EN

Мазур Евгения. Великое русское слово: мой Высоцкий…

 / Главная / Фонд / Проекты / 1150-летие славянской письменности / Сочинения / Мазур Евгения. Великое русское слово: мой Высоцкий…

Мазур Евгения. Великое русское слово: мой Высоцкий…

Я слышал вчера - кто-то пел на бульваре:
и голос уверен, и голос красив…
Но мне показалась – устала гитара…
В. Высоцкий

На перекрестке среди шума и толчеи сидит, по всей видимости, бывший заключенный или просто опустившийся на дно человек. Во всё горло, не обращая внимания на окружающих, он поет песню Высоцкого «Кони привередливые». Ему давно за шестьдесят, из-под изодранной тельняшки проступает наколотый профиль Марины и Сталина. Он уже не обращает внимания на шляпу, в которой лежат несколько рублей. Он поет в удовольствие, и песня Высоцкого – это его собственный крик души, это боль от трудно прожитой жизни и горечь несбывшегося.
Этот хриплый голос меня остановил, конечно, можно было пройти, забыв и певца и песню. Я родилась уже после смерти Высоцкого, не знала его славы и его творчества. Этот «певец» пробудил во мне стыд незнания, я захотела познать все то, что скрывали гитарные аккорды и строки, выстраданные жизнью, строки, выстраданные Россией.

Я нашла сборник стихотворений В. Высоцкого, внимательно перечитала стихотворение за стихотворением. Первое мое удивление вызвали строки:

Мне судьба – до последней черты, до креста
споришь до хрипоты (а за ней – немота),
убеждать и доказывать с пеной у рта,
что – не то это вовсе, не тот и не та…

Размышляя над строками этого произведения, я долго думала над желанием поэта испить чашу судьбы до дна. И всякий раз подходил ком к горлу, когда читала строки – крик:

Лучше голову песни своей откручу –
но не буду скользить, словно пыль по лучу!

Чем больше я узнавала об этом прекрасном актере, заявлявшем с московских и парижских подмостков сцены: «Быть или не быть?», чем больше я постигала суть его бытия, тем больше мне он нравился. Казалось, что строчки его поэтических шедевров очень точно воспроизводили истину, рисовали всю реальность жизни. Точность и меткость, яркость и образность – вот отличительные черты этой поэзии. Поэзия выплескивалась бурным фонтаном из его души, но в то же время снова и снова питала самого поэта.

Жизнь Высоцкого – это оголенный нерв, это исцарапанное в кровь тело во время исполнения роли Гамлета, это неповторимая любовь, когда не хочется знать, «что время летит, что все проходит вместе с ним». Его любовь к Марине Влади вызывала зависть и восхищение, сплетни и участие, но в его цикле «Баллада о любви» я нашла ответ на то, что соединяло великую французскую актрису и скандального русского актера. Его произведения, посвященные колдунье, поразили меня нежностью и трепетным отношением к женщине, своей правдой любви:

Люблю тебя сейчас
Не тайно – напоказ.
Не «после» и не «до» в лучах твоих сгораю.
Навзрыд или  смеясь,
Но я люблю сейчас,
А в прошлом – не хочу, а в будущем – не знаю.

Слушая магнитофонные записи с его интервью, читая книгу его жены «Владимир, или прерванный полет», я искала ответы на вопросы: почему не сидевший в тюрьме, не воевавший в Великую Отечественную, не поднимавшийся в горы Высоцкий писал так, как будто все это он испытал? откуда эта реальность? как он смог вместить в себя и белогвардейца из «Двух товарищей», и Жиглова из «Места встречи изменить нельзя», и альпиниста из «Вертикали»?

Ответы я находила в его поэзии:
И вкусы и запросы мои странны,
я экзотичен, мягко говоря:
могу одновременно грызть стаканы
И Шиллера читать без словаря.
Во мне два «Я», два полюса планеты…
Два разных человека, два врага…

Я никогда не занималась альпинизмом, не была в горах, но после чтения цикла «Знаки зодиака» мне захотелось взять рюкзак и пойти к вершине, где «горы спят, вдыхая облака, выдыхая снежные лавины». Теперь я точно знаю, «пусть пройдет немалый срок – мне не забыть» знаменитую «Песню о друге». Я понимаю, что к выбору друзей нужно относиться так, как учил поэт. Чувство дружбы необходимо не только в горах, но и в жизни.

