RUS
EN
 / Главная / Публикации / Бросить всё и уехать в Урюпинск

Бросить всё и уехать в Урюпинск

Светлана Сметанина19.05.2017

Эксперт по брендингу городов Василий Дубейковский так и поступил три года назад и не жалеет. В Урюпинске есть то, чего точно нет во многих других российских городах – например, горнолыжный склон в степи, цветомузыкальный фонтан, а скоро там откроется филиал московского вуза. Неудивительно, что делегации из других областей приезжают сюда перенимать опыт, как налаживать жизнь в малых городах России.


Василий Дубейковский рад, что закрепился в Урюпинске

– Три года назад вы с семьёй переехали из Москвы в Урюпинск. Почему вы это сделали и почему именно Урюпинск?

– Ещё до того как мы познакомились с Урюпинском, у нас были планы получить опыт жизни в малом городе. До этого я жил только в миллионниках – в Екатеринбурге и Москве. В силу ряда причин есть такие базовые преимущества малых городов по сравнению с большими. И нам хотелось пожить в этой среде – получить такой опыт. Тем более у нас должна была родиться дочка, а маленьким детям в малых городах уж точно лучше, чем в больших, – вода, экология, воздух. Плюс с возрастом приходит понимание, что хочется быть полезным городу, в котором ты живёшь. И в маленьком городе активному жителю легче реализоваться, чем в большом. Просто потому, что там каждый житель важнее на общегородском уровне, чем в большом. 

А почему именно Урюпинск? Мы выбирали из тех городов, которые мы неплохо знаем. А поскольку я занимаюсь брендингом городов, знаю их немало. И Урюпинск – один из тех городов, с которыми мы работали. И у него есть какой-то свой мир, устоявшаяся культура. Он достаточно старый – 400 лет будет в следующем году. При этом рядом нет больших городов, и Урюпинск, что называется, варится в собственном соку. Но в то же время у него есть собственное лицо – его явно можно отличить от многих других малых городов России. 

Ещё важный момент: там очень хорошо работают многие общественные институты. И там нет таких во многом стандартных для России больших проблем с властью – с точки зрения её адекватности и работоспособности. Есть нормальный уровень доверия и уважения горожан к администрации, которая делает много классных и приятных вещей. И поскольку мы хотели что-то делать на общегородском уровне, нам неминуемо надо было сотрудничать с администрацией.  И то, как она устроена в Урюпинске, какая там есть преемственность, и то, что принято, независимо от политических взглядов, делать всё на благо города, – вот это и подкупило. 

В Урюпинске очень чувствуется любовь к своему городу. Люди могут поругать власть, жизнь в целом, но ругать свой город – это вы вряд ли услышите. И нам тоже хотелось жить в городе, который в себе уверен. Не хотелось ехать куда-то, чтобы что-то спасать. Хотелось жить в классном, удобном городе, в котором можно делать современные проекты. Ну и конечно, важно было, что у города есть бренд – «Столица российской провинции». 

– Вы уже немного знали город, в который переезжали, а за прошедшие три года что-то ещё открыли в нём нового и необычного?

– Я каждый день в нём что-то новое открываю – мне очень нравится, что здесь если хотят что-то сделать, просто берут и делают. Мне приходится часто ездить по работе. Уедешь в Москву или куда-то ещё на неделю, возвращаешься и видишь что-то новое. И когда постоянно видишь улучшения, это очень радует. Чем больше мы здесь живём, тем больше любим Урюпинск, и даже трудно вспомнить моменты, которые бы разочаровали.

– Принято считать, что в больших городах и в провинции люди различаются. А чем отличаются урюпинцы?

– Я-то как раз считаю, что люди по большому счёту не отличаются не только в Москве или Урюпинске, но и вообще во всём мире. Но при этом, конечно, есть моменты, которые как раз связаны с городской идентичностью, с ответом на вопрос – кто ты, откуда ты? Есть идентичность по национальному признаку, а есть по городскому – когда люди себя ассоциируют с конкретным городом, – и она в России очень сильна. Из-за того, что у нас малая территориальная мобильность, сильны истоки и традиции, наши люди очень сильно привязаны к своему городу. 

