RUS
EN
 / Главная / Публикации / Новая мода из бабушкиного сундука

Новая мода из бабушкиного сундука

Сергей Виноградов13.02.2017

Традиционная русская одежда медленно и для многих незаметно возвращается в повседневный быт. Скрип валенок по грязному городскому снегу и сарафанный крой современных платьев пока не бросается в глаза и уши, но в дизайнерских студиях, ателье и мастерских эту тенденцию отмечают уже несколько лет. 

Заказчики и дизайнеры черпают идеи для выходной и повседневной одежды в бабушкиных сундуках. По словам мастеров и специалистов по русскому костюму, новую моду, как ни странно, во многом сформировал Интернет, который многие считают губителем традиций. «Информации о подлинной русской культуре и старой жизни стало больше, люди увидели подлинную одежду предков, а не ту, в которой пляшут эстрадные ансамбли русской песни, и заинтересовались ей», – говорит педагог и мастер из Вологодской области Лариса Розова. 

Сваляно для жизни

Легендарный французский актер Пьер Ришар, приехав на съемки в Вологодскую область несколько лет назад, три дня ходил в валенках. Домой во Францию он увёз три пары – подаренную и две купленных на ярмарочных развалах. Сказал, что мягче и теплее обуви не надевал. И очень удивлялся, что местные жители не носят валенок, хотя в центре Вологды они продаются на каждом углу.


 Наталья Кириллова

Наверняка, на развалах, которые увидел Ришар, были и валенки, сделанные мастером из глухой вологодской деревушки Слизово Натальей Кирилловой. Жюри лондонского фестиваля-конкурса «Этно арт фест», вручая ей диплом за второе место в номинации «Этнический стиль», вероятно, думало, что расписанные под хохлому валенки – выставочная модель, и оценивали в большей степени рисунок, а не крой. Но не тут-то было – в валенках Натальи Кирилловой ходят по всей стране и даже за границей. Большинство её изделий-произведений, свалянных в крохотной мастерской при деревенской избе, расходятся в Вологодской области по ярмаркам и магазинам, но интернет-заказы поступают из десятков регионов России и зарубежья. Январские морозы этого года спровоцировали ажиотаж, а следом и дефицит на валенки вологодской пенсионерки.   

Валянием валенок женщина занялась на пенсии. Когда дети выросли и из телятника проводили с почестями (не хотели опускать опытного животновода), стала искать, чему себя посвятить. Дети подарили компьютер, и всемирная сеть открыла в Наталии Кирилловой талант валяльщицы удобной обуви. В Интернете она не только нашла уроки и советы (впрочем, и у живых мастеров брала уроки), но и картинки. «Понравится узор, я и вышью его на валенках, – рассказывает она. – Красота неописуемая». Коллеги долго относились скептически к творчеству валяльщицы за его несоответствие традициям, и в объединения ремесленников пенсионерку не принимают. А покупатели берут, заказывают и, что самое главное, – носят. Теперь и Лондон оценил.    
  
Валенки работы Н. Кирилловой

Наталья Кириллова не останавливается в своём развитии и сейчас работает над городской версией валенок. Есть у неё идея скрестить валенки с калошами, а внешний вид приблизить к элегантным сапожкам.  Ездит учиться к городским сапожникам кроить, разминать и натягивать кожу на пятку и носок. Чтобы никто не сказал её покупателю: «Эй ты, деревня».

Где купить тулуп?

Участники артели кулачных бойцов «Буза» из Череповца одеваются по моде некрасовского «мужичка с ноготок» уже несколько зим. Пошили по случаю тулупы для всего коллектива, когда готовили свой первый кулачный бой на местной ярмарке, да так и оставили их для повседневной носки. Удобно, тепло, свободно. 

Последний зимний фестиваль «Стать севера», который организует «Буза» с друзьями, выпал на тридцатиградусный мороз, и самой посещаемой площадкой стала палатка с обогревом и горячим чаем. Лишь бузники не только не прятались от мороза, но даже расстёгивали верхнюю пуговицу полушубков для свободы движения.


Артель «Буза»

«Людей одели в пуховики и ботинки на тонкой подошве, но что они могут против настоящих русских морозов, – говорит лидер и основатель артели Денис Антипов. – У людей в домах попросту нет нормальной одежды, в которой было бы не страшно выйти в любую погоду. Поэтому либо дома сидят, либо передвигаются перебежками. Нормально это? Куда ушла подлинная русская одежда, почему ее так быстро забыли? Сегодня она считается экзотикой, и к нам довольно часто подходят люди и спрашивают – где купить тулуп, толстые рукавицы, валенки. Можете себе представить?»

Для Вологодчины не редкость, когда гости загородных рождественских, новогодних или даже масленичных гуляний переодеваются в «зимнее» в салонах дорогих заграничных автомобилей. Подъехали в кардиганах и френчах, а хоровод водят в полушубке или теплом казакине, который в остальное время лежит в багажнике рядом с запасным колесом. На всякий пожарный.   

Современная старина

Почему не носят в городе и надевают только по карнавальному поводу? Стесняются.
 
