когда Вы работали как соавтор над Большим фразеологическим словарём (под руководством профессора В. Н. Телия – портал «Русский мир»), не было ли искушения включить в него образные выражения современного русского языка?

– Было интересно наблюдать за динамикой русского языка: что-то приходит, что-то уходит. А вот включить в словарь новые фразеологизмы, вряд ли… Они же нарабатываются веками. Так же долго и тихо уходят. Вот фразеологизм «попасть под красную шапку», то есть быть забритым в царскую армию в рекруты на 25 лет. Современнику это образное выражение ни о чём не говорит. Вместо устаревших выражений появляется огромное количество новых сленговых фразеологизмов – «снесло крышу», «взрыв мозга», «ясен пень»… Сказать, что они устоятся в русском языке как часть речевой культуры, я бы не рискнул. Скорее, все эти новации подходят под определение сленга, который может прижиться как фразеологизм, но – один из тысячи. Другое дело, что таких выражений новая эпоха даёт сотни. И это естественная реакция человека на тот поток веяний, которые неизбежны в эпоху Интернета и высоких технологий.

Если сленговые выражения могут стать устоявшимися, общепризнанными, может, и не стоит бороться за чистоту русского языка?

– Бороться со сленгом – всё равно, что бороться со снегом зимой. Сленг был, есть и будет. Он всегда привлекателен, и не только молодых людей – для профессиональных сообществ или для всё тех же субкультурных сред. Тут есть иная опасность. Образованный человек с развитой речью должен уметь видеть и проводить границу между литературным языком и сленгом. Проблему русского культурного сообщества я вижу в том, что, увы, эта граница часто невидима, а потому стирается.

В чём это проявляется?

– Моя супруга много лет работает в одной из московских школ и регулярно приносит домой сочинения подростков. Дословные цитаты: «Базаров любит Одинцову, но сам он ей глубоко параллелен», «Обломов часто тормозит». И так можно долго «прикалываться». Я вижу эту опасную тенденцию и у своих студентов-филологов: фразеологизмы и сленг смешиваются, нет понимания и умения разделения языковых сред и уместности употребления тех или иных выражений разных весовых и культурных категорий.

Читайте также: Где живёт правильный русский язык?

В русском языке много фразеологизмов, пришедших к нам из английского, французского или немецкого языков…

– Скажу больше. Почти половина исторически укоренившихся фразеологизмов – кальки, переосмысленные кальки, как правило, с европейских языков. Например, «бросать камень в чужой огород» – калька с французского языка. Огород – символ Земли родящей. Камень – оружие, символ бесплодия – «камень ничего не родит». Бросать – агрессивное действие. Все это восходит к древнему полуязыческому обряду, когда заговоренный камешек бросался в чужой огород…

Сегодня новая мощная волна англицизмов, приливающих в русский язык, способна дать новые фразеологизмы эпохи глобализации?

– Тут, как и с молодёжными сленгами. Теоретически – почему нет? Практика, как известно, штука капризная. Вот выражение «проходить красной нитью» – кто в эпоху позднего Средневековья и эпохи Великих географических открытий и разгула пиратства мог предположить, что почти бандитское выражение станет крылатым? Оно пришло к нам из английского языка. В канаты королевского флота эпохи становления Британской империи вплетали красные нити, чтобы эти канаты, тогда большую ценность, не воровали. Особенно пираты и не только они. Англичане тогда ещё не сильно приобщились к высоким европейским ценностям, и за воровство у королевского дома рубили головы.

«Пройти красной нитью» означало как красную нить в помеченном канате, так и отрубленную голову… Поэтому предположить, какие языковые сюрпризы способна преподнести глобализация и наступление англицизмов на русский язык в новом веке, не берусь. Знаю только, что русский язык способен преподносить сюрпризы.

Также по теме

Новые публикации

11 декабря исполняется 100 лет со дня рождения писателя,  публициста, общественного деятеля Александра Солженицына. Известная французская переводчица с русскими корнями Анн Колдефи-Фокар более 30 лет своей жизни посвятила переводу его романа «Красное колесо». И сегодня у неё есть надежда, что и к роману, и к самому писателю ещё вернутся.
8 декабря в Риге, Даугавпилсе и Резекне прошли первые, пилотные, уроки, организованные Санкт-Петербургским государственным университетом и латвийской общественной организацией «Славия». В рамках этого образовательного проекта для соотечественников – учащихся старших классов в интерактивном режиме организовано преподавание истории России, русского языка и литературы.
На мировом рынке образовательных услуг Россия сегодня, по оценкам экспертов, занимает 5-6 место. К 2025 году число иностранных студентов, которые учатся в российских вузах на очном отделении, должно вырасти до 710 тысяч человек – это предусмотрено государственной приоритетной программой «Развитие экспортного потенциала российской системы образования». Доходы от обучения иностранных студентов должны достичь почти 400 миллиардов рублей.
В Москве представили совместный доклад неправительственных организаций «Наследие Второй мировой войны в странах Балтии: как восстановить справедливость для жертв нацистских преступлений». Цель составителей доклада – анализ действий властей стран Балтии в отношении нацистских пособников и их жертв с точки зрения действующего международного права, а также выработка рекомендаций по исправлению сложившейся ситуации.
Обычная устная речь – то, как мы говорим в повседневной жизни – с недавних пор стала предметом пристального исследования учёных-лингвистов. О том, какой практический смысл в таких исследованиях, об изменчивой норме и живой речи рассказывает участница V Международного педагогического форума профессор Санкт-Петербургского государственного университета Наталья Богданова-Бегларян.
Так можно сформулировать девиз 1-й совместной конференции Координационного совета российских соотечественников (КСРС) Саксонии и Тюрингии, состоявшейся 30 ноября в Генеральном консульстве РФ в Лейпциге.
Известный филолог, член Орфографической комиссии РАН, преподаватель кафедры русского языка Санкт-Петербургского университета и участница V Педагогического форума Светлана Друговейко-Должанская рассказала «Русскому миру» об интернет-портале «Культура письменной речи» («Грамма.ру»), современной грамотности, языковой норме и шибболетах.
Существует ли на самом деле российская нация и что делается для подготовки кадров, работающих в сфере межнациональных отношений? Об этом рассказал председатель Комитета Госдумы по образованию и науке, декан факультета государственного управления МГУ, председатель правления фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов.