EN

Апатова Екатерина. Поэты никогда не умирают

 / Главная / Фонд / Проекты / 1150-летие славянской письменности / Сочинения / Апатова Екатерина. Поэты никогда не умирают

Апатова Екатерина. Поэты никогда не умирают

Ай-да Пушкин…

…Сентябрь

Начало учебного года наступило так же неожиданно, как и то, о чем я хочу рассказать, мой одинокий, заброшенный в угол дневник.

Еще недавно я была довольна тем, что со мной за одной партой сидел озорной, интересный, общительный, а главное – умный Колька Сидоренко. Да, моему счастью не было границ. Обаятельный и всеми любимый Колька, и со мною за одной партой. Вызывать зависть гораздо приятнее, чем жалость.

Но долгожданный сентябрь и мое неудержимое желание опять сесть за одну парту с Николаем разбилось о камни суровой реальности. В мой школьный парус больше не дует ветер удачи, а вот ветер перемен, пожалуй, задувает. Теперь мой новый !!! сосед – это непонятный, молчаливый, чужой для меня грузинский мальчик, спустившийся с гор,— Баграт Чихвадзе. Вот так имя! Я его с  трудом могу произнести,  не то что запомнить.

Как он оказался в нашем классе, да еще и за одной партой со мной, я не знаю и знать не хочу.

Ужасссс!!!

…Сентябрь

Дневник, надеюсь, ты не очень обижаешься, что я так мало уделяю тебе внимания. Сам понимаешь: учеба, уроки, отметки и ни одной минутки для отдыха.

Ах да, и еще. Чуть не забыла! Мой сосед, помнишь, я тебе о нем писала, сидит со мной уже две недели и хоть бы слово проронил. Странный, очень странный  юноша.

Можно было подумать, что он немой, так нет: учителям на уроках отвечает, а полкласса у него дружно списывают физику и математику. И в шутку называют «чопорным Эйнштейном». С «чопорным» - согласна, но с «Эйнштейном»-- никак. Одна я еще держусь в стороне от этих благотворительных акций и принципиально не соглашаюсь списывать, хотя матемдра достала.

…Сентябрь

О, дневник, это чудеса! Не могу молчать. Сегодня Чихвадзе решил контрошу по физике в считанные минуты и принялся что-то усердно опять решать. Я подумала: человек-машина, ну не сдвинутый ли, и продолжила протирать дырку своим настойчиво-пустым взглядом на доске. Опускаю глаза, а там… ответы задач для моего варианта. Глянь, каким Баграт оказался тонким и все понимающим. А я, дуреха, даже «спасибо» достойно не смогла сказать. Только прошипела машинально что-то. А вообще, он, может быть, даже и ничего. Только говорит по-прежнему мало и с ребятами не тусуется, хотя к нему все очень хорошо относятся.

…Октябрь

Наша учительница по русскому языку задала написать сочинение на тему: «Я хотел бы встретиться с…». Все запыхтели, стараясь снискать всеобщую славу и бонус в журнал. Я уже мысленно представила, как Алиса Дмитриевна будет читать именно мою работу, а я только смущенно улыбаться, мол не стоит таких дифирамбов в мой адрес. Работали все. Один только Багрим сидел и неспешно рассматривал что-то в окне. Да про что ему писать, этому дикому чужеземцу!?

…Октябрь

Мое сочинение, как и двадцать других, удостоилось выставлением баллов и росписью в дневнике, а вот одно сочинение было зачитано перед всем классом вслух. И чье бы вы думали?! Эта была работа моего соседа. От бешенства и тайной зависти часть работы я прослушала и вникла  только к середине. Но прочитанное меня удивило…

… Все мы очень разные: у нас разный цвет кожи, разный цвет глаз, разные семьи и родители, разные проблемы и радости, но всех нас объединяет одно – это небо и солнце, которое светит всем одинаково, и не важно, писатель ты, музыкант, художник, полководец, ученый, гений или офисный планктон, который довольствуется зарплатой в конверте и поездками в Турцию. Мы никогда не устаем удивляться, радоваться, влюбляться, ненавидеть, боготворить и в то же время обижать. У каждого свой путь. Но иногда природа выбирает человека по неведомым нам отличиям и наделяет его всем. И он гений, "солнце" человечества. Он согревает всех. Правда, неизвестно, чем  и когда человечество отплатит ему, но это вопрос судьбы и времени.