Какого-то особого антагонизма между Москвой и Урюпинском я не вижу. Наоборот, наш город очень нацелен на сотрудничество с Москвой. Но вот чем точно отличаются урюпинцы – они работящие, не отлынивают и честно выполняют свою работу. И это то, что я бы хотел перенять у местных жителей. Они могут быть достаточно холодными на первый контакт. Наверное, это что-то от казачества – всё-таки этот город был основан как казачья станица. При этом урюпинцы склонны к авантюризму. Несмотря на то, что город в каких-то аспектах консервативный, православный, казачий, но при этом урюпинцам очень нравится, когда делают что-то современное.  Мы не хотим быть тем городом, который прославляет себя через то, что было раньше. 


Василий Дубейковский уверен, что семье лучше жить в Урюпинске

– А что конкретно нового там появилось за последнее время?

– Например, у нас есть свой горнолыжный склон, который сделан одним предпринимателем для местных жителей. При этом у нас степь и гор нет, а склон находится в овраге, и там стоит вышка. Так что теперь у нас даже проводятся межрегиональные соревнования по горнолыжным видам спорта, а молодёжь серьёзно занимается сноубордом. 

Долгое время в Урюпинске был собственный вуз – филиал Волгоградского государственного университета. Два года назад он закрылся, хотя мы очень этого не хотели. Но теперь мы нашли нового партнёра – уже из Москвы – и скоро состоится открытие нового вуза. В прежнем обучалось примерно 1200 студентов – при этом 300 человек приезжали из других городов. И это в городе, где проживает 39 тысяч человек. Многие малые города вообще не рассматривают возможность открытия вузов. А у нас наоборот – потрясающий пример того, что даже в случае закрытия учебного заведения, можно, если очень захотеть, добиться открытия нового. 

У нас с 1 мая по конец сентября каждый день с 8 вечера до 6 утра перекрыта главная часть улицы Ленина – она становится пешеходной. И получается такой эффект городского променада. Там же расположен цветомузыкальный фонтан – тоже большая редкость для малых городов, парк аттракционов, скверы с современной городской мебелью – например торшерами, которые освещают наш город по ночам.

– В Урюпинске также активно развиваются территориально-общественное самоуправление…

– Это прекрасная инициатива, когда не администрация города должна думать, как благоустраивать дворы, а сами жители, которые объединяются и в содействии с администрацией сами решают, что нужно сделать. Урюпинск номер один по количеству ТОСов – их здесь 53. Для сравнения: в Ульяновске – 66, а живёт там 620 тысяч (в Урюпинске – 39 тысяч человек). В Урюпинске почти все дворы благоустроены – обычно тех, кто к нам приезжает, удивляет уровень благоустройства в городе, не только на проспектах, но и во дворах. 

У меня во дворе ТОС «Единство». И если я хочу, к примеру, устроить во дворе гаражную распродажу, я иду в свой ТОС и они меня поддерживают. Кто-то затевает во дворе клумбочку и знает, что у меня есть машина, обращаются – Василий, помоги грунт привезти. Федеральный закон про ТОСы много где по России не работает, потому что местные администрации часто пытаются его использовать чисто в политических целях. Но у урюпинцев очень сильно понимание, что это наш город и наша земля. Потому что это изначально казачья станица и не давит какой-то большой город поблизости. 

– Вы наверняка знаете людей, которые живут в вашем дворе?

– Многих знаю. И меня многие знают. В подъезде мы все всегда здороваемся, скидываемся на уборку. В подъезде чисто, ухожено, ни у кого даже мысли не возникает где-то намусорить или взять чужое. 

 – И ребёнку не страшно во дворе гулять…

– У нас такая история: мы раньше жили в частном секторе, а сейчас живём в самом высоком здании Урюпинска – пятиэтажке. И когда дочка была совсем маленькой, мы выставляли коляску на улицу и открывали своё окно на втором этаже, чтобы услышать, если вдруг она заплачет. И мы ничего не боялись. Но достаточно быстро мы поняли, что за нашей Надеждой присматривают. Ставишь коляску, и сразу примерно восемь бабушек выходят на пост – на балкон. Бабушки – наша сила, и ТОСы держатся на бабушках. И в этом плане нам вообще не за что волноваться, потому что надзор – ого-го! В больших городах ФСБ пытается контролировать, а у нас с этим бабушки вполне справляются.

– Вы же недавно выпустили книжку-пособие «Делай как Урюпинск», где собраны ваши самые удачные и эффективные городские практики, и даже начали её распространять в других городах. 

– Да, мы прямо сейчас занимаемся её отправкой главам всех малых и средних городов России – всего 945 городов. Мы получили президентский грант на печать книги. Также мы занимаемся краудфандингом – собираем деньги на проект семейного монтессори-клуба «Семечка». И там один из призов – это книга. 

– А отклики из других регионов уже есть?

– Да, и это очень показательно – из Калужской области, которая уже много лет по многим показателям является примером для многих остальных регионов. В августе в Урюпинск приедет группа – примерно сорок человек – представители многих муниципалитетов Калужской области, чтобы учиться, как развивать маленький город. Это специальная делегация по линии губернатора Калужской области. Они хотят приехать и вживую пообщаться с людьми, чтобы понять, как тут у нас всё устроено. Город Глазов в Удмуртии собирается развивать несколько наших практик. 

– Многие делают ставку на туризм. А Урюпинск?

– Моя позиция – я против классического подхода к туризму. Я считаю, что туризм – не панацея для нас. Мы подходим к нему прагматично: для нас туризм нужен для денег. Но при этом турпоток есть, и он развивается. У нас круто поднялась инфраструктура по приёму – открылось много гостиниц. Мы сейчас активно развиваем конгрессную деятельность – говорим московским компаниям: хватит делать корпоративы в Подмосковье, приезжайте в Урюпинск и проводите форум по любой теме. У нас прекрасный зал на триста мест, есть кейтеринг – в общем, всё, что нужно для таких мероприятий. 

– В следующем году Урюпинску 400 лет: что-то грандиозное предполагается?

– К юбилею область помогает нам сделать новый дом культуры. Но в целом мы больше сконцентрированы на внутренней части – на самих жителях. Мы запустили такой проект: 400 лет – 400 проектов. Идея – за два года реализовать 400 проектов и мотивировать жителей к участию в них: вот ты давно что-то хотел сделать в городе, и сейчас самое время – давай, делай. 

Мы будем учить, как находить ресурсы, – тому же краудфандингу. То есть мы хотим использовать юбилей даже не для активации внешнего интереса к нам, а для внутреннего понимания, что это наш город. И если есть проблема, ты её просто реши. И это гораздо лучше, чем про неё просто говорить. 
  

Также по теме



Новые публикации

В Латвии в самом разгаре Дни русской культуры – праздник, который был возрождён в 2011 году по инициативе местной русской интеллигенции при поддержке российского посольства, Дома Москвы и Рижской думы. В программе весеннего цикла  более 170 различных мероприятий культуры, которые проходят в Риге, Даугавпилсе, Елгаве, Екабпилсе, Юрмале, Резекне, Прейли…
История любой современной нации подобна шкуре зебры — тёмные полосы чередуются со светлыми, почти у всех тёмного в сумме набирается больше. Темная полоса для «начальства» не всегда такова же для народа и наоборот, хотя зачастую они нераздельны. Тёмная полоса в истории одного народа может хронологически совпадать со светлой в истории соседнего. Выжившие нации — итог достаточно безжалостного дарвиновского отбора.
Два года назад в Каирском университете открылась кафедра русского языка и литературы. Организовать всё с «нуля» пригласили профессора русской литературы, доктора филологии Макарем аль Гамри, в чьём послужном списке высокие должности в старейшей египетской «кузнице» русистов-филологов университете Аин Шамс и «арабская Нобелевская премия» по литературе. Чья профессия уже нечто большее – полвека служения русской и арабской литературе.
12–14 мая в Полтавской области  прошли мероприятия в рамках культурно-гуманитарного проекта «Наш Гоголь». Проект был организован общественной организацией «Объединение соотечественников "Мирные инициативы – развитие"» при поддержке фонда «Русский мир».
В наших СМИ все чаще всплывает тема староверов. Семьи староверов из Боливии, США, Уругвая и Австралии возвращаются в Россию – люди вступают в программу переселенцев, репатриируются, государство выделяет им землю на Дальнем Востоке и надеется, что трудолюбивые и любящие Россию староверы окажутся той самой «закваской», «прививкой настоящего русского крестьянства», которая спасёт страну от развала и превратит её в рай на земле.
Сергей Садовников, историк-архивист по образованию и редактор журнала «Военная археология», с 1989 года занимается поиском пропавших без вести солдат Великой Отечественной. По его мнению, поисковое движение – самое массовое и действенное общественное движение в России. Мы поговорили о работе поисковиков, о том, что в ней главное, и о движении в целом.