RUS
EN
 / Главная / Публикации / Детские игрушки и российские ценности

Детские игрушки и российские ценности

08.04.2013

У России появилась Стратегия развития индустрии детских товаров до 2020 года – такой документ разработало Министерство промышленности и торговли. Главные задачи, которые ставит Минпромторг, – обеспечить внутренний рынок качественными и доступными детскими товарами, на 20 – 30 % увеличить экспорт детских товаров из России, а также продвигать национальные бренды.

Конечно, ничего плохого в том, чтобы российские садики, детские дома и школы получали игрушки и одежду российских производителей, нет.  Тем более что, по словам заместителя министра промышленности и торговли Виктора Евтухова, правительство собирается обязать детские государственные учреждения закупать детские товары, преимущественно произведённые в России. Ранее аналогичные меры планировалось принять в отношении продуктов питания, техники и лекарств. Помимо надлежащего контроля качества, это даст дополнительные преимущества нашим промышленникам. В России живёт 25 миллионов детей и подростков, а объём рынка детских товаров оценивается приблизительно в 400 миллиардов рублей, треть из которых принадлежит российским компаниям. Если удастся увеличить присутствие российских фирм на этом перспективном рынке, пусть и с помощью административных мер, будет вовсе неплохо.

Но всё же нас в данном случае интересует намерение правительства заняться экспортом российских брендов на, так сказать, промышленном уровне. Вряд ли стоит недооценивать силу детской игрушки. Наши дети играют (играли) в куклы-персонажи американских мультиков,  катают американские «тачки» и стреляют из оружия явно не российского происхождения, носят джинсы и бейсболки. Все родители  знают, что «Лего» – датская компания, а покемоны и бакуганы пришли из Японии. Не в последнюю очередь символами определённого образа жизни являются именно детские товары.

У нас таких брендов практически нет. Точнее есть – те же «Смешарики» или «Маша и Медведь» весьма активно продвигаются на российском рынке, но вот об экспорте вряд ли кто-то задумывался всерьёз.  Между тем некоторые российские товары пользуются спросом за рубежом. Как заявил Евтухов, за границей с охотой покупают российские развивающие игры, сборные модели, головоломки, изделия народных художественных промыслов. Есть успехи, правда локальные, и у некоторых российских мультипликационных героев. Все мы знаем, что японские дети, например, без ума от Чебурашки.

Тот же Чебурашка – не просто необычный добрый зверёк. Это добрый зверёк из России и, как бы ни был интернационален рынок детских товаров, эта деталь довольно существенна.  В Минпромторге, кажется, понимают важность «культурной» задачи – экспорта российских ценностей. По словам Виктора Евтухова, детские товары, их форма, цвет, содержание, воздействуют на психику детей. Конечно, главное – чтобы российские игрушки, одежда были оригинальными, качественными и симпатичными. Ну а российские ценности, кажется, ничем не хуже остальных.

Борис Серов

Также по теме



Новые публикации

В Латвии в самом разгаре Дни русской культуры – праздник, который был возрождён в 2011 году по инициативе местной русской интеллигенции при поддержке российского посольства, Дома Москвы и Рижской думы. В программе весеннего цикла  более 170 различных мероприятий культуры, которые проходят в Риге, Даугавпилсе, Елгаве, Екабпилсе, Юрмале, Резекне, Прейли…
История любой современной нации подобна шкуре зебры — тёмные полосы чередуются со светлыми, почти у всех тёмного в сумме набирается больше. Темная полоса для «начальства» не всегда такова же для народа и наоборот, хотя зачастую они нераздельны. Тёмная полоса в истории одного народа может хронологически совпадать со светлой в истории соседнего. Выжившие нации — итог достаточно безжалостного дарвиновского отбора.
Два года назад в Каирском университете открылась кафедра русского языка и литературы. Организовать всё с «нуля» пригласили профессора русской литературы, доктора филологии Макарем аль Гамри, в чьём послужном списке высокие должности в старейшей египетской «кузнице» русистов-филологов университете Аин Шамс и «арабская Нобелевская премия» по литературе. Чья профессия уже нечто большее – полвека служения русской и арабской литературе.
Эксперт по брендингу городов Василий Дубейковский так и поступил три года назад и не жалеет. В Урюпинске есть то, чего точно нет во многих других российских городах – например, горнолыжный склон в степи, цветомузыкальный фонтан, а скоро там откроется филиал московского вуза. Неудивительно, что делегации из других областей приезжают сюда перенимать опыт, как налаживать жизнь в малых городах России.
12–14 мая в Полтавской области  прошли мероприятия в рамках культурно-гуманитарного проекта «Наш Гоголь». Проект был организован общественной организацией «Объединение соотечественников "Мирные инициативы – развитие"» при поддержке фонда «Русский мир».
В наших СМИ все чаще всплывает тема староверов. Семьи староверов из Боливии, США, Уругвая и Австралии возвращаются в Россию – люди вступают в программу переселенцев, репатриируются, государство выделяет им землю на Дальнем Востоке и надеется, что трудолюбивые и любящие Россию староверы окажутся той самой «закваской», «прививкой настоящего русского крестьянства», которая спасёт страну от развала и превратит её в рай на земле.
Сергей Садовников, историк-архивист по образованию и редактор журнала «Военная археология», с 1989 года занимается поиском пропавших без вести солдат Великой Отечественной. По его мнению, поисковое движение – самое массовое и действенное общественное движение в России. Мы поговорили о работе поисковиков, о том, что в ней главное, и о движении в целом.