Я думаю, что и 200 лет назад это же солнце светило выдающемуся человеку России, да что России—мира. И я имею в виду, конечно же, Гения русской словесности—Александра Сергеевича Пушкина.

Пушкин, с одной стороны, уникальный одаренный человек, но с другой стороны, это такой же человек, как и мы все. Человек со своими привычками, странностями, талантами.

Пушкин любил свой дар, литература была его жизнью. Все свои чувства и мысли он выражал в своих стихах. Обладая высоким духовным талантом, он также имел и большие плотские желания. Мне кажется, так задумано природой для равновесия. Пушкин любил женщин, любил вино, беспрестанно участвовал в дуэлях. Он любил жизнь, и жизнь любила его. Он знал жизнь во всех его красках: палитра была велика—от прозрачно-белых тонов до иссиня-черных.

Его стихи редко были политически направленными и никогда не касались примитивных тем. Пушкин был "абсолютным" романтиком, который мог, как гениальный модельер, предугадать, куда будет дуть ветер поэзии и прозы, чего нужно коснуться, что бы это стало актуальным. Его поэтический «костюм» каждому к лицу и в любое время.

Такому человеку, как Пушкин, не суждено было стать политиком, советским писателем, любимцем двора и придворной «челяди».  Он был чужд этого. Свои проблемы с монархом и правительством Пушкин имел лишь из-за своего свободолюбия, остроумия и насмешки, которая жила в нем. Современная молодежь (в том числе и я) выразилась бы в этом случае - "безбашенный приколист".

Пушкин был некрасив, падок на "женские ножки", нескладен, плох в разговоре, но импульсивен, экстравагантен, эмоционален и ТАЛАНТЛИВ. За его талант люди прощают и забывают все его недостатки. Многие изображают Пушкина идеальным человеком, даже сверхчеловеком. Но самое прекрасное это то, что он обычный смертный. И за это, мне кажется, его надо уважать еще больше. Без его страсти, любвеобильности его стихи были бы пусты. Это были бы холодны, формальные стишки.

Но Пушкин во многом был нетипичен. Вспомним хотя бы, как он любил осень. Это многое говорит о гении. Мало кто из простых обывателей любит осень. Мы не любим ее, так как боимся увядания, смерти, холода и одиночества. Пушкин не боялся этого. Наверное, он знал, что будет жить вечно в сердцах людей: "Я памятник воздвиг себе нерукотворный...". Гармония и природа не знают смерти. Пушкин был частью их, он бы воплощением жизни. Мне кажется, он умер насильственной смертью, так как просто не мог умереть природной, "своей" смертью. Пушкин не мог постареть, он не мог стать стариком. Некоторые люди рождаются стариками, а Пушкин не смог бы стать им. Я рад, хоть это и кощунственно звучит, что Пушкин не стал старым. Какой он был бы в старости? Изменился бы он? Покорился бы человеческим законам? Я не хочу этого знать. Для меня Пушкин - вечно молодой, юный и гениальный. Гении не старятся, им чужды человеческие законы. Я удивляюсь, почему они не умеют летать. Видимо, природе хочется соблюсти хоть какие-то приличия.

Меня просто поражает как Пушкин "серую" действительность превращает в сказку. Самая обыкновенная история в его стихах звучит словно песня, греза, мечта. Его красивый слог имеет силу преображения. Пушкин, словно волшебник, взмахнет пером, как волшебной палочкой, и происходит чудо - появляются прекрасные стихи, волшебные напевы, которые проникают в душу, в сердце каждого. Стихи Пушкина исцеляют, дают жизнь. Может, именно поэтому школьники так любят учить его наизусть). Ведь тот слог мелодичен и бесконечно гармоничен.

Кстати, Вам не интересно, какой бы был Пушкин в наше время? Наверно, он не подвластен влиянию времени. Только бы внешняя оболочка изменилась, но она не важна.