«И их можно понять, – считает рукодельница Дома ремёсел, которая много лет изучает русский костюм. – Многие представляют себе русскую одежду по тем праздничным ярким образцам, которые мы видим по телевизору, на картинках или в музеях, ведь большинство сохранившихся вещей – праздничные. Потому что их берегли. Конечно, если надеть на улицу жёлтый сарафан и лапти и повязать красную косынку, это привлечёт ненужное внимание, как всякий кич. В современную жизнь эти вещи не вписываются. А чтобы вписать, нужно найти правильное сочетание традиции и привычного глазу облика, попутно объясняя и раскрывая людям ту гармонию, которую заложили наши предки в каждый элемент одежды. Этим мы с коллегами и пытаемся заниматься».

«Я сшила себе русский сарафан, который надеваю уже несколько лет на работу, на прогулку, в гости – куда угодно, – продолжает она. – Он серенький, и его не сразу распознаешь, разве что по лоскутной оборке. Нужно приглядеться. Но мне-то сарафан даёт свободу, лёгкость, спокойствие и чувство защищенности. Это непросто объяснить». 


Современный сарафан

По словам педагога и мастера фольклорно-этнографической студии «Матица» Ларисы Розовой, незаметных «сарафанов», сшитых по народным лекалам, на современных женщинах больше, чем можно себе представить. «Либо в крое, либо в декоре, либо в выборе тканей многие старые образцы возвращаются, – рассказывает она. – Особенно это распространено в верхней одежде. Например, шьют по заказу женские пальто, используя традиционный русский крой. Это красиво, женственно, многим очень идёт, к тому же это выглядит очень современно. Наверное, потому что изрядно забыто. Если говорить о мужчинах, знаю, что в Екатеринбурге очень популярны валяные шляпы, их надевают на праздники и повседневно тоже носят. А в Москве одна известная фирма шьёт русские рубахи в старинном стиле, которые покупают модные брутальные мужчины»

В Доме ремёсел, известном на всю Вологодчину, Ольга Денисова и другие мастера открыли студию дизайнерской одежды в русском стиле «Златояра», в которой сами шьют и учат желающих пошиву не кичевой и не праздничной, а повседневной одежды. На занятиях изучается крой старых деревенских и городских платьев, сарафанов и головных уборов – в Доме ремёсел собрана их  богатая коллекция. «Интересующихся очень много, – говорит Ольга. – Приходят не модницы, а те, кто желает оживить в себе женщину. Ни больше ни меньше». 

«Возьмём головные уборы из жизни наших прабабушек, – говорит она. – Какое разнообразие, какая потрясающая красота… Не во всяком современном магазине найдёте такое количество и богатство, как в иной деревне. Общество подчёркивало особое положение женщины, жены и матери».   

Также по теме



Новые публикации

В программе освоения Дальнего Востока государство придаёт большое значение переезду семей старообрядцев из Южной Америки. Первые попытки сложились не слишком удачно. Но теперь власти на самом высоком уровне намерены сделать всё, чтобы возвращение староверов на свои исконные дальневосточные земли стало как можно более массовым.
История России и пути православия в России неотделимы от истории многочисленных ересей. Почему такое широкое распространение получали секты? Очевидно, людей не удовлетворяла та духовная жизнь, которую им предлагала официальная церковь. По своей простоте и неучёности или наоборот – из-за слишком высоких духовных запросов, но люди искали своего бога – и своих путей к нему. Иногда эти пути были нелепыми, иногда – чудовищными.
Изучать гаммы или бегать по поляне с сачком, слушая птиц, – что лучше для приобщения ребёнка к музыке? Эта проблема стала основной темой шестой сессии Научного совета, который собрался в музее-усадьбе Петра Ильича Чайковского в Воткинске (Удмуртия). Сессия собрала ведущих исследователей в области теории и преподавания музыки из более чем тридцати регионов России.  
Ни для кого не секрет, что в наши дни в вузах Италии в области преподавания русского языка как иностранного существует ряд трудностей: в группах очень много студентов, посещение занятий для них свободно, а количество аудиторных часов невелико. В таких условиях необходимо давать учебный материал в короткие сроки, в максимально концентрированном виде и в занимательной форме.
Очень часто приходится слышать то про одно, то про другое: не женское это дело. Тем не менее даже в патриархальной дореволюционной России жили женщины, которых не останавливало непонимание близких, неприятие общества, невозможность получить хорошее образование и нормально заниматься любимым делом.
Мы привыкли, что Аляска — это где-то далеко. Очень далеко, другой край света – и географически, и исторически. Без малого полтора столетия прошло с тех пор, как над Ново-Архангельском, впоследствии ставшим Ситкой, взвился флаг Северо-Американских Соединённых Штатов. Но есть люди, которые сохраняют добрую память о русском присутствии в Америке.
В Год экологии Московский зоопарк разработал необычный проект – экокультурный маршрут с посещением уникального в России Центра воспроизводства редких животных. Идея оказалась настолько востребованной, что на первый тестовый тур пришло почти триста заявок от желающих. Зачем зоопарку заниматься туризмом, рассказывает заместитель генерального директора Московского зоопарка Евгения Пономарёва.
История взаимоотношений Швейцарии с Россией исчисляется столетиями, и её поворотным моментом принято считать Венский конгресс 1814–1815 годов, на котором Александр I принял для России решение стать одним из государств – гарантов постоянного нейтралитета Швейцарии. Особенно важную главу в отношении двух стран составила история небольшого, но активного сообщества русских эмигрантов-марксистов.