Высоцкий, сын фронтовика, очень много писал о войне. И в знаменитом стихотворении «Он не вернулся из боя» я увидела соединение понятий «мужская дружба» и «самопожертвование». Поэт писал:

Нынче вырвалось – будто из плена  весна –   
по ошибке окликнул его я:
«Друг, оставь покурить!» – а в ответ – тишина…
Он вчера не вернулся из боя.

Читаешь цикл военной лирики Высоцкого, и явственно ощущаешь, как этот «непрофессионал» (так утверждали при его жизни многие) сумел передать всю тяжесть ратного труда. Да, Высоцкий не воевал, был мальчишкой в суровые сороковые, но как сумел он донести до нас всё величие подвига во имя жизни:

На братских могилах не ставят крестов,
и вдовы на них не рыдают.
К ним кто-то приносит букеты цветов.
И Вечный огонь зажигают.

До сих пор в белорусских лесах и в лесах под Москвой сотни братских могил, но… Вечный огонь там не пылает. Солдат, отдавших свои жизни за свободу и независимость нашей Родины, до сих пор не похоронили должным образом. Может, не смогли все мы увидеть то, что увидел поэт:

А в Вечном огне - видишь вспыхнувший танк,
горящие русские хаты,
горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
горящее сердце солдата.

Поэзия Высоцкого о войне поражает своею масштабностью, непосредственностью, откровенностью, пронзительностью. Когда-то он написал «Сыновья уходят в бой». Если бы сейчас спросить служивших в Афганистане или Чечне солдат о том, знают ли они эти строчки, то обязательно кто-то ответил бы: «Это сочинялось нашими ребятами в этих окопах. Это о нас и для нас». Реалистичная картина солдатского подвига поражает. Стихотворение стало гимном воинскому братству, мужеству и героизму:

Кто сменит меня, кто в атаку пойдет,
кто выйдет к заветному мосту?
И мне захотелось: пусть будет вон тот,
одетый во все не по росту.

Сегодня, когда вновь зарево пожарищ пылает над миром, когда ежедневно погибают молодые парни в горячих точках, вспоминается его «Песнь о Земле»:

Кто сказал: «Все сгорело дотла,
больше в землю не бросите семя…»,
кто сказал, что Земля умерла?
Нет, она затаилась на время…

Кажется, что мой любимый поэт очень реалистично рисует чеченские и абхазские поля, горы Кавказа, где вновь полыхают пожарища. Поэт любил в своих стихотворениях перевоплощаться, у него есть удивительная «Песня самолета-истребителя». Каждый, кто летал во время войны, по-моему, мог на все сто процентов согласиться с каждой строчкой. Простыми словами, без вычурности слога, поэт рисует правду войны:

Убит! Наконец-то! Лечу налегке,
последние силы жгу.
Но что это, что?! Я в глубоком пике -
и выйти никак не могу!

Я думаю, что Высоцкий в своей простоте – истинный талант, настоящий, без фальши. Автор, размышляя о трагедии войны, все время проводит мысль о любви к жизни.

Война оставила неизгладимый след в душе полёта, его детские воспоминания о поверженной Германии слились воедино в поэтических строках. Сейчас очень часто можно услышать, что пора обо всем позабыть, я же уверена, что забывать все то, что было более шестидесяти пяти лет назад нельзя! У В.Высоцкого есть необычное по красоте стихотворение « Звезды»:

Мне этот бой не забыть нипочем-
смертью пропитан воздух,
А с небосклона бесшумным дождем
падали звезды.

Великое русское слово его поэзии стало символом России, честной, милосердной, удивительной в своей чистоте.

День за днем постигая загадку души поэта, я понимала, звезда его таланта не может упасть «с небосклона бесшумным дождем». Если все же она сорвется, то, безусловно, сможет растопить оледеневшее сердце, согреть озябшую душу. Поэт писал:

В небе висит, пропадает звезда – некуда падать.

Но разве мало нас, молодых, не знающих его «Страны любви»? Я уверена, что моему поколению звезда Высоцкого поможет осознать себя нужным в двадцать первом веке.

Я и сейчас помню, как в памятную шляпу бросали деньги, бросали из жалости и в память о Высоцком, а старик пел:

Я, конечно, вернусь – весь в друзьях и мечтах…
Я, конечно, спою,
Я, конечно, спою – не пройдет и полгода.

Я благодарна этому человеку, выброшенному за борт корабля жизни, за счастье встречи с творчеством и личностью Владимира Высоцкого.

Мазур Евгения

Новости