EN

Ломаченкова Анна. Будущее

 / Главная / Фонд / Проекты / 1150-летие славянской письменности / Сочинения / Ломаченкова Анна. Будущее

Ломаченкова Анна. Будущее

Прошлое – это время, куда смотрят с гордостью или сожалением, удовольствием или страхом. Прошлого можно бояться. Прошлое можно уважать. Прошлое – как печать на удостоверении души, прошёл-испытал-выдержал.

Настоящее – это железнодорожная станция, зал аэропорта, пристань без корабля. Настоящее – это почти всегда ожидание. Ожидание новых вопросов и новых ответов, новых вызовов и новых побед, окрашенное в солнечные тени, потому что каким бы ярким ни было солнце, завтра оно будет ещё ярче.

Будущее – это надежда.

Это всегда, во веки веков и с начала начал, – надежда.

...Его звали мечтателем и так-и-не-повзрослевшим, он работал в кафе, потому что не сумел стать врачом, и он был Человеком Будущего. Он верил в него. Он верил в него больше, чем во что-либо другое, даже в сверхточном прогнозе погоды он сомневался: чуткие программы и сенсоры метеозондов его интересовали не больше, чем утренняя газета, поэтому они могли твердить что угодно. Газет никто, в конце концов, не выпускает уже лет двадцать; по мнению Человека Будущего, могли бы перестать выпускать и метеозонды – прогноз погоды он не смотрел примерно столько же времени.

Но в будущее он смотрел всегда. Он верил в него безудержно и отчаянно, как в чудо, которое не может не произойти, – и будущее просто не могло обмануть его ожиданий.

Оно должно быть прекрасно.

– Кофе, пожалуйста, – просит какая-то женщина в чёрно-белой униформе, часы на её левой руке предательски выскальзывают из-под рукава блузки, поблескивают серебристым металлом, неслышно щёлкают стрелками.

Верящий-в-Будущее улыбается женщине так искренне, как только может, и вручную набирает заказ на автомате. Автомат глотает карточку посетительницы, мигает экраном и выплёвывает вместе с карточкой чек и рекламку «будущее сегодня». Рекламка, полупрозрачная и тонкая, знакома всем: она предлагает импланты-микропроцессоры. Возможности, прежде недоступные человеку, – легко и удобно, храни в памяти колоссальные объёмы информации, подключайся к любым устройствам одним касанием запястья с вживлённой платой, «будущее сегодня» – работа-развлечения-возможности...

Будущее сегодня.

Никто не носит часов, потому что человек с имплантом всегда знает, который час, и никогда не сомневается в метеопрогнозе: к нему поступают данные с метеостанций в режиме реального времени.

Никто не носит часов, потому что они закрывают тонкую серебристую полоску металла на запястье: устройство ввода-вывода.

Никто не работает в кафе, потому что в кафе стоят автоматы, и любому достаточно протянуть руку, коснуться прохладного гладкого металла и мысленно сделать заказ. Всё остальное сделает имплант – переведёт нервные импульсы в двоичный код согласно заложенной программе и снимет со счёта деньги за кофе.

Человек Будущего тоже был носителем импланта. А ещё он отличался удивительной зоркостью. Он видел, что «будущее», превращаясь в «сегодня», выцветает и блекнет, если что-то ещё способно выцветать и блекнуть в мире негаснущих неоновых реклам и мощных экранов толщиной с бумажный лист. Превращаясь в настоящее, будущее соприкасалось с человечеством и испарялось, оставляя после себя тонкий, едва различимый аромат.

Аромат шептал: посмотри, во что превратилось Будущее.

Посмотри, чем стала твоя вера.

Посмотри внимательнее.

Мир обволакивал кафе, расстилался рассветным дымком над дорогами, звенел ветром в проводах и сиял, сиял, сиял бессмертным светом на тысячах экранов паутиной-сетью подключенных устройств. Сеть стягивалась в узлы и распадалась нитями, окутывая непослушный земной шар.
Работающему-в-кафе было интересно: на Марсе так же?

Дело было вовсе не в сети и не в имплантах, о нет, будущее было прекрасно, оно было восхитительно в своей идее и исполнении, но...

...но сквозь мерцание сети не было видно просветов.

Человечество забывало всё остальное, потому что с библейских времён люди не могли устоять перед искушением, а теперь искушение вилось вокруг сверкающей паутиной. Виртуальный мир был так же реален, как и настоящий, эдемское надкусанное яблоко на рекламах и заставках. Религии были мертвы, потому что новый бог в воплощении Идеи был совсем рядом, вокруг, в барах и офисах, магазинах и жилых квартирах, неслышно звенел током в проводах и предлагал надкусанное яблоко, сияющее белой заставкой при включении импланта.

Новая религия оказалась сильнее прочих.

Человечество устало страдать, – что ж, она не требовала страдать ради вечных благ. Она говорила – наслаждайся, вот твой рай, ты так долго его искал, что же, получай...

И открывала виртуальность с эмблемой Первого Искушения.