Иногда я представляю себе, что на каждой звезде в небе живет какой-нибудь великий человек. Некоторые из них уже родились, некоторым только предстоит родиться. И Пушкин живет на одной из звезд. Если в безоблачную ночь посмотреть на небо, то можно представить себе его там, пишущего свои бессмертные стихи. На его планете должен быть обязательно стол, заваленный бумагами, чернила, перья и портрет Натальи Николаевны Гончаровой.

Я понял, что Пушкин не мог быть один, и поэтому он со всеми и среди нас. Пушкин - это волна, это шелест одежды, сладость поцелуя. Ведь прежде, чем написать о чем-то, он становился этим. Вот почему он столь прекрасный поэт, вот в чем его талант. Мне показалась звезда всего на несколько минут, но я успел понять. О чем и пишу сейчас. Я надеюсь, и вы поймете меня и посмотрите как-нибудь на безоблачное небо ночью. Я уверяю вас, вы увидите. Только смотрите сердцем, а не глазами.

Я много чего хотел написать о А.С. Пушкине, но нельзя о нем написать все. Многое уже и так написано. Я лишь попытался выразить некоторые отдельные мысли. Работа над этим сочинением доставила мне удовольствие. Но невозможно познать гения до конца, не так ли?

Жаль, что мы с Пушкиным не родились в Пушкинских Горах, на святой земле в одно и то же время, жаль, что Лицей не собрал нас под одной крышей, жаль, что лучшие пушкинские годы жизни в Петербурге не были отмечены нашим знакомством, жаль, что  с первых дней своей жизни я не дышал тем же воздухом, что и Пушкин. Меня не возили в коляске по тем же дорожкам, по которым когда-то ходил сам Александр Сергеевич, меня не учили понимать и любить поэта, пока я не оказался в Беларуси. У каждого своя дорога к великому поэту. У меня она только начинается.

Он пришел ко мне недавно. Ранее Пушкин казался мне или архаичным, или слишком далеким. Гораздо ближе был Руставели с его мужественными героями и юношеским романтизмом. Пушкин пришел ко мне неожиданно. Мой приятель развивал память и для этого ежедневно заучивал пять пушкинских строф. Это было необычно, странно, и я взял в руки томик. И здесь все началось. Это как любовь с первого взгляда—неожиданно и мгновенно…

Таков мой Пушкин. Мой собеседник. То озорной, то задумчивый, то нежный, то ядовитый... Я люблю наблюдать его подвижное лицо, ловить быстрые мысли. С ним легко и спокойно. С ним я забываю о суете, которая норовит увести от самого главного. Он мой друг, и я хочу, чтобы он был жив. Я люблю Пушкина. И рассказал об этом, как сумел. Ну а невысказанное я допишу в следующем сочинении…

Со школы мы вышли всей толпой. Мне домой было в одну сторону с Багратом, и мы медленно зашагали по осеннему бульвару. Казалось бы, говори день напролет, но нет. Мы идем и молчим. Молчание – это особый вид беседы. Оно перестало меня тяготить. Но я решила его нарушить и спросила: «А почему именно Пушкин?». Мальчик скромно улыбнулся, сказав, что ему не сложно аргументировать свой выбор. И рассказ полился мелодичной рекой…

Когда мы вышли на проспект, нас окутал город, бурлящий своей жизнью. Радовало то, что очень неожиданно выглянуло солнце, которое на день исчезло под завесой металлически-холодных облаков, и нас уже не волновали ни лужи, которые остались на асфальте как напоминание о недавней прохладе и не только на улице, но и  в наших отношениях, ни бегущие по домам люди. Мы машинально взялись за руки и ушли в новую жизнь, где над нами светило солнце и мерцала пушкинская звезда. Звезда– одна на двоих.

…Расстаться казалось нам сложно,
Но встретиться было сложней… -

Мне мгновенно вспомнились строки: «Мой первый друг, мой друг бесценный…», как это теперь было похоже на нас.

«Ай-да Пушкин, ай-да сукин сын! Что наша жизнь? Игра!»,—подумала я и улыбнулась.

Апатова Екатерина

Новости