...Его звали глупым недоверчивым неудачником: кому нужно кафе, когда ты мог стать врачом? Его звали осторожным и, в общем-то, в чём-то правым параноиком: пора обратить внимание на реальный мир, мы слишком заигрались в мечту, да, ты прав...

Но у кафе уже с очень давних пор был только один посетитель.

Мечта не отпускала, мечта звала, рай совсем рядом, человечество наконец-то добилось его, более того, мы создали его сами!

Мир, лишённый неудобств – «будущее сегодня», подключись к сети.

Мир, лишённый агрессии – забудь о войнах, виртуальность позволит тебе всё, что угодно, подключись к сети!

Мир, лишённый жизни – жизнь шла не здесь.

Жизнь шла в виртуальности. Здесь же...

Человек Будущего был практически никем.

Будущего не было тоже.

Это была стагнация, всеобщая заморозка; в день, когда он понял это, кафе не работало. Человек Будущего ходил по домам и офисам, задавал вопросы и не получал ответа. Ответ никому не был нужен. Его заменил рай, такой же реальный, как и вся его жизнь.

Но рай со времён религий был вечностью, а вечность не любит будущего. Вечность – это только настоящее. Вечность – это всегда ожидание.

Найти рай означало остановить жизнь.

Будущее сегодня. Будущее, отныне и навсегда превратившееся в «сегодня».

Когда он понял и это, он вернулся в кафе, потому что кто-то должен был верить в будущее и ждать его воскрешения. Он был пожизненно осуждён верить в него.

Автомат загудел, перемешивая в чашке кипяток с порошком и источая запах настоящего утреннего кофе, терпкий и пряный, который ни с чем нельзя было спутать. Аромат проплыл по маленькому залу и запутался в волосах женщины, когда он поставил чашку на её столик.

Пока она пила кофе, Человек Будущего мечтал, он не мог представить себе жизни без мечты, – и всё же ему хватило мужества ждать её настоящего, реального исполнения. Виртуальность предоставляла каждому возможность осуществить свою мечту в иллюзорном мире белых заставок, но он рискнул и поставил на свою реальную жизнь, ведь она не могла так его обмануть! Он представлял себе будущее, чудесное, красочное; колонизации дальних звёздных систем и развитие хроноиндустрии – путешествий во времени... будущее, где не будет вечного рая. Человеку не дано быть счастливым, потому что он хочет быть счастливым вечно. Человеку нельзя достигать рая, потому что рай окажется ловушкой.

Поэтому будущее в глазах мечтающего владельца и работника кафе было населено людьми, одинаково счастливыми и несчастными, любимыми и брошенными, добрыми и жестокими, и эти люди больше всего на свете хотели жить. Не быть счастливыми и всемогущими, а просто жить.

Ему казалось, так будет лучше всего.

– Отличный кофе, – женщина благодарно кивнула ему и поставила пустую чашку на стойку. Он улыбнулся в ответ и проводил её взглядом.

В его кафе долгое время, такое долгое, что он уже и не помнил начала этого времени, был только один посетитель.

Она всегда пила здесь утренний кофе и работала официанткой.

...А потом мир свернулся в тоненькую полоску света, схлопнулся в точку и растворился в бесконечной черноте.

Посреди тьмы, бесконечной, как ожидание, сияло невозможной белизной надкусанное эдемское яблоко.

«Благодарим вас за использование виртуальной реальности», – сообщило яблоко идеальной надписью с идеально подобранным шрифтом.

Человек-который-секунду-назад-работал-в-кафе резко открыл глаза и несколько раз моргнул. Выход из сети в этот раз оказался немного непредсказуемым, мир, настоящий и реальный, покачивался вокруг и расплывался ускользающими цветами, как рисунок, на который попала вода.

– Роберт! – рядом с ним оказалась женщина-которая-никогда-не-была-официанткой, встревоженно вгляделась в лицо. – Ты в порядке? Шесть часов в глубоком режиме! Должно быть, дьявольская нагрузка на имплант.

Роберт, Человек Будущего, осторожно кивнул. Цвета и краски вставали на свои места, очертания приобретали привычные формы.

– Да, просто...

Они оба знали, что скрывается в их мыслях. Имплант работает. Имплант выдержал. Виртуальность прошла очередной тест.

Сегодня проект «будущее сегодня» будет запущен.

Убедившись, что всё в порядке, женщина растворилась в обманчиво-искажённой реальности – ушла в соседний кабинет, понял Роберт. Преодолев слабость, неслучившийся владелец кафе встал с офисного кресла и подошёл к широкому окну, скрывавшему за собой неспособный выцветать и блекнуть мир.

«Будущее сегодня», – гласили многочисленные рекламы, гигантскими электронными полотнищами раскинувшиеся на высотных зданиях. Роберт по привычке машинально бросил взгляд на левую руку, но там не оказалось часов. Он перестал носить их полгода назад, когда одним из первых получил имплант. Сегодня эта технология станет доступна всем.

Сегодня они изменят мир.

И будущее превратится в настоящее. Он, Человек Будущего, знал, что оно его не обманет.

И будущее будет прекрасно.

Ломаченкова Анна

Новости